События

Нам не нужны - Александр Ткачёв

Ставрополье превратится в Косово? Отток русских с Юга угрожающе растет

В Ставропольском крае даже в советское время градус межнациональных отношений был выше, чем в среднем по стране. А в постсоветские десятилетия ситуация начала складываться так, что русскому населению в этом субъекте Российской Федерации становится всё более неуютно. Неудивительно поэтому, что ежегодно тысячи русских жителей края уезжают вглубь России, а эту убыль с лихвой компенсируют приезжие из северокавказских республик. В некоторых поселениях на востоке региона русское население уже в меньшинстве.

Ситуация особенно обострилась после того, как Ставрополье было включено в Северо-Кавказский федеральный округ. И неслучайно в недавнем нашумевшем заявлении губернатора соседнего Краснодарского края Александра Ткачёва оказались такие слова: «Сегодня я думал и размышлял, что мы еще успеем: между Кавказом и Кубанью есть фильтр – Ставрополье. Но теперь я вижу, что его нет. Следующие – мы с вами…»

Неожиданное «прозрение» Ткачёва, губернаторская репутация которого сильно подмочена наводнением в Крымске, пожалуй, попахивает популизмом. Тем не менее, как признают многие эксперты, знакомые с ситуацией на юге России, с губернатором трудно поспорить.

Русские жители Ставрополья давно уже открытом текстом говорят о том, как накаляется атмосфера в регионе. Однако власть оставалась глуха и равнодушна к этим, по сути, крикам о помощи. Вот выдержки из поста некой Emilie, русской жительницы Ставропольского края, которая не относит себя к националистам: «Когда не так давно Ставропольский край вместе со всеми кавказскими республиками был объединен в Северо-Кавказский федеральный округ с центром в Пятигорске, все мы (ставропольчане) были в шоке. Мы прекрасно поняли, что это значит - что теперь в Ставропольский край приедут чеченцы и здесь обоснуются. Я думаю, что наше правительство тоже прекрасно это понимало, когда принимало такое решение…

Теперь выйти на улицу стало страшно не только вечером в Кисловодске, но и днем по всем Кавминводам. Чеченцы ведут себя так, будто они здесь хозяева, и им невозможно теперь противопоставить совершенно ничего, потому что ведут они себя так с санкции нашего ненаглядного правительства. Конечно, нам все понятно - скоро олимпиада в Сочи, на Кавказе не должны стрелять, взрывать и т. д., иначе к нам никто не поедет. Поэтому чеченцам дали в распоряжение то, о чем они давно мечтали - Ставропольский край. Они, что называется, дорвались. Конечно, взрывать они тут ничего больше не будут - зачем? Но если с армянами, греками и прочими ужиться было можно, то с чеченцами предпочитают не связываться не только русские, но и остальные кавказские народы… А наше правительство, прекрасно зная все это, дало им карт-бланш. Теперь они могут делать у нас все, что хотят, и это с разрешения правительства, так что с этим сделать теперь ничего невозможно. Нами откупились…»

- Сегодня, как это ни печально, уже можно говорить, что вследствие миграции выходцев с Северного Кавказа на Ставрополье начинает меняться ментальность русского населения, - рассказывает лидер общественно-политического движения «Русское единство Кавказа» Сергей Попов. - В некоторых наших сёлах и станицах бюрократические кланы образуются по типу тех, что существуют в соседних кавказских республиках. В итоге вместо законной власти на местах мы имеем некие полукриминальные образования, объединённые по родственному принципу.

Серьёзно меняется этнический состав в приграничных поселениях на востоке края. Бизнес и земля в регионе активно скупается выходцами из кавказских республик. Много собственности у нас имеет клан Каноковых из Кабарды. Им принадлежат многие рынки.

Ситуация осложняется тем, что чёткая граница между Ставропольем и Дагестаном существует не везде. В арбитражных судах рассматривается вопрос по поводу 41 тысячи гектаров земли на границе регионов. В том числе и через эту брешь расселение кавказцев на приграничных территориях Ставрополья идёт интенсивными темпами. Притом что большинство их находится на нашей территории незаконно.

«СП»: - Что в этой ситуации делает местная власть?

