Общество

Прямая речь: "Мечетей в Москве не будет, но мусульмане будут молится вопреки всему".

Фото: Одна из тридцати мечетей Лондона

Вопрос строительства мечетей в Москве закрыт - Нафигулла Аширов
Вопрос строительства мечетей в Москве закрыт. С таким заявлением в эфире «Русской службы новостей» выступил председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России, сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов. Предлагаем к вашему вниманию стенограмму.
Тема: "Мусульман в Москве сегодня настолько много, что если их поместить в какой-то отдельный квартал, это будет, наверное, не квартал, а целый округ.

Н.ГОНЧАРОВА: В студии Наталья Гончарова. У нас в гостях председатель духовного управления мусульман азиатской части России, сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Хазрат Аширов. Добрый вечер.

Н.АШИРОВ: Добрый вечер.

Н.ГОНЧАРОВА: Сегодня поставлена точка в вопросе строительства мечети в Текстильщиках. Глава Москомархитектуры Александр Кузьмин заявил, что власти Москвы больше не рассматривают вариант размещения мечети на Волжском бульваре. Никаких документов о строительстве мечети не было, нужно закрыть эту тему, подчеркнул Кузьмин. И он отметил, что это был всего лишь вариант, и после его обсуждения в префектуре Юго-Восточного округа от него отказались. И сегодня же префект Владимир Зотов сообщил, что на месте, где предполагалось строить мечеть, будет либо парк, либо социально значимый объект, например, детский сад. Нафигулла Хазрат, вы инициатор строительства нескольких мечетей. Ситуация в Текстильщиках была, мало сказать, непростой и двойственной. И местные жители, и мусульмане собирали подписи, но под разными посланиями и требованиями. И всегда на поверхности был вопрос: кто должен решить, быть мечети или не быть? Причем так, чтобы ни одна из сторон не оказалась обиженной. Это духовные лидеры, государственные мужи. И сегодня мы ответ получили из уст Кузьмина и Зотова. Но от этого не снимается другой вопрос. Если не Текстильщики, то где строить мечеть, и строить ли? Какие дальнейшие шаги сделают мусульмане?

Н.АШИРОВ: Во-первых, я хочу уточнить, что не я являюсь инициатором строительства мечети. А инициаторами строительства мечетей как таковых являются мусульманские религиозные организации, которые имеют юридическое лицо и имеют право выходить с такой инициативой к местным органам власти. И одной из таких организаций была именно местная религиозная организация того района, где планировалось построить эту мечеть. Мечеть раздора, можно ее назвать. Проблема, конечно же, в том, что изначально Зотов объявлял, что с мечетью не будет проблем, а сейчас отказал. Вопрос-то не решается и проблема не решается как таковая. И на наш вопрос я бы хотел сказать, где и что будет, раз мечеть строить нельзя. Мы об этом неоднократно говорили, что тогда наша молодежь будет уходить на квартиры, будет собираться неформально в каких-то других местах. Хотя это по закону возможно, но лучше было бы в мечетях, официальных.

Н.ГОНЧАРОВА: Это вы описываете худший вариант развития событий?

Н.АШИРОВ: Это не худший вариант. А вы как думаете, на последнем празднике собралось 70 тысяч человек. Только около Соборной. Возле Исторической мечети было где-то 18 тысяч человек. И что интересно, обычно на Мемориальной мечети собирают люди на той стороне дороги, где находится мечеть. Но в этот раз люди фактически заняли всю территорию на другой, на противоположной стороне дороги улицы Минской, в прилегающем лесу. Это, кстати, происходит не только по праздникам, как утверждают русские националисты, что якобы только в праздники собираются мусульмане, а так круглый год им, в принципе, как бы мечети не нужны. Я могу это оспорить. Тот, кто не согласен со мной, может прийти в пятничный день в любую из московских мечетей, и он увидит, что тысячи и тысячи людей молятся на улице. Если в мечети полторы тысячи помещаются, то 5-6 тысяч человек на улице за пределами мечети.

