Просвещение

"Идеологии "неухода в лес" нет – в этом беда" - А.Мухаметов

Руководитель Экспертного совета Совета муфтиев России, один из лидеров Российского конгресса народов Кавказа Ахмед Азимов на днях заострил внимание на очень важном тезисе, который, к сожалению, несмотря на его очевидную правильность, остается специалистами неусвоенным.

"Проблема ухода на сторону боевиков, прежде всего, идеологическая. Религиозность – не фактор, который толкает ребят в лес. Религиозность, если она правильная, – это, наоборот, иммунитет от того, чтобы уйти к радикалам, – отметил исламовед в эфире "Русской службы новостей". – Молодежь нужно просвещать, ей нужно давать правильное понимание, и делать это должны профессионалы".

Действительно, по умолчанию в экспертных кругах считается, что исламская религиозность, и тем более исламская социальная активность, сама по себе есть фактор радикализации и потенциального "ухода в лес". Соответственно, делается вывод, что разумно, если не противодействовать, то, как минимум, сдерживать развитие Ислама вообще.

Это в корне неверный подход. Дело совсем не в религиозности, а в идеологии, отталкивающейся от Ислама тем или иным образом, к которой обращаются религиозные ребята.

Религиозность – это приверженность своей религии, в первую очередь, в ритуальном смысле, соблюдение в быту и личной жизни предписаний своей веры. Исламская социальная активность уже требует некой хотя бы простейшей идеологии и практической модели, отталкивающейся от религии, на основе которой эта активность реализуется в конкретном месте и в конкретных условиях.

Коран и Сунна содержат в основном общие принципы деятельности. В них нигде не сказано, как конкретно в 2011 г. в Республике Дагестан или Кабардино-Балкария реализовывать себя молодым мусульманам – например, взращивать свою интеллектуальную элиту или сжигать влюбленных в Ислам ребят в огне братоубийственной войны. Но, исходя из фундаментальных источников Ислама, можно такую идеологическую модель, базирующуюся на богословских выкладках, выработать.

И она может быть разной. Может быть направленной на разрушение, а может - на созидание, в зависимости от того, кто и как будет интерпретировать. Идеологией может быть "созидательный джихад", направленный на формирование уммы, как части российского гражданского общества, базирующейся на сети социальных, культурных, молодежных, интеллектуальных и др. институтах, а может быть – утопия вооруженной борьбы "за все хорошее, против всего плохого".

Поэтому тысячу раз прав брат Ахмед, когда он говорит, что "молодежь нужно просвещать, ей нужно давать правильное понимание и делать это должны профессионалы". Ведь ключевой момент в процессе радикализации молодежи на Северном Кавказе как раз в том и состоит, что экстремисты свою идеологию "ухода в лес" представили, а серьезно проработанной, аргументированной и развитой идеологической альтернативы нет.

Пусть идеология "у леса" примитивная, бесперспективная, вульгарная, но она есть. К тому же "лесные", пользуясь неграмотностью молодежи в Исламе, представляют свое понимание и интерпретацию Ислама и того, как он может реализовываться сегодня на Северном Кавказе, за сам Ислам, а любые другие попытки интерпретаций клеймят и объявляют ангажированными ФСБ и враждебными Исламу.

Так называемый "традиционный Ислам", представленный "официальным духовенством", суфийскими шейхами и разного рода старейшинами, своей идеологии исламской активности не имеет, выработать и внедрить, за редкими исключениями, ее не пытается. Идеологии "неухода в лес" нет – в этом-то и беда. Есть пустая бюрократическая имитация бурной религиозной деятельности, в основном бессодержательные проповеди и иногда чисто духовно-нравственная работа.

Иногда еще институты "традиционного" и "нетрадиционного Ислама" становятся филиалами кавказских кланов и этнопартий и, соответственно, исповедуют и продвигают их идеологию и интересы.

Но заменить подлинную исламскую идеологию нельзя, как нельзя заменить слух зрением. Ислам так устроен.

Пассионарной мусульманской молодежи такая ситуация не оставляет альтернативы, кроме "леса". Это вина "официального духовенства", шейхов, чиновников, интеллигенции, всего общества в целом.

Ведь тот, кто хочет быть полноценным последователем Ислама, должен быть социально и даже политически активен. Это один из важнейших принципов религии. В отсутствие же позитивной идеологии, через которую эта активность должна реализовываться, остаются только крайности.