- Она выступает в роли «крыши» для приезжих. Главы восточных районов края, полиция, прокуратура почти всегда в межнациональных конфликтах занимают сторону приезжих. И это легко объяснить. Приезжие платят им «за лояльность». Многие чиновники неплохо подзаработали от неконтролируемого переселения кавказских мигрантов на Ставрополье, а потом сами всё бросили, уехали в Москву и Подмосковье.

«СП»: - Как реагирует русское население Ставрополья на происходящее?

- Кто-то не хочет жить в состоянии постоянного напряжения и просто уезжает. У тех, кто остаётся, накапливается раздражение. Дело в том, что кавказцы в своих республиках привыкли жить друг с другом в ситуации, можно сказать, взаимного сдерживания. Чеченец никогда не поведёт себя разнузданно в Кабарде, дагестанец – в Чечне, ингуш – в Осетии. А когда некоторые наиболее самоуверенные представители кавказских этносов внедряются в среду, где их демонстративно вызывающему поведению нет адекватного ответа, они, что называется, наглеют.

Сплошь и рядом возникают конфликты по земельному вопросу. Дагестанские чабаны, расселившиеся на ставропольских землях, заводят большие кошары по 300-400 овец. Понемногу они осваиваются, заручаются негласной поддержкой власти, начинают вести себя как хозяева. Позволяют себе пасти свой скот на паевых землях местных жителей. На замечания местных не реагируют. Не раз уже бывало, что казаки расстреливали скот, вытаптывающий их землю. Доходило до поножовщины со смертельным исходом. Но это пока цветочки. Если региональная власть по-прежнему будет закрывать глаза на происходящее, конфликты могут вспыхнуть совсем на другом уровне.

И не надо думать, что проблема межнациональных отношений в Ставрополье существует только на приграничных территориях.

Последний случай в Кисловодске, когда в драке 23 июля были зарезаны два представителя неславянских этносов, наглядно показывают, насколько велика напряжённость в городе. Русские боятся отпускать своих детей по вечерам из дома. Особенно на окраинах, куда могут на лошадях прискакать «лихие джигиты», избить того, кто подвернётся под руку, и ускакать в темноту. Вот и казаки поневоле начинают вести себя, как горцы, выхватывают в драках ножи и сабли.

Демограф, профессор Ставропольского государственного аграрного университета Юрий Ефимов считает, что проблему оттока русского населения из восточных районов нельзя сводить только к межнациональным отношениям.

- Это сложный многогранный процесс. Нельзя сказать, что русские бегут только потому, что существует давление кавказцев. Уезжают по разным причинам. Кто-то уезжает оттого, что нет работы, молодые, как и везде по России, отучившись в ВУЗе, стараются остаться в больших городах. Ситуацию надо рассматривать системно, но власть никогда этим не занималась. В течении полутора лет мы работали на референтуру губернатора края, подготовили все рекомендации: что нужно делать, чтобы остановить отток русского населения. Но власти это неинтересно. Она, к сожалению, является одной из структур, провоцирующей напряжённость. Чиновникам важнее сохранять свои посты, делая вид, что никакой проблемы нет. Мы довели до прежнего губернатора позицию нашей рабочей группы, которая занималась по их же просьбе. Закончилось тем, что разогнали рабочую группу, уволили референтов по восточным районам и так закрыли вопрос.

В итоге русское население в восточных районах Ставрополья чувствует свою полную ненужность. Русские всё-таки в большинстве своём привыкли к стабильности, к жизни, так сказать, по закону. А сейчас там честных способов достойно заработать практически нет. Руководители местных колхозов нередко продают «налево» урожаи пшеницы. При этом обычным работникам перепадают копейки. Крестьянин-труженик видит, что труд его невостребован. Дело ведь ещё в специфике восточных районов. Они находятся на расстоянии 300-400 километров от Ставрополя. Железнодорожной ветки нет. Поэтому себестоимость сельхозпродукции там выше, чем в других районах края. Я там видел горы неубранного болгарского перца, который, никому не нужный, гнил на полях.

«СП»: - Почему же в такой «неблагополучный край» едут мигранты с Кавказа?

- Дагестанцы приезжают туда не от хорошей жизни. В их республике малое количество земель, пригодных для пастбищ. Они, как вода, заполняют образовавшиеся «демографические пустоты» на Ставрополье. При этом выходцы с Кавказа особенно в помощи государства не нуждаются. Главным образом за счёт организованности, клановости. Им нужна земля, и они сами себе создают условия для работы. Они легче переносят трудности, более изворотливы в условиях фактического беззакония. Разводят баранов, продают «чёрным налом».