Н.ГОНЧАРОВА: С Текстильщиками вопрос решенный, там мечети не будет. Последуют ли какие-то предложения от мусульман о новой площадке строительной?

Н.АШИРОВ: Я думаю, что при современном подходе вообще к проблемам мусульман в городе Москве и многих других центральных городах Центрального федерального округа дело обстоит, я думаю, проблема будет стоять таким же образом. Потому что если все вопросы отдавать на откуп каким-то инициативным группам с сомнительными руководителями, с сомнительными лидерами, которые возглавляются нередко националистическими организациями, то, в принципе, ни в одной точке города Москвы, ни в одном районе мы не будем иметь успеха в вопросе разрешения на строительства мечети. Я думаю, что Максим Шевченко, известный телеведущий, в этом ключе правильно высказался, что мечети нужно строить в соответствии с законами государства и Конституцией Российской Федерации, которая гласит о равенстве религиозных конфессий. И запрещать не по каким-то заявкам инициативных групп, потому что они не имеют юридического права что-либо разрешать или запрещать. И главный закон Конституции Российской Федерации в преамбуле прямо говорит, что ислам является традиционной конфессией Российской Федерации.

Н.ГОНЧАРОВА: Но нельзя не учитывать и другие законы. Градостроительные законы, например.

Н.АШИРОВ: Если все законы вместе сложить, получается, что все законы имеют право на жизнь, только места для мечети в России или в частности в Москве не остается. Это мы должны констатировать?

Н.ГОНЧАРОВА: Такова позиция нашего гостя — председателя духовного управления мусульман азиатской части России, сопредседателя Совета муфтиев России Нафигуллы Хазрата Аширова. Два года назад вы сделали заявление, которое вызвало немалую шумиху. Вы предложили создать в городах этнические анклавы, ну, районы или гетто. Хотя слово «гетто» вам не нравилось. Аргумент ваш был такой: на улицах каждый день гибнут люди только за то, что у них другой цвет глаз или кожи, и в стране, победившей фашизм, это не позволительно. А так, как проблема эта не решается, только раздельное проживание и может обеспечить безопасность. Сегодня, в нынешней ситуации ваше мнение не поменялось? Вы по-прежнему считаете, что необходимы такие локальные районы?

Н.АШИРОВ: Аналогичное мнение я слышал от господина Шаевича. По крайней мере, такие информационные материалы проходили о том, что вокруг московской хоральной синагоги уже формируется еврейский квартал со всей присущей ему инфраструктурой, детскими садами, кошерными магазинами и прочим. Также я могу предоставить же материалы, были заявления и со стороны ФЕОР. Я думаю, что если в этом есть некая необходимость у какого-то народа, в частности, я говорю о наших согражданах иудеях, то, наверное, такие кварталы вполне могут возникнуть.
Н.ГОНЧАРОВА: А если говорить о мусульманах?

Н.АШИРОВ: Мусульман в Москве сегодня настолько много, что если их поместить в какой-то отдельный квартал, это будет, наверное, не квартал, а целый округ. В этом нет сегодня необходимости, потому что мусульмане практически во всех районах города Москвы живут в достаточно большом количестве и могут в каждом отдельно взятом районе города Москвы, если исходить из реальных потребностей, которые, к сожалению, сегодня не учитываются, могут строить свои мечети, открывать халяльные магазины, детские сады и создавать всю остальную инфраструктуру, которую государственный закон разрешает.

Н.ГОНЧАРОВА: Получается некий такой район, локальная область.

Н.АШИРОВ: Зачем нам себя запирать в какой-то локальный район, если мы живем по всей территории города Москвы? Город Москва — это город всех народов Российской Федерации, в том числе и татар, которые проживают здесь со времен, наверное, Чингисхана.

Н.ГОНЧАРОВА: Если мы говорим о локальных районах, то это такие естественные образования, а не искусственно созданные?

Н.АШИРОВ: На сегодняшний день, притом количестве мусульман, которые проживают в Москве, необходимость в каких-то локальных районах отпадает. Сегодня сама Москва является локальным районом проживания большого количества мусульман.

