Общество

Маневры

Татарстан посетил президент Владимир Путин. Правда, в Казани он так и не появился, в аэропорту сразу пересел в вертолет и полетел в Булгар. Его сопровождали Минниханов и Шаймиев. Путин осмотрел строительство резиденции муфтия в Булгаре и вручил орден Мужества вдове погибшего Валиуллы Якупова Галине Авентьевой, однокурснице и, кстати, активной православной, с которой Якупов сочетался браком лет пять назад (что запрещено по ханафитскому масхабу и разрешено по салафитскому, как прокомментировал Рафик Мухаметшин, ректор РИУ) и орден Дружбы муфтию ДУМ РТ Илдусу Файзову (он был в инвалидной коляске). Как заявил Путин на вручении орденов: «Наши люди никогда не позволят растащить и расколоть наше общество по национальным «квартирам», по религиозному признаку…» Академик Валерий Тишков, кстати, на совещании в Саранске по межнациональным вопросам при участии Путина сформулировал новую доктрину: «Формула дружбы народов очень полезна и нужна, но нам все-таки нужно думать и о формуле дружного народа. Мы – один народ при всем его многообразии…» Далее он предлагает народам России оставить вопросы развития традиций, культуры, языков, но никак не государственного устройства.

      Затем Путин вылетел в Свияжск, как его охарактеризовала пресс-служба Путина, исторический «военно-административный центр и православный центр». Там осмотрел отреставрированную церковь, которую построил отряд Ивана Грозного за два года перед захватом Казани и в которой Иван Грозный молился о взятии Казани, другие православные объекты в Свияжске. Путину объекты понравились. На реставрацию Свияжска и Булгара уже затрачено 2,4 миллиарда рублей, всего планируется потратить 7 миллиардов, причем в пропорции 70% на реставрацию Свияжска, 30% на реставрацию Булгара. То есть примерно 5 миллиардов на Свияжск и 2 миллиарда на Булгар. Это, конечно, политически не совсем корректно, лучше было бы финансировать Свияжск и Булгар по схеме 50:50. 

      Шаймиев уже предложил митрополиту Анастасию избрать Свияжск своей постоянной резиденцией. Но Анастасий отказывается, в Казани работать удобнее. Между тем руководитель ЦДУМ в Уфе муфтий Талгат Таджутдин объявил о своей скорой отставке и сообщил, что еще в конце июня он предложил Шаймиеву стать главой ЦДУМ России и тот попросил дать ему для ответа тайм-аут на три месяца. В Казани поползли слухи, что по заказу аппарата президента РТ уже пишется книга «Шейх Шаймиев», в которой рассказывается, что Шаймиев совершал намазы, будучи первым секретарем Татарстанского рескома. Шаймиев уже совершил малый хадж, имеет престижную премию короля Саудовской Аравии, которая считается аналогом Нобелевской премии в мусульманском мире и составляет 500 тысяч долларов.

      Этнических мусульман в России сейчас 20 млн., еще 10 млн. мусульман среди мигрантов (Россия по количеству мигрантов на втором месте в мире после США). Мигранты-мусульмане, кстати, очень выгодны для России, они дают ей примерно 70 млрд. долларов ВВП, при этом только 15 млрд. долларов отправляют домой в виде выплат. То есть прибавочная стоимость от них России примерно 400% с каждого человека в среднем. Их труд гораздо более выгоден, чем труд россиян, конечно, это фактически феодальный труд, даже полурабовладельческий. В условиях такой сверхэксплуатации среди мигрантов закономерно расцветает радикальный исламизм. Так вот, учитывая быстрый рост влияния мусульман в России, просьба к Шаймиеву стать муфтием всей России последовала, конечно, не от Талгата Таджутдина, а непосредственно от Владимира Путина. Шаймиев как муфтий весьма полезен Путину, авторитет Шаймиева практически непререкаем, причем как внутри страны, так и в мусульманских странах. То есть муфтий Шаймиев – это проект Путина. Если Шаймиев станет муфтием, то он сможет объединить всех мусульман России в единую структуру. Шаймиев строит Булгар «под себя». Для Татарстана этот проект чрезвычайно выгоден геополитически и экономически (например, с точки зрения размещения в Казани штаб-квартиры Исламского банка), возникновение в Булгаре мощной центральной резиденции «генерального» муфтия России подтверждает международный статус Казани как восточной столицы России.