Накладывает отпечаток и, так сказать, качество русского населения на востоке Ставрополья. Это в основном люди пожилого возраста. Им уже сложно перестроиться. Предпринимательская жилка у подавляющего большинства отсутствует. Люди кормятся со своих участков земли, не стремятся как-то развивать хозяйство, налаживать сбыт продуктов. Много недоверия друг к другу, сложно получить кредиты в банках для создания своих сельхозпредприятий. Имеет место пассивность коренного населения. Нельзя забывать, что большинство русских здесь – представители терского казачества, генофонд которого сильно пострадал от репрессий в годы советской власти.

«СП»: - Что показали данные последней переписи населения на востоке Ставрополья?

- Я с предубеждением отношусь к нашей последней переписи. Знаю, что её проводили во многом на самодеятельном уровне, при помощи студентов. При этом официальные данные, конечно, не учитывают наличия в регионе незарегистрированных мигрантов. Но даже эти данные власть пытается скрыть под предлогом, что в России сейчас в паспортах нет графы национальность. Поэтому даже мне приходится добывать сведения об этническом составе населения обходными путями.

В каждом районе восточного Ставрополья своя специфика. Например, в Курском районе много приезжих из Чечни. Левокумский район, в основном, осваивают аварцы.

То что процент русского населения на востоке снижается – однозначно. Если в целом по Ставропольскому краю около 80 процентов населения составляют русские, то в Курском районе соотношение русского и нерусского населения уже примерно 50 на 50.

А, если учитывать нелегальных мигрантов, есть поселения, где русских уже меньше, чем приезжих. Но точных данных на этот счёт не скажет никто, потому что власть препятствует научным исследованиям. Инициатива поехать в те районы для исследовательской работы вызывает негативную реакцию чиновников.

Лидер русского общественного движения «РОД – Россия» Константин Крылов считает, что федеральный центр подобная ситуация на Ставрополье вполне устраивает.

- Ставропольский край, как и вообще юг России, активно колонизируется выходцами с Кавказа. Причём пришлые не принимают норм и правил общежития, которые установили аборигены, а наоборот - навязывают свои правила. Всё это происходит с попустительства властей, которые в чём-то не хотят, в чём-то просто не могут бороться с этими проблемами.

Положение русских на Кавказе ухудшается и будет ухудшаться до того момента, пока не начнётся повальное бегство. А оно начнётся. Жизнь с кавказцами на их условиях абсолютно невозможна. Поэтому в том, что говорит Ткачёв, при всей двусмысленности его положения, нет ничего такого, что неизвестно человеку «в теме».

«СП»: - Может быть идея «казачьих заслонов» - это как раз то, что поможет не допустить крайнего развития ситуации?

- Всё это мне пока что напоминает известную присказку про лошадь. «Съесть то она съест, да кто ж ей даст…». Я уверен, что практической реализации идеи Ткачёва не допустит федеральный центр. Именно Кремль позиционирует себя как опора и защита выходцев из кавказских республик. Это, скажем так, фундамент россиянской политики по отношению к кавказскому вопросу. За редкими исключениями, когда речь идёт о совсем вопиющих фактах, федералы в межэтнических конфликтах занимают сторону «горцев». А если и создадут что-то вроде «казачьих дружин», то вскоре выяснится, что их члены не обладают полномочиями для того, чтобы применять против кавказцев что-нибудь, кроме уговоров.

Ставропольский журналист и политолог Антон Чаблин считает, что проблема межэтнических отношений в крае не сводится к взаимоотношениям «русских и нерусских».

- В Восточных районах Ставрополья проблема межнациональных отношений была довольно острой и в советское время. У мигрантов из Дагестана давняя непрязнь к автохтонному населению Ставрополья - ногайцам. Это во многом обусловлено конкуренцией в сфере овцеводства. Несколько лет назад в ногайском селе Иргаклы вспыхнул сильный конфликт между ногайцами и поселившимися в селе с 60-х годов прошлого века выходцами из Дагестана. Дело дошло до массовых митингов ногайцев, которые требовали выселения нелегальных мигрантов.

Краевая власть пытается убедить население, что межнациональных конфликтов у нас нет. Но это дилетантская позиция. За бытовыми стычками проглядывают ментальные противоречия. Те же ногайцы и дагестанцы за 40 лет так и не научились сосуществовать мирно.

