Политика

Конфликт, дурно пахнущий газом

Плотные облака политической пыли, поддерживаемые западными политиками и средствами массовой информации, призваны закрыть сермяжную истину перманентного конфликта на Ближнем Востоке.

То, что связка Сирия – Иран в политическом раскладе в этом регионе одна из самых крепких, уже не надо никому объяснять. Именно поэтому, как заявила на днях официальный представитель госдепартамента Виктория Нуланд, «мы не считаем, что Иран - та страна, которая может играть роль помощника». То есть, Вашингтону этого не хочется. Но соседям Сирии хочется, чтобы за стол переговоров сели и ближневосточные союзники и противники официального Дамаска. И решили проблему в интересах не американского Госдепа, а сирийского народа.

Два дня назад в Каире для поиска путей преодоления сирийского кризиса собрались на первую встречу региональной контактной группы заместители министров иностранных дел Египта, Саудовской Аравии, Турции и Ирана. С инициативой создания такой группы по поиску путей урегулирования сирийского кризиса в начале августа на саммите Организации исламского сотрудничества в Мекке выступил египетский президент Мухаммед Мурси.

Что думают на этот счет иранцы, впервые приглашенные к переговорному столу? По мнению иранского аналитического сайта «Сийасат-е Ирани», реальных результатов путём переговоров в четырёхстороннем формате добиться будет сложно. Хотя бы потому, что договариваться надо не столько сирийцам с египтянами, сколько странам, оказавшимся втянутыми в сирийский конфликт. Ведь именно от них зависит, будут получать помощь деньгами и оружием сирийские бандиты, именуемые на Западе оппозицией? Уйдут или продолжат лить сирийскую кровь иностранные наемники в этой стране? Поэтому заседание контактной группы не подразумевает достижение общего результата и выработки единой позиции всех заинтересованных сторон. Издание отмечает, что таких встреч, как нынешняя в Каире, было уже немало. То в них не участвовал Иран, то Россия, то не приглашались другие влиятельные региональные и мировые государства. Потому и заканчивались они безрезультатно.

Примечательным остается только тот факт, что «арабский фронт», в котором собрались сторонники решения сирийского конфликта военным путём, и примкнувшая к нему Турция пригласили за стол переговоров Иран. Значит, и в Эр-Рияде, и в Каире, и в Анкаре поняли, что Иран не только может сыграть весомую роль в выводе Сирии из кризиса, но и без его участия мир в Сирии просто не достижим.

Сразу поправлю, если у читателя сложилось впечатление, что усилиями государств этого региона сирийскую проблему можно разрешить: это проблема не региональная. Она имеет гораздо более широкий международный, если не общемировой, масштаб. И вот почему. Сошлюсь на тегеранского политолога, специалиста по проблемам Ближнего и Среднего Востока Хасана Ханизаде: «У сирийского кризиса два фронта. Первый возглавляют США, Саудовская Аравия, Катар, Турция. Последняя «представляет» в Сирии интересы НАТО. По некоторым сведениям, оружие повстанцам поставляет именно Турция. Катар и Саудовская Аравия поддерживают оппозицию в финансовом плане. За без малого полтора года конфликта противники Асада получили из этих стран на военные нужды порядка 36 миллиардов долларов. Этому мощному лагерю противостоит другой. Его представители ратуют за решение сирийской проблемы политическим путём через продолжение реформ. Сформировали этот фронт Россия, Китай и Иран. Первые две страны, имея право вето в Совбезе ООН, заблокировали проекты антисирийских резолюций. Тем самым они не позволили осуществиться иностранному вмешательству во внутрисирийские дела и превратить страну во вторую Ливию».

Согласна с каждым этим словом. Фронтальная атака на Сирию идет рука об руку с атакой на Иран: МАГАТЭ категорически требует допуска на военную базу в Парчине, Евросоюз заявляет об ужесточении санкций против Ирана, Канада демонстративно разорвала с Ираном дипломатические отношения, Объединенные Арабские Эмираты заявили о готовности стран Персидского залива единым фронтом выступить против Тегерана…

Как пишет Тони Карталуччи (Tony Cartalucci – сайт http://landdestroyer), занимающийся исследованием проблем Ближнего Востока, «Франция объявила о том, что будет финансировать и вооружать террористов на границах с Сирией, предлагая им тяжелое вооружение, так же, как она делала это в Ливии в прошлом году. Фактически американо-британские и другие террористы помогали свергнуть власть в Ливии, и сейчас эти «эскадроны смерти» вторглись в Сирию – изворотливая западная пресса представляет их как «искренних защитников свободы».

