Общество

Восемь мусульман, побывавших в космосе

Малазийский космонавт Шейх Музафар Шукор

Статья впервые опубликована в августе 2007 года и проливает свет на историю мусульманских космонавтов

Хотя мусульмане и ислам у всех на слуху, когда речь идет о политике, о них почти не упоминают, если говорят о космических исследованиях и полетах в космос.

Между тем, мусульман всегда привлекало изучение небес: серьезные открытия в области астрономии были сделаны ими еще в эпоху расцвета мусульманской цивилизации. И хотя новая история знает очень мало примеров участия мусульманских стран в международных проектах по развитию космических наук, теперь эта ситуация, похоже, меняется.

В течение нескольких десятков лет необходимыми финансовыми и человеческими ресурсами для покорения «последнего рубежа» располагали только США и Советский Союз. Другим странам потребовалось куда больше времени на воплощение мечты о покорении просторов Вселенной. Тем не менее, сегодня к космическому клубу спешат присоединиться многие государства, хотя до сих пор только Китай смог самостоятельно осуществить запуск пилотируемых кораблей.

Хотя Малайзия пока не догнала в этом Китай, она до сих пор остается первым мусульманским государством с официальной программой отправки людей в космос. Полет малазийского космонавта на борту российского корабля Союз ТМА-11 в октябре 2007 года стал возможным в рамках миллиардного российско-малазийского контракта о поставке вооружений.

История мусульман в космосе

Однако Шейх Музафар Шукор (Sheikh Muszaphar Shukor), хирург-ортопед из больницы при малазийском университете Кебангсаан, не первый мусульманин, который пересек границу в ста километрах над Землей, считающуюся разделительной линией между атмосферой и космосом. На самом деле, этот рубеж покорили уже восемь мусульман.

Первым мусульманином, побывавшем в космосе, стал саудовский принц Султан бин Салман Абдулазиз аль-Сауд (Sultan bin Salman AbdulAziz Al-Saud). В 1985 году он стал одним из участников миссии STS-51G на борту американского космического шаттла «Дискавери», на котором на орбиту был выведен коммуникационный спутник ARABSAT 1-B. Аль-Сауд стал не только первым мусульманином, но и первым членом монаршей семьи, побывавшим в космосе.

В том же году аль-Сауд участвовал в учреждении Ассоциации Исследователей Космоса – некоммерческой профессиональной организации космонавтов всего мира. В течение многих лет он заседал в правлении этой организации.

Следующим в июле 1987 года полетел сириец Мухаммед Фарис (Muhammed Faris) в составе экипажа советского космического корабля «Союз ТМ-3». Полковник сирийских ВВС, он стал космонавтом-исследователем в экспедиции на советскую орбитальную станцию «Мир».

Через пять месяцев, в декабре 1987 года, в четвертом полете на станцию «Мир» в качестве бортинженера участвовал азербайджанец, полковник советских ВВС Мусса Манаров (Musa Manarov). Этот экипаж стал первым в истории, остававшимся в космосе целый год. В декабре 1990 года Манаров совершил второй полет на борту корабля «Союз ТМ-11». На этот раз он провел вне Земли год и три месяца, в том числе 20 часов пребывал в открытом космосе.

Во время его первой миссии, в августе 1988 года на станцию «Мир» прибыл еще один космонавт-мусульманин капитан афганских ВВС Абдул Ахад Моманд (Abdul Ahad Mohmand). Он отправился на орбиту на борту корабля «Союз ТМ-6». Моманд находился на орбитальной станции восемь дней, где проводил эксперименты вместе с другими космонавтами-исследователями. Но, прежде всего, его имя осталось в истории благодаря тому, что он спас миссию и жизнь команды от возможной гибели.

Герой космоса

Экипаж, в составе которого был Моманд, покинул станцию «Мир» на борту корабля «Союз ТМ-5». После того как выяснилось, что капсула с космонавтами по техническим причинам не может вернуться в атмосферу Земли, было решено, что она останется на орбите до устранения неполадок.

Таким образом, двум членам команды пришлось находиться в капсуле до тех пор, пока Центр управления полетами на Земле не решит, что предпринять. Хотя Моманд не пилотировал аппарат, его чутье боевого пилота подсказало ему проверить мониторы. Он увидел, что программа, из-за которой двигатель не смог развить мощность, достаточную для возврата на Землю, продолжает выполняться, предполагая, что фаза входа в атмосферу не завершена. После входа в атмосферу капсула больше не нуждалась в силовой установке и программа должна была избавиться от нее, что произошло бы даже во время пребывания капсулы в космосе.

Время шло, но Центр управления все не мог разобраться с проблемой зажигания, а программа продолжала отсчитывать время до выброса двигателя. Менее чем за минуту до отделения Моманд понял, что происходит, и быстро предупредил пилота, который тут же выключил программу. Целые сутки команда оставалась в тесной кабине капсулы, ожидая указаний Центра управления. Наконец, было решено, что для спуска на Землю пилоту нужно блокировать вмешательство навигационной программы. Если бы не Моманд, капсула лишилась бы двигательной установки, и космонавты погибли бы в космическом пространстве.

Следующим мусульманином в космосе стал казах Токтар Аубакиров. В 1991 году он стартовал в космос на борту корабля «Союз ТМ-13» и пробыл в качестве космонавта-исследователя на орбитальном комплексе «Мир» 8 дней.

Рекорды

Через три года в космос полетел еще один казах. Это был Талгат Мусабаев на борту корабля «Союз ТМ-19», на этот раз он выполнял функции бортинженера, а в 1998 и 2001 годах командовал еще двумя космическими экипажами.

