Их нравы

Архив: АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ об «исламофобском закулисье Кремля»

"Портал-Credo.Ru": Конец 2010 года ознаменовался вспышкой исламофобии в России. Началось все с истории вокруг возведения мечети в московском районе Текстильщики, продолжилось шумом вокруг праздника Курбан-байрам и реконструкции московской Соборной мечети. Апогея эта волна достигла на Манежной площади, где была организована акция ультра-националистов. И, наконец, закончилось все это информационной кампанией против лидера российских мусульман шейха Равиля Гайнутдина. С чем, по-Вашему, связан этот всплеск?

Абдул-Вахед Ниязов: Последние события показали, что в России есть очень сильное антиисламское лобби. Исламофобы представлены и во властных структурах, и в правоохранительной системе, и в масс-медиа, и, к сожалению, в системе братской для нас Русской Православной Церкви Московского патриархата. И, что еще более удивительно, у них немало сторонников и в мусульманских структурах.

Конкретные носители и выразители этих фобий в отношении ислама в России располагаются на двух полюсах. Первый полюс – это ультра-либералы. А второй – шовинисты и ультра-националисты. Несмотря на то, что они являются идеологическими антиподами, они полностью солидаризируются в своей неприязни и даже ненависти к нашей религии.

Несомненно, подобная позиция по отношению к исламу свидетельствует о предельной ограниченности и узости мышления представителей этих идеологических лагерей. Налицо полное отрицание и игнорирование ими истории, культуры и реалий собственной страны. Это или их близорукость, или осознанное нежелание видеть Россию сильной, единой и цельной. А ведь такой она может быть только при единстве всех ее народов.

На последнем заседании Государственного совета президент Дмитрий Медведев отметил, что "мы – единая страна, и мы должны учиться жить рядом друг с другом". Иначе, по его словам,сбудутся предсказания, которые делались аналитиками по Советскому Союзу. А тех, кто не дорожит целостностью страны и консолидированностью ее народов, президент предупредил, что это "не только безответственные, но и преступные подходы".

- А кого именно Вы считаете исламофобом? Много в последнее время в СМИ говорилось о таком персонаже, как Роман Силантьев…

- Он и есть не кто иной, как персонаж. Он – несамостоятельная фигура. Сегодня он является всего лишь неким рупором крайнего исламофобского крыла российской политической и информационной элиты. Он фактически некая часть айсберга враждебно настроенной по отношению к исламу команды.

Часть этой команды находится в ключевых информационных ресурсах, таких как информационное агентство "Интерфакс-религия", сайт "muslim.su" и некоторые другие. Имоказывается определенное покровительство со стороны неких чиновников в администрации президента России и среди представителей РПЦ МП.

Силантьев официально является директором Центра географии религий при Отделе по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата. Этот центр был создан по решению председателя Отдела на основании распоряжения Патриарха Московского и всея Руси в апреле 2010 года. Получается, что непосредственным руководителем Силантьева в этой структуре является, как ни странно, человек, которого я уважаю, – Всеволод Чаплин.

Я знаю отца Всеволода лет 15 и могу сказать о нем только как о большой личности, патриоте и интеллектуале. Оттого для меня связка "Чаплин-Силантьев" чрезвычайно непонятна. Может быть, она возникла еще в то время, когда Силантьев работал исполнительным секретарем Межрелигиозного совета России.

Но впоследствии с этой должности его вынуждены были со скандалом "уйти" за порочащие РПЦ МП действия перед мусульманским сообществом страны. Могу предположить, что отношения между отцом Всеволодом и Силантьевым сложились еще тогда.

- Вы утверждаете, что Силантьев пользуется покровительством неких исламофобов в администрации президента России? Вы могли бы назвать конкретные имена?

- Однозначно - нет. Например, я считаю себя единомышленником Владислава Суркова, и его позиция по проблемам развития религиозно-государственных отношений для меня всегда была принципиальной. Поскольку Владислав Юрьевич не просто один из руководителей администрации президента, а одна из системообразующих личностей в руководстве страны.

Несмотря на отсутствие системно и стратегически выстроенной национальной политики в нашей стране, при всей невнятности "национальной идеи", на фоне последней чеченско-кавказской кампании, у нас в стране, в целом, все же сохраняется межнациональный и межконфессиональный мир. Во многом это удается благодаря общественно-политической конструкции, выстроенной при непосредственном участии Суркова.