Я намеренно «оставляю за кадром» непримиримого врага Ирана – Израиль, премьер-министр которого Беньямин Нетаньяху настаивает на том, чтобы Ирану были выставлены конкретные условия и сроки отказа от ядерных разработок. В противном случае он не исключает возможности военного решения проблемы. Это и понятно: ядерное оружие в руках Ирана разрушит региональную монополию Израиля на владение таковым – а это автоматически будет означать возвращение государства Израиль к границам 1967 года и положениям резолюции Совета Безопасности ООН № 242 от 22 ноября того же года. Здесь, как говорится, все ясно.

Хитрее ведут себя американцы. Два дня назад госсекретарь США Хиллари Клинтон развеяла все ожидания израильской администрации об установлении «красных линий» для Тегерана. В интервью каналу Bloomberg Клинтон заявила, что администрация Обамы отслеживает шаги Тегерана, но не намерена устанавливать какие-либо «красные линии»: «Израильтяне хотят быстрой реакции, потому что они чувствуют себя на прицеле, но мы уверены, что следует сосредоточиться на санкциях, чтобы привести Тегеран за стол переговоров доброй воли», - заявила госсекретарь. Понятно, что рассматривать переговоры как «безусловно лучший подход» к решению проблемы разработки Тегераном ядерного оружия Вашингтон заставила твердая позиция России и Китая. Иначе мы обсуждали бы сегодня уже не сирийский, а иранский военный конфликт.

Как и Россия, Иран неоднократно заявлял, что сирийский кризис не может быть решен силовым путем. Единственный путь решения проблемы – воздержаться от внешнего военного вмешательства, отказаться от вооружения оппозиционных сил и предотвратить террористические действия. На прошедшем в Тегеране 16-м саммите лидеров стран-членов Движения неприсоединения Иран выступил со своим предложением урегулирования сирийского кризиса, согласно которому предлагается установить в Сирии режим прекращения огня и разработать соответствующие механизмы для обеспечения диалога между противоборствующими сторонам.

Традиционное для Запада молчание в отношении иранских инициатив неожиданно нарушил Генеральный секретарь ООН. Он заявил международному сообществу, что продолжающаяся милитаризация сирийского конфликта является «глубоко трагичной и очень опасной». Вернувшись из Ирана, Пан Ги Мун призвал региональные державы использовать свое влияние ради прекращения насилия, остановить поставки оружия сирийским властям и повстанцам. «Я обращаюсь ко всем внешним игрокам, особенно странам региона, сделать все, что в их силах, чтобы покончить с этой тенденцией. Те, кто поставляют оружие любой из сторон, лишь способствуют дальнейшим страданиям и повышают риск наступления непредвиденных последствий по мере усугубления и расширения конфликта», – вполне справедливо заявил он. Это значит, что всякий трезво мыслящий человек, побывав на месте событий и увидев своими глазами кто есть кто в Сирии, придет к такому же выводу: не будь интервенции – финансовой и вооруженной – извне, о сирийском политическом конфликте уже бы давно все забыли.

Но в нашей истории главным остается заявленный в начале вопрос: что является подоплекой этого кровавого и долгого конфликта? Пора дать ответ и на него. Для этого следует отказаться от кривого зеркала, через который рассматривают ситуацию в Сирии западные политики и журналисты. И вы сразу же увидите истину…

Я думаю, читатель и без меня знает, что Иран второе государство в мире по разведанным объемам запасов газа и что крупнейшее в мире месторождение Южный Парс объемом в 14 триллионов кубометров принадлежит именно ему. Месторождение это простирается под шельфом Персидского залива на территорию Катара - там оно называется Nord Dome («Северный купол»), и Катар активно торгует сжиженным газом оттуда по всему миру, беззастенчиво выкачивая газ с территории Ирана. Совокупные запасы Катара и Ирана превышают российские. А это значит, что тот, кто возьмет под контроль этот регион, получит и наибольшую долю в мировой газовой торговле.