Н.ГОНЧАРОВА: А у вас есть данные, сколько мусульман проживает в Москве?

Н.АШИРОВ: Если по самым скромным подсчетам, в 2002 году, когда была перепись населения. Она потом была дезавуирована как перепись, реально отражающая ситуацию. Там было отмечено, по самым низким подсчетам я возьму, 400 тысяч было отмечено. Но эта цифра вызывает ухмылку у всех экспертов, которые не совсем уж сочувствуют мусульманам. Последние данные говорили о том, что в Москве проживают 800 тысяч. Но я знаю, что только в советский период 800 тысяч только татар проживало в Москве. Это 70-е годы. Большинство из них это горьковские татары, которые из Нижегородской области. Но учитывая, что сегодня, я не знаю, в каждом дворе по 10-15 узбеков убирают, и, вспоминая о тех возмущениях москвичей, что кавказцы пляшут лезгинку на центральных площадях, то, наверное, надо думать, что уже не столько, а намного больше. Сегодня вести войну цифр какую-то я абсолютно не склонен. Нужно выйти, наведаться на любую детскую площадку и посмотреть, сколько там гуляет людей с детьми и сколько там людей гуляет с собачками маленькими. И сразу же все встанет на свое место, все станет понятно.

Н.ГОНЧАРОВА: Количество мусульман в Москве, если мы знаем число мусульман, эти данные могут помочь, например, в обосновании просьбы, требований строительства мечети. Условно, миллион мусульман — столько-то мечетей. Смотрите, уважаемые власти, требуется больше. Иначе, как вы говорите, молодые люди будут организовывать эти мечети у себя на квартирах, в подвалах.

Н.АШИРОВ: Сегодняшний день, в принципе, они уже имеют право организовывать молитвенные помещения в любом месте. В федеральном законе о свободе совести, о религиозных объединениях есть такой пункт «религиозные группы». Когда без обретения юридического лица группа мусульман, любая группа мусульман — 10, 15, 100 человек, тысяча — могут организовывать религиозные группы и, как прописано в законе, совместно исповедать религию, совершать богослужебные обряды, заниматься обучением своих последователей. И сегодня я обращаюсь через ваше радио к нашим молодым людям. Я их призываю организовываться в религиозные группы, создавать религиозные группы, организовывать молитвенные помещения помимо мечетей. Может быть, это даже более благотворно будет. Заниматься проповеднической деятельностью, организовывать пятничные богослужения, что закон не запрещает, на любой квартире, в частном доме или арендованном помещении. Я могу в квартире у себя организовать.

Н.ГОНЧАРОВА: Нафигулла Хазрат, а может, все-таки активизировать свои действия в строительстве дополнительных мечетей, а не такими призывами обходиться?

Н.АШИРОВ: Я думаю, на сегодняшний день этот вопрос абсолютно закрыт.

Н.ГОНЧАРОВА: Вы не верите в перспективность, в положительное его решение?

Н.АШИРОВ: Уже было заявлено, что любое строительство мечети нужно согласовывать с местными жителями. А мы знаем, что те экстремистско-фашистские организации перемещаются с одного района в другой район. Где только возникает вопрос о строительстве мечети, они сразу же активизируются в том районе, собирают местное население и проводят там митинги, пикеты.

Н.ГОНЧАРОВА: Нельзя назвать местных жителей экстремистами.