Я лично Владислава Юрьевича очень хорошо знаю, и знаю как толерантного человека. Он сам вышел из многонациональной и разнорелигиозной семьи. И, конечно, он понимает всю важность такой тончайшей и деликатнейшей сферы, как межнациональные и межконфессиональные отношения. Да, безусловно, многие подходы в той конструкции управления национально-религиозной проблематикой надо менять и обновлять. Это – требование времени. И я хотел бы сказать об этом ниже.

Если же говорить о заместителе начальника управления внутренней политики администрации президента Иване Демидове, то он возглавил это направление недавно. Он пришел на этот государственный пост, имея определенный опыт на ниве православной активности. Вне всякого сомнения, он человек креативный и яркий. При моих личных контактах с ним он мне показался искренне верующим. И он, как современный и верующий человек, не может с предубеждением и ненавистью относится к другой религии. Наоборот, с его приходом в администрацию мы связываем надежды на реализацию новых проектов и подходов в сфере религиозной политики.

- Вы имеете в виду недавно созданный четвертый всероссийский муфтият "Российская ассоциация исламского согласия" (РАИС)?

- Вы знаете, для всех для нас эта инициатива совершенно непонятна. Особенно, если учитывать, что данная структура является детищем господина Гришина, советника управления администрации президента.

Подавляющее большинство мусульманских деятелей и экспертов не могут найти разумного объяснения, для чего это было сделано. Если ставилась задача объединить независимые общины, то почему бы не постараться того же самого "муфтия Пермской области" Мухаммедгали Хузина, изгнанного из состава Центрального духовного управления мусульман, вернуть в лоно того же ЦДУМ во главе с его наставником Талгатом Таджутдином?

А что касается муфтия Ставрополья Мухаммада Рахимова, вышедшего со ставропольскими общинами из единого муфтията Карачаево-Черкесии и Ставропольского края Исмаила Бердиева и возглавившего РАИС, то было бы логично, чтобы он влился в состав Координационного центра мусульман Северного Кавказа. Тем более что и резиденция ДУМ Старополья, и центр вновь созданного Северокавказского федерального округа находятся в Пятигорске.

Более того, Рахимов, будучи наполовину татарином и наполовину карачаевцем, олицетворял бы в таком случае связь татарского и кавказского крыльев российского ислама. Но в том, что сделано сегодня – собрать всех раскольников и противопоставить их в составе вновь созданной структуры РАИС их же собственным лидерам и наставникам, – я не могу понять логику властей, пошедших на этот шаг.

В оценке данного шага я согласен с известным российским исламоведом Алексеем Малашенко, который в ответ на вопрос "зачем вообще эта ассоциация была создана?", отмечает, что "очевидно, главной причиной сотворения РАИС стала очередная попытка "перереконструировать" организационную структуру российского мусульманства, а главное — понизить в ней роль Совета муфтиев России, возглавляемого Равилем Гайнутдином".

Но, извините меня, правильно ли сегодня ставить задачу переконструировать ту систему духовных управлений с лидирующей ролью шейха Гайнутдина, формированию которой сама же власть всячески способствовала на протяжении последних 10-15 лет? Выходит, та система была выстроена неправильно, раз нуждается в таком радикальном переконструировании?

В создании той системы взаимоотношений принимал самое непосредственное участие Владислав Сурков в команде Владимира Путина в его бытность главой государства. На мой взгляд, сегодня ее нужно совершенствовать и консолидировать вокруг единого духовного лидера. Прежде всего, с целью повышения ее эффективности.

Далее, возвращаясь к тезисам Малашенко, согласен я и с такими его словами, что при всей масштабности цели создания РАИС "влияние этого события на российских мусульман практически нулевое" и что "из затеи с РАИС, скорее всего, ничего не получится". Такие мертворожденные инициативы имели место и ранее. Взять, к примеру, то же Российское исламское наследие (РИН). С какой помпой оно создавалось, и где оно сейчас? В создание этой общероссийской структуры были вложены немалые деньги, были привлечены громкие имена, такие как Максим Шевченко и Гейдар Джемаль. Но закончилось все в итоге ничем, хотя громких инициатив у РИН было предостаточно. При всем моем уважении к лицам, которые участвовали в создании РИН, вкладывались в него своими финансами, это действительно был мертворожденный проект.