Вопрос: кто же хочет взять регион под контроль? Ответ: США – со своими сателлитами, Саудовская Аравия, Катар, Турция. Именно они вкладываются в разжигание внутрисирийского конфликта финансами и политически. Почему сегодня решила ввязаться в травлю Башара Асада и Франция – даже не вопрос. В разработке иранского Южного Парса доминирует консорциум по освоению третьего блока этого месторождения. Консорциум состоит из иранской компании NIOC, малазийской Petronas, французской Total и российского «Газпрома». Силой оружия сменив правительство, Франция получит возможность избавиться от конкурентов своего Total.

Но причем тогда Сирия? Для начала несколько цифр: до марта будущего года иранская нефтегазовая корпорация Pars Oil and Gas Co. (POGC) готовится разместить на бирже облигации на сумму более 4 миллиардов долларов. Деньги пойдут на продолжение разработки этого самого гигантского газоконденсатного месторождения Южный Парс. Да, с 1 июля текущего года действуют санкции против Ирана, введенные Евросоюзом. Тем не менее, Иран наращивает добычу газа и строит магистральные газопроводы, которые должны стать составной частью проектируемых газопроводов Иран-Пакистан-Индия и Иран-Ирак-Сирия-Греция. И если в прошлом году Ирак добывал 644 миллиона кубометров газа в сутки, то в нынешнем она будет на уровне 777 миллионов кубометров, а в 2015 году - 1,47 миллиарда кубометров в сутки, считает заместитель министра нефтяной промышленности Ирана и управляющий директор Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) Ахмада Галебани.

Летом этого года Иранское информагентство ИРНА сообщило, что строительство газопроводного участка шестого транснационального магистрального газопровода, с вводом в эксплуатацию которого иранский газ может поставляться в Европу, выполнено на 48 процентов. После ее введения в строй мощности по транспортировке иранского газа вырастут до 100 миллионов кубометров в сутки. И Тегеран готов будет поставлять 60-70 миллионов кубометров газа месторождения «Южный Парс» в Турцию, а остальное - в Европу. Кто тогда посмеет такому поставщику «заглядывать в зубы» или, скажем, на его военные базы?

Ну, и теперь ближе к теме: еще полгода назад в Дамаске министры энергетики и нефтяной промышленности Сирии, Ирана и Ирака договорились экспортировать нефть и газ из Ирана и Ирака через территорию Сирии по газопроводу Иран-Ирак-Сирия-Греция (Islamic Gas Pipelines (IGP) с огромной пропускной способностью - в 110 миллионов кубометров газа в сутки. Вот почему Сирия стала мишенью для первого удара.

Даже у подконтрольного Штатам Катара есть только один путь обеспечить надежность своих поставок на рынок - прокладка газопровода по суше, через который можно качать газ, не опасаясь мгновенного перекрытия Ормузского пролива Ираном и блокирования катарского флота газовозов: через территорию Сирии. Потому и финансирует Катар сирийское подполье, с которым сражается сегодня Иранский корпус стражей исламской революции, поддерживающий сирийские правительственные войска.

Да, в отличие от Запада, мы поняли, чьи интересы ближе сирийскому народу, и принимаем участие в проекте панарабского газопровода (AGP) из Египта через Сирию в Ливан. Часть магистрали уже построена российским «Стройтрансгазом». Еще в ноябре 2009 года «Стройтрансгаз» ввел в строй первую очередь сирийской части панарабского газопровода от границы с Иорданией до города Хомс. Понятно, почему он стал печально знаменитым местом террористических атак и ожесточенного противостояния? А строительству второй очереди «Арабского газопровода» (Arab Gas Pipeline Project Phase-2) уже помешала развязанная Западом в Сирии война.

Член НАТО Турция очень хочет вывести этот газопровод к своим границам, лелея планы стать главным диспетчером ближневосточного газа и настаивает на том, что газопровод должен быть продлен до ее территории. Осталось только избавиться от законного правительства Сирии, чтобы договариваться не с ним, а с… американцами.

Вместо заключения. В прошлом году возле берегов Сирии, Израиля и Кипра было обнаружено еще одно гигантское месторождение, названное «Левиафан». Его разработка сделает Израиль и Сирию крупными экспортерами газа. Таким образом, сирийское побережье становится не только важнейшим элементом газового пути из ближневосточных стран в Европу, но и потенциальным источником сырья для ЕС. У кого еще остались вопросы о том, чем пахнет сирийский конфликт?

Автор: Елена Пустовойтова

Комментарии 0