Общество

Церковь и общество: изоляция или перегруппировка сил?

Разжигание противоречий между мусульманами и РПЦ опасно для страны

На фоне стремительного обострения ситуации на Северном Кавказе после убийства суфийского лидера Дагестана Саида-афанди Чиркейского, на задний план отошло другое событие конца августа, которое, несомненно, является знаковым в жизни страны и ее мусульманской Уммы.

Совет муфтиев России провел IV-ый съезд, на котором на должность председателя был переизбран шейх Равиль Гайнутдин. Такое решение было предсказуемым, в виду безальтернативости выборов и отсутствия на религиозном и политическом поле страны более влиятельной и значимой мусульманской фигуры.

Жесткое заявление

Кроме переизбрания председателя важным моментом Съезда стало принятие Заявления Совета муфтиев России по ситуации в России и в мире, где в частности, высказывалась обеспокоенность и безотлагательно требовалось внесение ясности в отношении все более набирающего силу процесса необоснованных запретов исламской просветительской литературы.

В Заявлении обращалось внимание и на деструктивную роль ряда псевдо-экспертов, предлагающих ограничения и дискриминации в работе на исламском поле России выпускников высших исламских учебных заведений. Отмечалось, что подобный подход способствует резкому возрастанию взаимной подозрительности и недоверия в российском обществе, особенно негативно сказываясь на молодежи.

Также, делегаты обратились к СМИ с призывом корректнее освещать вопросы, прямо или косвенно связанные с религиозной тематикой, в частности с Исламом, дабы не задевать чувств верующих, в связи с чем разработана и принята «Памятка журналиста по не оскорблению чувств верующих мусульман». В памятке, в частности разъясняются основные термины по Исламу, часто используемые представителями СМИ в нарицательном контексте.

Сопредседатели Совета муфтиев России на IV-ом съезде организации

Путь служения

Финалом IV съезда стал торжественный прием в ресторане отеля «Ренессанс» по случаю юбилея – 25-летия служения Исламу в качестве имама главной мечети страны шейхом Равилем Гайнутдином. В мероприятии приняли участие представители дипломатических миссий, исламское духовенство, известные общественные и политические деятели.

Журналистское сообщество, освещавшее мероприятие отметило отсутствие на чествовании муфтия Равиля Гайнутдина представителей Русской Православной Церкви. Это было неожиданно, поскольку Церковь никогда ранее не игнорировала мероприятия подобного масштаба.

Оттого ряд экспертов высказали предположение, что сегодня на наших глазах происходит охлаждение отношений  во внутриконфессиональном диалоге в стране после истории с запретом исламской литературы, в которой участвовал диакон РПЦ Георгий Максимов.

Теология отступает в борьбе идеологий

Напомним, в начале весны разгорелся громкий скандал в связи с запретом одним из провинциальных российских судов сразу 65 классических исламских произведений, среди которых были и хадисы Пророка Мухаммада (2-ой по значимости канонический источник Ислама после Корана).

Ситуация осложнялась тем, что экспертизу, на основании которой был произведен запрет, проводил клирик РПЦ Георгий Максимов. От Церкви тогда так и не последовало официальных комментариев по этому поводу.

Мусульманская общественность выступала с требованием проведения масштабных митингов в дни празднования мусульманского праздника Ураза Байрам, когда на улицы выходят сотни тысяч мусульман.

Кроме того, в ряде тезисов обращения к Равилю Гайнутдину некоторые горячие представители мусульманской общественности требовали запросить официальные комментарии от представителей РПЦ и даже разрыва всех отношений с Церковью, о чем СМИ были проинформированы на пресс-конференции в РИА-Новости главой аппарата СМР Рушаном Аббясовым.

Закономерное недоразумение

Является ли игнорирование юбилея Гайнутдина следствием охлаждения отношений между представителями двух ведущих конфессий нашей страны, мы попросили прокомментировать Председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества, протоирея Всеволода Чаплина.