Но неужели наши чиновники сегодня дошли до того, чтобы на виду у всего мусульманского сообщества втаскивать на пьедестал Хузина, уподобившись Калигуле? Или это такой изощренный способ плюнуть в лицо всей мусульманской умме России, подобно тому, как Калигула плюнул в лицо всему римскому народу?

Я думаю, что и тот скромный резонанс, который имел место в СМИ после встречи представителей РАИС с Владиславом Сурковым и Александром Хлопониным, тоже показателен.Критики могут обвинять Суркова и Хлопонина в чем угодно, но только не в том, что эти люди политически близоруки и лишены политического чутья. Думаю, что после того, как они увидели персонажей, собранных в РАИС, им многое стало понятным, если говорить о будущности этой организации.

- А почему все-таки Владислав Сурков встретился с руководством РАИС?

- Владислав Сурков, будучи первым заместителем руководителя администрации президента, курирующим национальные и религиозные вопросы, в ответе за все, что происходит на этом поле. Это его законное право и даже обязанность - посмотреть, что за "блюдо" наготовили его помощники. Выводы из увиденного, конечно же, он сделает сам. И я могу предполагать, что это будут за выводы, поскольку Владислав Юрьевич достаточно щепетилен и прагматичен. Особенно, когда дело касается интересов государства.

- Выходит, главным исламофобом в Кремле Вы считаете упомянутого выше Алексея Гришина?

- Мы достаточно давно знакомы с Алексеем Алексеевичем. Меньше, чем с Владиславом Сурковым, конечно, и гораздо меньше, чем с отцом Всеволодом Чаплиным. Тем не менее, за это время я все же успел узнать его достаточно, и у меня нет оснований считать Алексея Гришина непорядочным человеком. Однажды даже получилось так, что я стал обладателем весьма много говорящей о нем информации.

В свое время, когда Гришин нуждался в ресурсах и был скован в финансах, он отказался от неплохого вознаграждения за определенныеуслуги, которые он в силу своих служебных обязанностей оказал одному моему знакомому. Когда я об этом узнал, он очень вырос в моих глазах. За последние годы он поднаторел в понимании реалий российского ислама.

И даже то, что он сегодня покровительствует исламофобу Силантьеву, не делает его самого исламофобом. Многие вещи от него не зависят. Он стал заложником какой-то формируемой не им реалии. Заданность этой реалии исходит как раз из того самого исламофобского закулисья, о котором я говорил выше.

Гришин, многие годы занимаясь выстраиванием отношений государства и российского ислама, конечно, не может являться исламофобом. Со мной еще президент Чечни Рамзан Кадыров после своего первого долгого общения с Гришиным делился своим впечатлением об этом человеке. Рамзан Ахматович даже подумал тогда, что Алексей Гришин близок к принятию ислама. Настолько он был искренен в своих рассуждениях о нашей религии.

То, что Гришин буквально за последние месяцы из среднего российского сайта сделал Islamnewsодним из лидеров русского сегмента Интернета, уж точно не может характеризовать его как человека, ненавистнически относящегося к нашей религии. Тем более, что Islamnewsизначально поддерживался кругами, близкими к "Братьям-мусульманам" и ХАМАС.

И самое главное, Фонд поддержки исламской науки, культуры и образования, инициатором создания которого являлся как раз Алексей Гришин, делает очень много для российских мусульман. Раньше мусульманские организации могли рассчитывать только на помощь мусульманского бизнеса и своих прихожан. Или же на спорадические пожертвования из исламских стран. А сегодня российские мусульмане получают из Фонда реальную поддержку на свои издания, мероприятия, книги, проекты. Посмотрите, как сегодня расцвела по географии и типам активности мусульманская жизнь в нашей стране.

При этом многим сегодня хотелось бы концептуальности и ясности в работе Фонда, а также большей прозрачности и эффективности его деятельности. Видимо, именно с этим связана определенная критика, прозвучавшая в последнее время в адрес Алексея Гришина со стороны муфтия Чечни Султана Мирзаева и главы СМР шейха Равиля Гайнутдина.

Но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. И потом, конструктивная критика еще никому не мешала. Если духовные лидеры российских мусульман считают, что в работе Фонда присутствуют моменты, которые необходимо было бы исправить, то почему бы руководителям Фонда и работникам администрации к этому не прислушаться? Тем более, в свете последних тревожных событий вокруг мусульманского сообщества страны.

- Какие именно события Вы имеете в виду?