Надеяться же на то, что молодежь удовлетворится, как старики в советское время, исключительно бытовыми и ритуальными формами Ислама и почему-то не захочет следовать своей религии в полной мере – утопичны. Точно также утопично надеяться на то, что эту активность удастся сдерживать силовыми методами, загоняя молодежь в "народный Ислам" с его "столпами" в виде бесконечных похорон, свадеб и меджлисов.

И радоваться надо тому, что наша молодежь, настолько слабо откликается на демагогию радикалов. В основной своей массе ребята интуитивно не идут за экстремистами. Не имея должной идеологической базы, они верят, что идеология "созидательного джихада" потенциально возможна и правильна. Только она не сформулирована. Т.е. социальный запрос есть, а ответа на него нет, или он блокируется.

В таком подвешенном состоянии молодежь пребывает годами. Ждет "созидательного джихада" и его имамов, а их все нет и нет.

Лидеры "традиционного, народного Ислама" мало что понимают в политике, политологии, социологии, политическом менеджменте, вообще в гуманитарных науках. Они искренне недоумевают, когда от них требуют родить идеологию и сформировать на ее базе практическую модель мирной реализации Ислама и мусульман здесь и сейчас. Эти люди разводят руками, удивляясь, что же такое от них требуют - вроде все молитвы прочитаны, меджлисы проведены, свадьбы сыграны, а покойники омыты и похоронены.

В "лучшем" случае наиболее продвинутые из них в своих попытках хоть что-то выдать скатываются к пересказу аналитики лиц, прямо враждебных Исламу и исламскому пробуждению, вроде Силантьева-Игнатенко и других "борцов с ваххабизмом". Делают они это не осознанно, а в силу своего слабого понимания окружающего их мира, и Ислама кстати.

Таким образом, незаметно для себя в своем желании служить Исламу они начинают служить тем, кто с Исламом борется. Этим они лишь дают лишний козырь радикалам, подтверждая их идеологию, которая, в числе прочего, строится на том, что "традиционный Ислам" – марионетка в руках врагов Ислама.

Обучая, что "политика – зло", отказываясь от любой гражданской социальной активности в пользу чисто морально-нравственного совершенствования, наши "традиционалисты-квиетисты" не замечают, что даже если они общественно-политической деятельностью не занимаются, та занимается ими сама. Если ты занимаешься борьбой с нафсом (пагубными страстями), но не развиваешь свое исламское сознание, свое исламское мировоззрение, оставляешь интеллектуальный труд, то ты становишься своего рода инвалидом с точки зрения Ислама.

Ведь в Исламе человеческая личность триедина. Это совокупность духа, разума и материи. И все должно быть сбалансировано. Лозунг "В здоровом теле – здоровый дух" с точки зрения нашей религии звучит так: "В здоровом теле – здоровый дух и разум".

Человек должен развиваться в трех направлениях – духовно, интеллектуально, физически, - не оставляя ни одного. Тогда он полноценный верующий. Его дух должен быть исламским, его разум и тело тоже должны быть пропитаны Исламом. Эти три составляющие, наполненные Исламом, ведут к исламской деятельности, социальной и внутренней: так появляется духовное совершенствование и работа с окружающими, поддержание физического здоровья, интеллектуальное развитие и общественная, политическая активность из него вытекающая.

Если же оставлять интеллектуальную исламскую работу, даже если это делать в пользу духовной, получается дисбаланс, который ведет к инвалидности исламской личности. Ведь в результате на то место в личности, которое должно занимать здоровое исламское сознание (на основе которого строится потом здоровая позитивная современная исламская идеология и работа), приходит либо неадекватная, либо вообще антиисламская идеология.

К сожалению, так оно часто и бывает пока. И даже встречаются истовые верующие, бьющие поклоны и читающие тысячи зикров в день, искренне действующие, порой весьма жестко, по моделям, заданным исламофобами, веря при этом, что они "борются с ваххабизмом" за "настоящий Ислам". Или же есть искренние салафиты, которые также действуют по моделям, созданным уже другими исламофобами, ведя войну против своих братьев и сестер.

Те, кто разрабатывает и формирует современное российское исламское мировоззрение, – это исламские интеллектуалы новой формации, люди типа того же Азимова. За этой новой волной будущее. Альтернативы "созидательному джихаду" в виде двух утопий – экстремизма и квиетизма – нет. Это тупиковые ветви эволюции уммы.

Автор: А.Мухаметов

Комментарии 2