Н.АШИРОВ: Мы прекрасно знаем, кто это организовал. Я не говорю, что там местные жители не участвовали. Они участвовали. Но кто их организовал, мы тоже знаем. Это неважно даже, кто их организовал. Важно, что выступления против мечетей будут в любой точке города Москвы. И мой вывод, что строить мечети, может быть, нецелесообразно. Целесообразно открывать молельные помещения, которые будут подконтрольны самим мусульманам, они там будут нормально молиться. Это гарантирует закон «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Н.ГОНЧАРОВА: Так считает председатель духовного управления мусульман азиатской части России, сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Хазрат Аширов, который у нас сегодня в гостях. Давайте поставим этот вопрос на голосование. Если вы с ним согласны и так же, как наш гость, думаете, что нецелесообразно строить мечети в Москве не из-за того, что их не нужно строить, их не дадут построить и лучше организовать молельные дома. Звоните 660-06-91. Если вы считаете, что вполне возможно построить мечети, нужно этого добиваться, если такая насущная необходимость, звоните 660-06-92. Итоги голосования мы подведем чуть позже. Нафигулла Хазрат, нельзя отрицать, что существуют межэтнические конфликты повсеместно в России, в Москве в том числе. Можно сколько угодно говорить об имитации, проводить определенную группу людей с целью раскачать лодку и продемонстрировать эти конфликты. Но выйдите на улицу, в те же Текстильщики, спросите местных жителей, как они относятся к строительству мечетей, мы только что этот вопрос разбирали. Спуститесь в метро на станцию «Проспект Мира» во время исламских праздников, как было недавно в Курбан-байрам, и понаблюдайте, как в этой несметной, просто какой-то страшной толпе народа немусульмане реагируют на мусульман и наоборот. Не будем уходить от правды — есть межэтнические конфликты. Открытые — закрытые, они есть. Вопрос в другом: как эти межэтнические конфликты все не просто решить, а предотвратить? У вас есть какая-то концепция?

Н.АШИРОВ: Я бы не стал сильно уж демонизировать, что есть какие-то межэтнические конфликты. Что люди, москвичи, идущие на намаз, пугают обывателей московских.

Н.ГОНЧАРОВА: А давайте спросим у московских обывателей.

Н.АШИРОВ: Спросить все можно, конечно.

Н.ГОНЧАРОВА: Сначала я подведу итоги предыдущего голосования. 82 процента наших слушателей, нашей аудитории согласны с вами и считают, что не надо строить мечети в Москве не потому, что они не должны там быть, а из-за того, что это бесперспективно, никто не даст разрешения, и нужно организовывать какие-то молельные дома в квартирах. 18 процентов говорят, что лучше строительство мечетей, нужно активизировать свою деятельность, добиваясь строительных площадок под мечети. И сейчас я объявляю новое голосование. Наш гость говорит, что не стоит демонизировать ситуацию. И если это называть не межэтнический конфликт. А вы считаете, что в какой-то праздник мусульманский нет такого столкновения отношений мусульман и немусульман. Правильно?

Н.АШИРОВ: Мне странно слышать это. Если люди идут на праздник. Если в одном месте собираются 70 тысяч человек. По данным МВД, никому не сломали руку, не наступили на мозоль, не уронили урну, не насорили. Все было нормально. А теперь, когда собираются на очередную пьянку по случаю какого-нибудь праздника, допустим, Дня десантника и т.д. Там, знаете, сколько преступлений совершается? Давайте спросим людей: десантники больше пугают людей, чем мусульмане?

Н.ГОНЧАРОВА: А давайте спросим. Вас, уважаемые радиослушатели, десантники больше пугают, пьянствующие. Нежели мусульмане, которые собираются в свой праздник в количестве нескольких десятков тысяч человек. Если вас десантники пугают больше, звоните 660-06-91. Они представляют большую опасность. 660-06-92. Нет, вы обращаете внимание во время праздников мусульманских, вам неловко, вы чего-то опасаетесь, побаиваетесь, обходите стороной — 660-06-92. Вы выразили удивление. Но я-то говорю о реакции населения.

Н.АШИРОВ: Меня не пугают, допустим, люди, которые собираются на праздничную молитву.

Н.ГОНЧАРОВА: Это понятно.

Н.АШИРОВ: И бабушки, собравшиеся вокруг церквей, меня тоже не пугают.

Н.ГОНЧАРОВА: Но в количестве 50-70 тысяч бабушки вокруг церквей не собираются.

Н.АШИРОВ: Но если бы у нас было 900 мечетей, как 900 церквей в Москве, мусульман бы тоже не было заметно.