- Я даже не говорю об истерии вокруг строительства мечети в Текстильщиках и вокруг празднования мусульманами Курбан-байрама. Но события на Манежке повергли нас в уныние и шок. И резонанс об этом событии разошелся по всему миру, больно ударив по имиджу нашей страны.

Далее, убийство муфтия Кабардино-Балкарии Анаса Пшихачева под занавес уходящего года. До этого муфтия убивали только в Дагестане, и то 11 лет назад на пике беспредела 90-х годов. Кроме того, сегодня мы дошли уже до того, что у нас в стране у мусульман пытаются отобрать и закрыть уже существующие мечети, как, например, в Петрозаводске и Красноярске.

Эти события должны серьезно заставить задуматься и российские власти, и лидеров мусульман России. Да, сегодня основные духовные мусульманские структуры страны – Совет муфтиев России, Центральное духовное управление мусульман и Координационный центр мусульман Северного Кавказа, которые объявляли о желании объединиться, уже сотрудничают на этом поле и даже создали единый совет по исламскому образованию.

С другой стороны, президент и премьер-министр РФ много внимания уделяли исламу, регулярно встречаясь с мусульманскими лидерами. Дмитрий Медведев в течение последнего года трижды встречался с российскими муфтиями. Владимир Путин в праздничный день Ураза-байрам приехал поздравить мусульман в Соборную мечеть Москвы.

Статус России в Организации Исламская конференция как страны-наблюдателя по-новому обозначил имидж страны на международной арене. Многие мусульмане окружающих стран сегодня с надеждой смотрят на Россию. А России именно поддержка мусульманских стран помогла вернуть статус великой державы.

Наши единоверцы за рубежом с неподдельной радостью признают, как в России гармонично выстроены отношения православных и мусульман, в обход рифов хантингтоновской версии столкновения цивилизаций. Как вдруг мы у самых стен Кремля, в нескольких шагах от могилы Неизвестного солдата, олицетворяющего дань уважения всем героям и жертвам той страшной войны с фашизмом – русским, татарам, украинцам, чеченцам, дагестанцам, увидели вскинутые в нацистском приветствии руки наших же молодых ребят с ксенофобскими, богохульными и кощунственными лозунгами.

Мы все ответственны за нашу потерянную молодежь. И кавказцы, которые неподобающим образом ведут себя в городах России, и пьяная русская молодежь, которая бегает за азиатами – это все часть нашей российской молодежи. И это поколение, потерянное для всей России. И в этой ситуации мы ни в коем случае не должны сидеть, сложа руки! Мы обязательно должны вернуть наших ребят в русло совместной созидательной активности. А иначе, кому мы оставим нашу страну?

У такой самой большой и многонациональной страны в мире, как Россия, нет никаких перспектив без четкой национальной идеи, которая бы исходила из ее истории, без четкой национальной политики, которая бы пронизывала все сферы общественной жизни, медиа, образование, армию, правоохранительную систему.


Получается, что пока наши национальные лидеры заняты модернизацией, развитием энергетики, глобальными вопросами позиционирования страны, страной пытаются управлять совсем другие силы и фигуры. Эти силы все больше отдают оттенком коричневого цвета. А это совершенно убийственно для нашей страны!

Ужасно и несправедливо то, что наши СМИ, в которых работают специалисты самых разных национальностей, вместо того, чтобы, увидев всю нелепость и опасность этих тенденций, начать работать на консолидацию общества, начали подыгрывать силам, работающим на развал страны. СМИ фактически занялись, во-первых, шельмованием только одной, более уязвимой, стороны конфликта. Во-вторых, они занялись провоцированием и расширением конфликта своими эскападами о злых кавказцах, о пугающих лезгинках, о намазах на улицах, о желании застроить наши города мечетями.

Это все напомнило мне 1993 год, канун начала первой чеченской кампании. Когда все СМИ верещали о злых чеченах, о чеченских авизо, из-за которых обнищала страна, о чеченских мафиози, о том, что этот народ органически несовместим с Россией. Выходит, мы опять возвращаемся к этому, уже пройденному сценарию? После такого количества пролитой крови, после такого количества жертв, когда эта война чуть ни уничтожила молодую российскую государственность!


В этой ситуации мы не можем позволить кому-либо расшатывать единство нашей нации. Мы не должны смиряться с тем, что персонажи, подобные Силантьеву, начинают делить наш народ, говорить о нас как о завоеванных туземных племенах. Мы никому не позволим выстраивать фронты внутри нашей единой нации. Потому что мы по Конституции – единый народ. А кто пытается делить нас по национальному, религиозному, социальному, культурному признаку, должен быть наказан по закону.