Его последняя экспедиция на «Союзе ТМ-32» стала знаменитой благодаря тому, что на борту находился первый в мире турист, оплативший свой полет на Международную космическую станцию, заменившую советский орбитальный комплекс «Мир».

Миссия «Союза ТМ-27» под командованием Мусабаева прибыла на станцию «Мир» 29 января 1998 года, за два дня до вылета экипажа миссии STS-89. Это был второй раз, когда два мусульманина встретились в космосе, так как в команду американского шаттла «Индевор» входил Салижан Шарипов.

Летчик-истребитель и летчик-инструктор из Узбекистана, в 2004 году Шарипов участвовал еще в одной миссии под названием «Экспедиция 10», в рамках которой он провел на МКС шесть месяцев. В июле 2008 года состоялся его полет в составе основного экипажа космонавтов «Экспедиции-18».

Наряду с Мусабаевым и Манаровым Шарипов входит в список пятидесяти космонавтов, поставивших рекорд по пребыванию в космосе (по данным на 2006 год), они занимают, соответственно, 25-е, 8-е и 48-е места.

Однако рекорды в космосе ставили не только профессиональные космонавты-мусульмане. В сентябре 2006 года американка иранского происхождения Ануше Ансари (Anousheh Ansari) стала первой женщиной, побывавшей в космосе в качестве туриста. Ансари, которая вылетела в космос в составе экипажа на борту корабля «Союз ТМА-19», также стала первым человеком, который вел блог в космосе.

Ансари полюбила космос еще в детстве; на семейное состояние она учредила премию Ansari X PRIZE, пробудившую международный интерес к коммерческим космическим полетам.

Премия в размере 10 миллионов долларов была предназначена первой команде, которая дважды за две недели успешно отправит частный космический корабль с тремя космонавтами к 100-километровой отметке, отделяющей атмосферу от космоса. Как сообщалось на веб-сайте проекта, в нем участвовало 26 команд из 7 стран. 24 октября 2004 года приз получила американская команда Mojave Aerospace Ventures с космопланом SpaceShipOne.

После этого SpaceShipOne приобрел британский магнат Ричард Брэнсон (Richard Branson), создавший компанию Virgin Galactic с намерением за два года наладить коммерческие космические полеты. Сама Ансари взялась за разработку собственного проекта в партнерстве с российским Федеральным космическим агентством (коммерческой компанией, отправлявшей ее в космос) по разработке суборбитальных пассажирских кораблей. Программа предполагает создание коммерческих космических портов по всему миру, в том числе в эмирате Рас эль-Хайма, ОАЭ.

Послание мира

Если первый мусульманин побывал в космосе в 1985 году, то можно сказать, что ислам увидел космос гораздо раньше.

В июне 1971 года на луну был отправлен пилотируемый космический корабль «Аполлон-15». Эта миссия имела особое значение, так как ей предстояло испытать новое оборудование, в том числе лунный автомобиль. Для этого были внесены определенные изменения в конструкцию командного модуля «Индевор», и центр управления особенно беспокоился о безопасности экипажа.

«Я сказал им [астронавтам], что хочу дать им с собой страницу Корана с первой сурой “аль-Фатиха”, чтобы она защищала [экипаж]», – вспоминает доктор Фарук эль-Баз (Farouk El-Baz), в то время возглавлявший группу подготовки астронавтов.

Командир с готовностью согласился. «Нам пригодится любая помощь, – сказал он. – Поэтому я взял первую страницу Корана … текст был написал на арабском с английским переводом, и на этом листке я написал молитву о защите астронавтов этой миссии… и они взяли первую суру Корана на Луну».

Эль-Баз, египтянин по происхождению, был включен в программу «Аполлон» в 1976 году. Он имел образование геолога и был секретарем комиссии по выбору места приземления и исследовал результаты визуальных наблюдений и фотографий, сделанных астронавтами. Именно он учил их, как грамотно брать пробы лунного грунта и разбираться в значении спутниковых фотографий лунной поверхности. Примечательно, что это он научил экипаж «Аполлона-15», как отправить послание мира из космоса.

«Одного из них я научил нескольким фразам на арабском, так что вместо английского «Хеллоу» при встрече мы говорили друг другу «Ахлан ва сахлан»… и я научил его, что сказать, когда он будет на Луне… и он сказал: “Мархабан, ахлан мин “Индевор”, алейкум салям”» (Здравствуйте, вас приветствует «Индевор», мир вам).

Шейх Музафар Шукор, Ю.И. Маленченко, П. Уитсон

P.S. Когда в 2007 году к Международной космической станции полетел первый астронавт из Малайзии Шейх Музафар Шукор, группа из 150 мусульман – знатоков религии и ученых, созванных малайзийским космическим агентством, выпустила «Руководство по совершению ибадата (молитвы) на Международной космической станции».

Среди других правил это руководство предусматривало, чтобы Шукор молился только пять раз в течение 24 часов, то есть в сутки, а не пять раз в течение каждого оборота станции вокруг Земли.

Определение направления Мекки было более сложным делом. Религиозные знатоки настоятельно советовали Шукору, чтобы он старался изо всех сил и был очень осторожным и дотошным, собираясь выбрать направление Каабы во время совершения молитвы.

«В Малайзии разработана специальная программа, как мне соблюсти Рамадан в космосе. Но если насыщенная научная программа полета помешает, мне разрешено сделать все необходимое после возвращения на Землю, но я очень надеюсь, что мне как мусульманину все-таки удастся соблюсти традиции Рамадана во время моей работы на МКС», - сказал Шейх Музафар Шукор журналистам на пресс-конференции в подмосковном Звездном городке после утверждения экипажа 16-й экспедиции на МКС.

Автор: Тамер эль-Маграби, OnIslam

Комментарии 2