      Муфтий Шаймиев по своему статусу фактически будет выполнять роль вице-президента России, лоббиста интегрированных интересов мусульман в России, и с этой точки зрения, учитывая его хозяйственность, осторожность, ответственность и рационализм, интересы мусульман будут хорошо защищены, потенциальная конфликтность «столкновения цивилизаций», православной и исламской, будет, как выражались чекисты во времена Андропова, «профилактирована». Потому что нет более опасного вызова для России, чем исламский радикализм. Если допустить здесь ошибки, то будет похуже, чем в Сербии. Это будет мировая трагедия в стране с ядерным оружием.

      Потенциальная опасность исламской радикализации Татарстана, которую «чует» Путин, уже выразилась в том, что центр по борьбе с экстремизмом МВД России возглавил Тимур Валиуллин. Раньше в ФСБ был отдел по работе с Поволжьем в количестве 70 человек, теперь создан специальный особый отдел по работе с Татарстаном в количестве 80 человек. Назначение министром МВД РТ Артема Хохорина скорее всего можно рассматривать как желание сильнее контролировать ситуацию с исламским радикализмом в республике. Заявление Хохорина об идущей в Татарстане 13 лет необъявленной войне было сенсационным, никто так откровенно негативно ситуацию в республике ранее не характеризовал. Хохорин критиковал «салафизацию» в Набережных Челнах и Нижнекамске. Это, как говорят, может привести к отставке главы Нижнекамска, брата Ильсура Метшина.

      В свете визита Путина Раис Сулейманов сделал заявление о том, что салафиты на самом деле имеют своей целью не ликвидацию отдельных ханафитских имамов, но покушение на Путина (напомним, рядом с Черным озером в Казани была обнаружена машина со взрывчаткой). Местные салафиты озвучили: они готовы выйти на масштабные акции протеста в Казани в момент визита президента России. ФСО заявила, что в связи с этим не может гарантировать безопасность президента РФ, визит был перенесен с 30 августа на более раннее число, и в Казань Путин не заехал (откровенно говоря, зря). Ожидаемый приход Путина в открывающийся новый огромный Дом дружбы народов на ул. Павлюхина (площадь 4,5 тысячи квадратных метров) в Казани не состоялся, так как ФСО высказала претензию о том, что слишком близко к Дому дружбы находится автозаправка и Путин может пострадать в результате возможной диверсии.

      Перед приездом Путина имела место еще одна знаковая история. После терактов 19 июля был снят с работы начальник управления по работе с религиозными организациями аппарата президента Марат Гатин (между прочим, совершенно незаслуженно, работник неплохой, квалифицированный, просто пал жертвой обстоятельств). На его место должен был быть назначен по предложению Шаймиева глава Агрыза Габбасов. Вполне естественно, если Шаймиев хочет быть муфтием, ему желательно иметь на этом посту человека своей команды, с поста госсоветника Шаймиеву закономерно придется уйти. Вопрос был согласован, и Габбасов даже добровольно покинул пост главы Агрыза, чтобы начать работу в Казанском Кремле.

      Однако вмешался «ужасный», всесильный борец с ваххабизмом Раис Сулейманов, он опубликовал несколько материалов о Габбасове, дав ему характеристику, как человеку, чуть ли не сочувствующему ваххабитам. Габбасов несколько раз совершал хадж (что в этом плохого, не совсем ясно), непонятно долго жил в Саудовской Аравии, покровительствовал имаму, которого Сулейманов причислял к ваххабитам, министр МВД Артем Хохорин дал на сессии Госсовета РТ Агрызскому району характеристику, как ваххабитскому (оперативная служба в МВД работает), Габбасов провел в школу района арабское спутниковое телевидение, где постоянно пропагандируется ваххабизм (ничего удивительного, это государственная идеология Саудовской Аравии). Когда готовился визит Путина в Булгар, Минниханов и Шаймиев там все предварительно посмотрели. И в этот момент Минниханову пошел прямой звонок из Московского Кремля: почему он сочувствующего ваххабитам человека назначает на пост руководителя управления по делам религиозных организаций? Естественно, Минниханов назначение отменил. Шаймиев, говорят, был чрезвычайно расстроен. Габбасова пришлось пристроить директором небольшого предприятия в Набережных Челнах.

Автор: Рашит Ахметов

Комментарии 2