На проблему межнациональных конфликтов накладывает отпечаток слабость и непоследовательность власти. В прошлом году, например, началась кампания по выселению дагестанцев. Прокуратура и Федеральная миграционная служба вдруг поняли, что люди, которые уже десятки лет живут во временных строениях советских времён, находятся там незаконно. Бытовые условия вроде как недопустимые… Притом что у большинства из них есть регистрация, и они уже успели внуков вырастить в этих «времянках». Суды вынесли решения о выселении в отношении около 700 человек. В результате вынужден был вмешаться полпред президента Хлопонин. И ситуация зависла в неопределённости.

Не надо быть демографом, чтобы понять, что процент русского населения в Ставрополье и вообще на юге России в ближайшие годы будет снижаться. Для этого достаточно сравнить количество детей в средней русской и, скажем, средней дагестанской семье.

Своя точка зрения на проблему у епископа Ставропольского и Невинномысского Кирилла, одного из инициаторов переселения на Ставрополье казаков Семиреченского казачьего войска из Киргизии и Казахстана.

- Выезд русского населения из восточных районов Ставрополья может привести к нарушению баланса между русским и нерусским населением. То, что уже случилось в северо-кавказских республиках, теперь постепенно начинается происходить в Ставрополье. При этом сами кавказцы нередко говорят о том, что отсутствие или малочисленность русского населения в республиках – негативный фактор.

Я не выступаю против миграции в принципе. Просто процесс этот должен быть управляемым. Со стороны власти – необходимо усилить контроль. Мигранты сегодня далеко не всегда приезжают к нам с добрым сердцем. Есть и ваххабиты, которые досаждают не только русскому населению, но и мусульманам, давно живущим на Ставрополье.

Церковь со своей стороны будет стремиться построить в каждом крупном населённом пункте восточного Ставрополья храмы. Они должны стать духовными центрами этих поселений. Мы занимаемся и переселением в наш край казаков Семиреченского войска из Казахстана и Киргизии. Уже сегодня первые переселенцы живут на Ставрополье. В одном из посёлков в центре края создана их база. Предполагается, что со временем часть из них будет переселяться в восточные районы. Надеюсь, что это положительно скажется на ситуации в регионе.

Правда, Семиреченское казачье войско изначально было малочисленным. Поэтому на большую помощь переселенцев из ближнего зарубежья рассчитывать не приходится.

- В лучшем случае в Ставрополье переедут 3-4 тысячи человек, - говорит семиреченский казак Фёдор Черепанов. – Боюсь, что не просто будет переселенцам адаптироваться на новой родине. Некоторые мои земляки уже обосновались в Ставрополье. Им не всегда удаётся найти общий язык местным казачеством.

Сергей Попов считает, что Ставрополье де-факто должно превратиться в русскую кавказскую республику.

- Ставропольский край, единственный регион из Северо-Кавказского федерального округа, не включили в Федеральную целевую программу «Юг России». Поэтому дотаций мы получаем значительно меньше, чем та же Чечня или Дагестан. В созданный недавно Совет по делам национальностей не было включено ни одного жителя Ставропольского края. В то время, как представители Краснодарского края и Ростовской области там есть. Видимо, федеральный центр не воспринимает наш край как целостную единицу. Ставрополье для них «резерв для развития» соседних кавказских республик.

На самом деле Ставропольский край должен существовать в режиме русской республики в составе Северного Кавказа. Законодательно это сложно оформить, но на деле политику в крае надо проводить именно под этим углом. Те, кто приезжают к нам, должны вести себя примерно так, как мы, скажем, с учётом дагестанской ментальности, ведём себя в Махачкале. И надо называть вещи своими именами, не прятать голову в песок, будто у нас нет межнациональных проблем, а одна лишь только «бытовуха». Не поставим честный диагноз - не вылечим и болезнь.

И, наконец, необходимо провести прямые всенародные выборы глав районов на местах. К власти честным путём должны прийти уважаемые люди, которые будут болеть за то, что происходит на их земле, а не чувствовать себя временщиками. Я сам в пятом поколении ставрополец, и не считаю себя пришлым человеком, который должен куда-то уезжать.

Комментарии 0

Комментирование этой статьи запрещено администратором!