Н.ГОНЧАРОВА: Контраргумент принят. Вопрос, который я задала: как эти межэтнические конфликты предотвращать? Или вы считаете, что все-таки их нет?

Н.АШИРОВ: Я считаю, что их нет как таковых. А просто есть такой параноидальный страх людей, которые не знают ситуации как таковой. Они не знают мусульман. Они привыкли к среднестатистическому татарину, с которым они на Новый год распивали спиртные напитки, совместно плясали вокруг елки. Они считали, что мусульмане все таковы. А когда они увидели, что люди начали возвращаться к своим истокам, к своей религиозной концепции, к самосознанию, они увидели, что мусульмане, оказывается, не пьянствуют. Они отказываются от многих вещей, которые запретны в своей религии. Они увидели их в новом свете, и это почему-то их напугало, я не знаю почему.

Н.ГОНЧАРОВА: Нафигулла Хазрат, следующий вопрос. Есть еще один факт, который, на мой взгляд, трудно отрицать. В России ислам ассоциируется с экстремизмом. И более того, с терроризмом, буду называть вещи своими именами. Достаточно вспомнить теракты в России только этого года. Столичное метро, Кизляр, Ставрополь, Баксанская ГЭС, Владикавказ. Если приводить всю статистику о вылазках боевиков на территории Северного Кавказа, только эти вылазки, нашей программы в принципе не хватит. Вы сейчас мне можете возразить, причем тут ислам, и будете правы. Но люди в метро, они шарахаются от безобидной девушки только потому, что она и хиджабе. И не кажется ли вам, что ислам дискредитировал себя? Не считаете ли вы, что исламу как религиозному институту необходимо проводить какую-то разъяснительную работу, о чем вы только что говорили? Миссионерство, если хотите. Духовным лидерам мусульман в сложившихся условиях, на мой взгляд, недостаточно просто заявлять «эти бандиты не имеют к нам никакого отношения».

Н.АШИРОВ: О каких бандитах вы говорите?

Н.ГОНЧАРОВА: О террористах.

Н.АШИРОВ: Которые таджиков режут на улицах Москвы? Которые узбеков выслеживают и убивают? О них, почему вы не говорите?

Н.ГОНЧАРОВА: В данном случае я говорю о террористах.

Н.АШИРОВ: А почему вы не говорите о тех, которые громят рынки из-за того, что там якобы «черные» работают. Которые выслеживают таджиков, узбеков, режут их, разбивают молотками им головы. 15 человек зарезали в одном только доме в Краснодарском крае.

Н.ГОНЧАРОВА: Это как-то связано…

Н.АШИРОВ: А это не бандиты, да?

Н.ГОНЧАРОВА: Я сейчас говорю про теракты и про жертвы терактов. Хорошо, я перечислю: столичное метро — 40 человек, Владикавказ — 17, Кизляр — 12.

Н.АШИРОВ: Вы сейчас противоречите заявлению нашего президента Медведева и премьер-министра Путина, которые сказали «никакие экстремистские действия террористического характера нельзя связывать с религией».

Н.ГОНЧАРОВА: Я не связываю. Вы слышите мой вопрос: такая ассоциация у людей.

Н.АШИРОВ: Тогда вопрос не ко мне. Вопрос к тем людям, которые показывают свою невежественность в вопросах религии и вопросах межрелигиозных взаимоотношений. Я считаю, что президент Российской Федерации и премьер-министр были правы, когда сказали, что никакие преступления против человечества нельзя связывать с какой-либо религией. Точно так же мы не связываем преступления Гитлера, который был христианином, с православием или другими христианскими конфессиями.

Н.ГОНЧАРОВА: Очень хорошо ссылаться и очень удобно на первые лица государства. Они делают свои заявления.

Н.АШИРОВ: Мы должны ориентироваться на наших руководителей.

Н.ГОНЧАРОВА: Я еще раз приведу простой пример. Люди в метро шарахаются от девушки только потому, что она в хиджабе.