- Под занавес прошлого года в СМИ разразился скандал вокруг заявлений муфтия Равиля Гайнутдина в отношении русского народа. Как Вы можете прокомментировать эти неоднозначные заявления?

- Кто прочтет корректный и полный перевод того, что сказал на самом деле муфтий в интервью татарской радиостанции "Свобода", тот подпишется под каждым его словом. При условии, конечно же, что прочитавший этот перевод является настоящим патриотом своей страны.

Именно разобравшись в истинном смысле интервью шейха Гайнутдина, протодиакон Андрей Кураев принес ему свои извинения за то, что вначале СМИ разместили слишком резкую его оценку на интервью шейха. Или взять, к примеру, ректора Российского исламского института Рафика Мухаметшина, который в своих комментариях полностью поддержал нашего духовного лидера.

А в Набережных Челнах мусульманские активисты даже организовали акцию в поддержку муфтия и приняли соответствующее заявление. Не говоря уже о той поддержке, которую оказали шейху Гайнутдину самые влиятельные муфтии российских регионов, такие как Нафигулла Аширов, Мукаддас Бибарсов и другие.

По большому счету, шейх Гайнутдин сказал, что недопустимо раскачивание лодки через раздувание национальных противоречий. Что нельзя в этих противоречиях и проблемах делать виноватыми только мусульман. Что это деструктивно и контрпродуктивно для всего общества. Что только мир и взаимопонимание могут быть основой для развития страны

Если говорить о прозвучавшей в его словах критике, то критика была направлена в адрес отдельных персоналий, а не в адрес всей российской власти. Да и то, это была не критика, а пастырское увещевание. Для того и существуют духовные лидеры, чтобы говорить правду, в том числе и облеченным властью. Его заявления – это крик боли за свой российский народ, это его увещевание всем нам.

О тех же самых проблемах – об уровне пьянства среди коренных народов России, о духовном и физическом угасании народа - заявляли десятки раз ключевые российские политики, эксперты и духовные лидеры. Взять, к примеру, вице-спикера Государственной думы Светлану Журову, которая откровенно заявила, что уровень потребления российской молодежью "спиртных напитков и пива является свидетельством откровенной угрозы существованию нации". И никакое СМИ не возмутилось тем, что Журова оскорбляет русский народ, обвиняя его в пьянстве! Наоборот, на сайте Журовой под ее жесткими оценками и приговорами российской нации можно найти сотни комментариев о том, что она "говорит это искренне", "переживая за народ" и т.д.

Где же справедливость, что за двойные стандарты? Заявления Журовой воспринимаются с благодарностью, а за подобные же заявления шейха Гайнутдина исламофобы обвиняют его в том, что он оскорбил весь русский народ!

Что крамольного в словах шейха Гайнутдина о том, что мы уже не можем обойтись без мигрантов? Что мигрантов недопустимо превращать в рабов, заставляя работать в любую погоду и даже пятничные молитвы заставляя совершать не в мечети, а на улице - в снег, ливень и холод.

Мое глубокое убеждение в том, что муфтий являет нам истинный пример патриотизма. Потому что патриотизм в России может быть только интернациональным. И истинный патриот не только говорит приятные людям и власти вещи, но работает на то, чтобы исправлять пороки своего народа.

Сегодняшняя оголтелая кампания против шейха Гайнутдина, широко известного и на международной арене, в качестве лидера российских мусульман – это не только попытка оболгать российский ислам. Но и попытка исказить саму суть истинного российского патриотизма. Это, как минимум, недостойная ситуация, когда какие-то писаки из подворотни пытаются глумиться над духовным лидером российского ислама.

Сегодня мы – российские мусульмане, все, кто считает себя частью российского общества и гражданином своей страны, все честные соотечественники, - все мы обязаны поддержать нашего духовного лидера, который так много сделал для нашей страны, который неоднократно доказывал на деле преданность нашему многонациональному народу.

- Как, на Ваш взгляд, будут развиваться события в новом году?

- Я, как верующий мусульманин, являюсь оптимистом. Мусульманин верит, что Творец все созидает рационально и с определенным умыслом. И все всегда овеяно Его милостью и Милосердием. Наша страна худо-бедно пережила мировой кризис. Убежден, что следующий год будет годом социального и экономического подъема.