В комментарии «Кавказской политике» он озвучил поздравления в адрес муфтия Равиля Гайнутдина по поводу 25-летнего юбилея духовного служения и выразил недоумение относительно отсутствия на мероприятии официальных представителей от РПЦ:

-Я не был в Москве в эти дни, но представитель Церкви должен был быть, я лично его направлял, почему не был – я выясню. Мы благодарны за приглашение Совету муфтиев и я еще раз повторяю, что представитель должен был присутствовать на мероприятии. Что касается истории с запретом исламской литературы, то на момент экспертизы Георгий Максимов не был священником.

И он не был сторонником объявления древних религиозных текстов экстремистскими. И я к нему в этом присоединяюсь. Но есть псевдо-религиозные тексты, как-то псевдо-православная литература. И могут быть такие тексты, опирающиеся на религиозные учения иных религий, которые являются экстремистскими и государство должно защищать себя таким образом», – сказал Всеволод Чаплин.

Между тем Церковь столкнулась с ростом протестных настроений в обществе после последних скандалов связанных с квартирой Патриарха и предметами роскоши, с запретом исламской литературы и арестом участниц группы Pussy Riot. На этом фоне эксперты считают политической ошибкой ослабление межконфессионального диалога и игнорирование событий подобных юбилею одного из самых авторитетных исламских деятелей страны.

«Нет альтернативы открытому, партнерскому диалогу» 

- Совет муфтиев России за последнее время несколько раз выражал свою поддержку Русской православной церкви, подвергающейся сейчас масштабному удару со стороны либерального лобби. Так было в случае с дебошем «пуссириоток» в Храме Христа Спасителя, с информационными атаками на патриарха и на традиционные ценности. Это естественная для СМР позиция. Ведущие структуры, представляющие православных и мусульман страны, должны поддерживать партнерские отношения, – считает исламовед, политолог, Абдулла Ринат Мухаметов.

-  Не исключаю, что отсутствие поздравления от РПЦ в адрес главы СМР Равиля-хазрата Гайнутдина – это результат недосмотра соответствующих служб внутри Церкви. Сейчас у них огромное множество проблем, которыми они заняты. Плюс внутри РПЦ идут перестановки, – полагает эксперт

- С другой стороны, очевидна активность антиисламского лобби, которое пытается навязать Церкви свою линию, свою политику, свое видение того, как РПЦ должна строить свои отношения с мусульманами. Эти деятели, т.н. «исламоведы» и «стратегические исследователи», всячески пытаются втянуть православных в конфликт с исламским сообществом. Они хотели бы, чтобы Церковь чуть ли не взяла курс на «христианизацию» и «русификацию» «национальных окраин» в дореволюционном духе, – констатирует исламовед.

- Не думаю, что их позиция для РПЦ является определяющей. Здравомыслящим людям очевидна грубость и абсурдность целей исламофобов. Альтернативы налаживанию открытого и партнерского диалога православных и мусульман, СМР и РПЦ нет, – заключил в комментарии «Кавказской политике» Абдулла Мухаметов.

Война идей

Последние годы нарастает давление на религию. С позиции верующих эта борьба легко объяснима, ожидаема и предрешена. Это борьба веры и неверия, истины и заблуждения, нравственности с греховностью.

С позиции же исторического и политического анализа есть необходимость расставить некоторые акценты. Сегодня РПЦ подвержена в большей степени внесистемным нападкам воинствующего либерализма и атеизма с целью ослабления государственности и клерикализма, к которому в исторически сложившейся традиции тяготеют православные иерархи.

С другой стороны вторая по величине адептов конфессия – Ислам подвергается нападкам со стороны некоторых чиновников и силовиков исламофобов, подменяющих интересы государства в отношении с мусульманами своими страхами и предрассудками в отношении этой мировой религии.

С их стороны наблюдаются попытки остановить бурный рост активности исламской общины. Причем не только в общественном поле, но и даже в рамках официальных Духовных управлений. Именно этим можно объяснить дробление исламской уммы, искусственное фрагментирование и создание марионеточных централизованных объединений мусульман в противовес существующим.

Системный накат на СМР, который случился после недавней попытки запуска объединительного процесса духовных управлений, а также на духовные структуры в российских регионах, как, например, в Осетии, не столько ослабляет само мусульманское духовенство, сколько расчищает поле для деятельности радикалов.

Автор: Магомед Туаев

Комментарии 0