Н.АШИРОВ: Если вы шарахаетесь от девушки в хиджабе, вы просто невежественный человек, который не знает историю ислама, настоящую суть веры.

Н.ГОНЧАРОВА: Хорошо. На ваш взгляд, проблемы не существует. И духовные лидеры мусульман в этих сложившихся условиях не должны проводить какую-то дополнительную разъяснительную работу, чтобы объяснить тем, кто шарахается от девушки в хиджабе, что они невежественны, что дело не в этом? Может быть, необходима какая-то кампания, которая отделила ислам от экстремизма, ислам от терроризма?

Н.АШИРОВ: Ислам сам по себе давно уже отделил экстремизм и терроризм от себя. И каких-то дополнительных уроков проводить для тех невежественных людей, которые сегодня более тысячи лет живут бок о бок с мусульманами и до сих пор не знают религию, своего соседа, просто остается жалеть этих людей.

Н.ГОНЧАРОВА: Это вы так считаете. Но спросим у наших слушателей, как считают они. И чтобы не быть предвзятой, я просто скажу, что у меня есть причины относиться к исламу с большим уважением и вниманием, нежели у среднестатистического христианина. Сейчас подведем итоги голосования. 16 процентов наших слушателей не боятся ВДВ.

Н.АШИРОВ: Они сами там участвуют.

Н.ГОНЧАРОВА: И для остальных 84 процентов гораздо опаснее девушка в хиджабе. У нас в гостях председатель духовного управления мусульман азиатской части России, сопредседатель Совета муфтиев России Нафигула Хазрат Аширов. Хотела я нашему гостю задать еще вопрос, могут ли духовные лидеры повлиять на ситуацию на Северном Кавказе. До такой ли степени у них сила, чтобы они однажды сказали «все, хватит» и на Северном Кавказе после этого началась бы мирная жизнь. Но не буду. По той простой причине, что очень много приходит SMS-сообщений, сообщений на сайт rusnovosti.ru «дайте звонки». Давайте пообщаемся. Телефон прямого эфира 788-107-0, телефон для SWMS-сообщений 7-925-101-107-0. Слушаем вас, здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Сергей. Я хотел бы задать вопрос. Я услышал от уважаемого гостя вашей студии очень интересную вещь. Он называет всех русскоязычных алкоголиками, оскорбляет их.

Н.АШИРОВ: По-моему, я такого не говорил.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А основная масса азиатских жителей, которые приехали сюда, и прут, и прут, основная масса — это наркоманы. И возле мечети, которые были 70 тысяч, это азиаты, это не местные татары, которых мы любим и уважаем, и живем с ними много лет. А это Азия, которая здесь абсолютно не нужна. Это чужие люди.

Н.ГОНЧАРОВА: Сергей, ваш вопрос?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если они хотят молиться, строить мечети, пусть к себе едут и строят мечети.

Н.ГОНЧАРОВА: Сергей, мы вас поняли. Я хочу также сказать, что мусульмане — это не только жители бывших республик Советского Союза, но и, например, татары.

Н.АШИРОВ: Я бы хотел сказать, что я слово «алкоголик» вообще не произносил. Когда праздник ВДВ, это во всех газетах пишут, это же общеизвестно, их праздник проходит с большими возлияниями, с купаниями…

Н.ГОНЧАРОВА: Сергей говорил про употребление наркотиков среди мусульман. В этом был его вопрос.

Н.АШИРОВ: Видимо, он с такими мусульманами общался. Воочию видел и знает. Видимо, он с ними дружит. Я таких мусульман не знаю.