Кто бы что ни говорил, очень серьезные подвижки ожидаются на Северном Кавказе. Это целый регион, который находится под особым вниманием федеральных властей. Что касается Чечни, так изменения в жизни этой республики последних лет вообще кажутся нереальными. Сегодня Грозный и Чечня выглядят гораздо более привлекательнее и организованнее, чем это было в начале 90-х.

Никогда Чечня не была столь мусульманской как сегодня. И заслуга в этом не только руководства Чеченской Республики, но и федеральных властей, а также, прежде всего, самого чеченского народа. Да, еще неспокойно на Кавказе. Но и в других республиках Кавказа мы видим элементы улучшения.

В самом большом регионе Кавказа Дагестане после событий на Манежке прошел важный съезд народов республики, где говорили о необходимости консолидации дагестанцев, интеграции выходцев из республики в общероссийскую нацию, о прекращении практики возведения искусственных фронтов внутри единого дагестанского народа, объединенного общей историей и культурой.

Мне хочется, чтобы хотя бы часть этих конструктивных начинаний, которыми был переполнен съезд, была реализована. Убежден, что это очень положительно повлияет на развитие ситуации в Дагестане и на Северном Кавказе в целом

Татарстан – еще одна ключевая республика, где титульная нация традиционно придерживается ислама. Сегодня центр этой республики Казань во всех отношениях является третьей столицей нашей страны. А сам Татарстан сегодня является витриной всей страны – и в плане развития экономики, и в плане гармоничного выстраивания этноконфессионального взаимодействия. Оттого Татарстан сегодня становится моделью для остальных регионов страны, и даже для государств в пределах Большой Европы в деле гармоничного регулирования и решения межкультурных проблем и отношений.

Далее, по всей стране мы видим новые мечети, формируется инфраструктура мусульманского образования. Да, есть еще проблемы со строительством мечетей в российских мегаполисах. Но это отдельная и большая тема.

Другая проблемная тема – веерные запреты мусульманских книг районными судами. Скоро, кстати, состоится первое заседание созданного при Совете муфтиев России Экспертного совета, которое будет посвящено двум этим ключевым проблемам.

От решения этих проблем во многом зависит безопасность и чувство комфорта каждого пятого жителя России. Я имею в виду мусульман. Не может быть счастливой семья из пяти человек, когда один член семьи несчастен, недоволен или ущемлен в своих правах, и наоборот. И об этом должны помнить мусульмане, которых становится все больше и на севере страны, и в Сибири, и на Дальнем Востоке, и в мегаполисах Центральной России. Мусульманин должен быть примером для других, а не раздражителем для окружающего общества.

И в завершение мне хотелось бы сказать о необходимости именно системного выстраивания межнациональных и межконфессиональных отношений в нашей стране. А не так, как сегодня, когда 5-6 чиновников в администрации президента и правительстве отвечают за управление этой сферой, которая, наконец-то, должна стать приоритетной для наших руководителей и всей власти. И тогда не будет конфликтов, не будет возмущения со стороны народа и критики со стороны мусульман, в том числе и со стороны мусульманских лидеров. В этом отношении хотел бы отметить консолидированную позицию нашего президента и премьер-министра, которую они показали к концу года после событий на Манежке.

К примеру, Владимир Путин дал предельно жесткую оценку последним событиям: "У нас в России более 160 национальностей и народностей. Многонациональность - это наша сила. Но если мы не поймем, как с этой силой обращаться, если мы допустим ксенофобию и национализм, вовремя не поставим этому всему преграду, Россия может разделиться и последствия могут быть непредсказуемыми".

Дмитрий Медведев на уже упоминавшемся заседании Госсовета наказал "всем руководителям регионов взять под личный контроль вопросы межнациональных и межконфессиональных отношений… Руководителям республик, руководителям территорий наладить работу с национальными общинами в других регионах, оказывать содействие нормализации межэтнических отношений".

Таким образом, мы вступаем в новый год с надеждой на то, что партнерство власти и мусульманской уммы позволит нам преодолеть существующие сегодня противоречия и проблемы. Убежден, что в нашем обществе возобладает здравый смысл и возродится незаслуженно забытая сегодня дружба народов. И наша многорелигиозная страна сможет в недалеком будущем стать примером мирного и созидательного единения народов и культур.

Комментарии 2