Общество

Ко дню рождения великого лжеца!

 

 

Меня поражают некоторые люди, которые считают себя мусульманами, патриотами до мозга костей, и умудряются вешать дома портреты имама Шамиля (рахимуЛлах), рядом с гамзатовым расулом.

Когда речь заходит о его "творчестве", то особо преданные его "таланту", начинают кричать с пеной у рта "сделайте для начала то, что сделал он", "добейтесь таких же высот, каких добился он", "да он кто, и где ты вообще"... Ну и всякое прочее, "патриотическое".  К сожалению, не было этих людей, при жизни этого "великого" поэта, чтобы сказать ему те же самые слова, в защиту имама Шамиля, чтобы показать свою ревность к религии Аллаха. Да собственно, большинству из них, сегодня его творчество, это возможность лишний раз понтанутся, и показать себя "настоящим горцем".

На этом собственно, все мужество заканчивается. Потому как. какое может быть мужество, если нет ревности за религию Аллаха? За тех, кто отдал жизни на Его пути... 

Очень часто приходится видеть, как цитируют целые главы или строчки, из книги "Мой Дагестан". О том что это за дагестан, расула гамзатова, можно понять, посмотрев сегодня на улицу... 

А вот и вступление в самом  начале книги, но почему то мусульмане в упор не хотят замечать этих слов: 

"Однажды мюриды расхвастались друг перед другом своими саблями. Они говорили о том, из какой прекрасной стали их сабли сделаны и какие прекрасные стихи из Корана начертаны на них. Среди мюридов оказался Хаджи-Мурат - наиб великого Шамиля. Он сказал:- О чем вы спорите в прохладной тени чинары? Завтра на рассвете будет битва, и ваши сабли сами решат, которая из них лучше.И все же я думаю, что аллах неторопливо закуривает, прежде чем начать свой рассказ."

Не позорьтесь, и не позорьте свою религию, и честные имена тех, кто сражался на пути Аллаха, и доказал свою правдивость! 

Наш Дагестан, это не лезгинка, вино, поэзия расула гамзатова, дербентский коньяк, туристический кластер, территория Анжи..

Это ваш Дагестан, но никак не наш. И мы никогда не полюбим то, что ненавистно Аллаху! даже если это культурное наследие ваших предков. Культурное наследие фараонов, дожило до наших дней, от чего бы вам тогда, не поклонятся ему?

Пречист Аллах, от того что вы придаете Ему в сотоварищи!

Для всех, кто сегодня отмечает день рождение "великого поэта", предлагаю снова перечитать его "великое произведение", посвященное Великому имаму!

 

 

ИМАМ

Англичане усердно чалму на него намотали, 
И старательно турки окрасили бороду хной, 
И Коран ему дали, а главное, саблю из стали: 
"Вот вам, горцы, имам, - он наместник Аллаха земной!" 

И сперва эта сабля сынов Дагестана косила: 
Горец, мол, непослушен и пред Шамилем виноват! 
А потом занеслась она над сыновьями России: 
Мол, рубите неверных, Шамиль объявил газават! 

Что ж она принесла, правоверная сабля имама, 
Что она охраняла и что берегла, для кого? 
Разоренье и страх - для аулов, укрытых дымами. 
Для бандитов - раздолье. Для "праведных мулл" –  
плутовство. 

Что она охраняла? Ярмо непосильного гнета. 
Черный занавес лжи, униженье, и голод, и страх. 
Для посевов - пожары. Бесправье и тьму - для народа. 
Для змеиных притонов - гнездовья в чеченских лесах. 

Для убитых-могилы. Для раненых - смертные муки. 
Для младенцев - сиротство. Для вдов - нескончаемый стон. 
Для имама-то золото, что не вмещалось во вьюки 
На семнадцати муллах, да славу, да семь его жен. 

Что она охраняла, кровавая сабля имама? 
Наши горы от пушкинских светлых и сладостных муз, 
От единственной дружбы, что после, взойдя над веками, 
Создала для народов счастливый и братский союз. 

Что она охраняла? Имама чиновное право 
Продавать толстосумам отчизну и оптом и врозь 
И сынов Дагестана налево швырять и направо, 
Под ободья английских, турецких, арабских колес. 

А имам был готов, поднимаясь и в званье и в чине, 
Кровь сынов Дагестана с землею смешать пополам... 
Но объезженный конь захромал на гунибской вершине, 
И на сердце, на слабость стал сетовать старый имам. 

Не за старость, однако, имаму прощенье досталось, 
Не из жалости царь вместо крепкой петли и огня 
Повелел обеспечить для пленника сытую старость 
И откармливать стал его, как перед скачкой коня. 

Он, России сынов порубивший на взгорьях немало, 
К травоядству приведший сынов Дагестана в те дни, 
Он, предатель, носивший меж горцами званье имама 
Был тому, кто в России царем назывался, сродни 

Были руки обоих багровы от крови народной. 
Горе сеяли оба, - и в том их сказалось родство: 
"Будь, Шамиль дорогой, как душе твоей будет угодно, 
Званым братом и гостем желанным двора моего!" 

Так закончил имам двадцатипятилетье обмана, 
Издыхать он и то не вернулся уже в Дагестан: 
Труп чеченского волка, ингушского змея-имама, 
Англичане зарыли в песчаный арабский курган. 

Но цела еще сабля. Когда, словно эхо "Авроры", 
Раскатился в горах наступленья великого гул, 
С этой саблей кровавой в мои посветлевшие горы 
Снова сунулся Лондон, явился, как прежде, Стамбул... 

Нацепил её, пузо свое опоясав ремнями, 
Крупный барановод, чтобы снова позвать в газават, 
Но народ стал мудрее - конец самозванным имамам! 
Знают горцы, что русский народ - и учитель и брат. 
С коммунарами русскими шли партизаны нагорий, 

Знамя счастья и дружбы они на Гуниб принесли, 
Газаватчики точат и ныне, себе же на, горе, 
Саблю ржавую ту за пределами нашей земли. 
Но с великою дружбой счастливое время настало, 
Тот, кто саблю поднимет на нашу семью, будет бит! 
Так теперь говорят сыновья моего Дагестана. 
Так вся наша Россия на всех языках говорит! 

 

Да унизит Аллах всех тех, кто наводит навет на Его религию, и на его рабов! Амин!

P.S. Намерено сохранено написание прописных и строчных букв в именах собственных - редактор.

Автор: Айят Абдурахманова

Комментарии 11