Н.ГОНЧАРОВА: Лидия Ивановна пишет на сайт rusnovosti.ru. «В преамбуле Конституции нет слова «мусульманин». Сказано «мы многонациональный народ». Пожалуйста, будьте точнее, обращается она к вам. Слушаем вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Александр. Я хотел бы Нафигулу Хазрата поддержать. Я православный сам. Пусть господь его укрепит, ему на очень сложные вопросы приходится отвечать, непростые. И ваша работа заставляет ставить их максимально жестко. Это судьбы человеческие. Мы столетия живем вместе. И мы лично, православные, очень хорошо относимся к братьям-мусульманам, хочу их поздравить с прошедшими праздниками, поддержать. Два вопроса, которые у меня есть. Это возвращаясь к мечети в Текстильщиках. Я живут именно там. По моему мнению, это провокация со стороны властей. Я 50 минут проезжаю 150 метров от улицы Окская до Волгоградского проспекта. С учетом жены, ребенка, это страшно неудобно, очень влияет психологически. Когда Батурина застроила дом к дому, машину поставить невозможно, я просто оцениваю как провокацию, вброс такой — на единственный пустырь поставить мечеть. Я буду рад, когда будут возгласы «Господь велик», я положительно это рассматриваю. Но это сделано с бытовой точки зрения настолько вызывающе дерзко, что впечатление такое, что это провокация. Мое предложение, что не стоит отказываться от решения вопроса по строительству мечетей. Они обязательно должны быть в Москве. Но тут надо смотреть на Генеральный план Москвы, и заранее, долго готовя общественное мнение, соответственно, решать вопрос со строительством. И второй вопрос: с точки зрения терроризма и ислама. Ислам — нет никаких сомнений, что это мирная религия, не нужно даже объяснять, что это не так. И тот, кто захочет поинтересоваться, может ознакомиться с литературой, поговорить с опытным человеком. Но с точки зрения муфтията стоит побороться за тех ребят, которые с этим сталкиваются: они видят тотальную несправедливость везде, воровство, коррупцию, невозможность нормальной самореализации молодого человека. В нем вырастает протест.
Н.ГОНЧАРОВА: Александр, простите, прерываю вас, очень мало времени. Давайте сформулируем вопрос.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Может быть, более активно за этих ребят бороться, не отдавать их в лапы приезжим, непонятно кому.

Н.АШИРОВ: Я очень благодарен за слова поддержки. Я думаю, что большинство православных, истинно верующих людей думает именно так. Кстати, об этом мы тоже разговаривали с нашими согражданами православного толка, когда проводили мониторинги. Что касается нашей работы как муфтиятов, то нам трудно объяснить тому молодому человеку, который сидит на снегу, под дождем и снегом, и насиживает на морозе туберкулез во время обязательных для мусульманина пятничных и праздничных молитв, сказать, что о тебе заботятся, все твои права защищены, ты комфортно себя здесь чувствуешь. Трудно нам это объяснить. Лично мне трудно что-либо противопоставить словам тех людей, которые предъявляют нам как религиозным деятелям претензии. Говорят, что вы ничего не делаете и не можете делать ради нас. Вы вообще никто, понимаете? Я предложил альтернативу. Молодые люди должны собираться сами, самоорганизовываться в религиозные группы и проводить молитвы.

Н.ГОНЧАРОВА: В квартирах, в подвалах.

Н.АШИРОВ: А почему нет? Законом это регламентировано и все-таки не на снегу.

Н.ГОНЧАРОВА: И все-таки во время праздников несколько десятков тысяч человек придут к мечетям, потому что нет у них других мечетей.

Н.АШИРОВ: У нас проблема не только в праздники. Пятничные молитвы. А пятничные молитвы, основываясь на законе о религиозных группах можно организовывать везде, где угодно, в частных владениях.

Н.ГОНЧАРОВА: Спасибо. Это очень богатая тема, очень трудная, сложная тема.

Н.АШИРОВ: Ничего сложного в ней нет.

Н.ГОНЧАРОВА: Вам, может быть, ничего сложно. Я не могу, например, зачитать все SMS-сообщения по многим соображениям.

Н.АШИРОВ: Сделайте полуторачасовую передачу тогда.

Н.ГОНЧАРОВА: Мы обязательно вернемся к обсуждению этого вопроса. Я хочу напомнить, что у нас в гостях был председатель духовного управления мусульман азиатской части России, сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Хазрат Аширов.

Автор: РАДИО "РУССКАЯ СЛУЖБА НОВОСТЕЙ"

Комментарии 0