Общество

Человеческое, слишком человеческое: сила противодействия

Сила противодействия - это всего лишь другое название совести, синоним веры
 
Люди есть люди, и нашим девизом должна быть бдительность. В своем философском эссе «Человеческое, слишком человеческое» Ницше перечислил некоторые из людских качеств, стоящих выше и вне религий, философий, культур и верований. Среди них гипертрофированное эго, стремление к власти, стадный инстинкт, претенциозность и исполнение социальной роли: бесконечная человеческая комедия, в которой люди создают иллюзии, лгут сами себе, обманывают себя и других.
 

Обычный человек – не больше этого, утверждал Ницше, только исключительный художник может подняться выше человеческого состояния. Нравственные философы, от Древней Греции до практического разума Канта – через конфуцианскую, индуистскую и буддийскую духовные традиции, а также три монотеистические религии – также утверждают, что таково плачевное состояние человека, с  одной кардинальной разницей: они заявляют, что обычный мужчина или женщина обладают интеллектуальной и  этической способностью преодолеть свое состояние.

Человечество находится в тени; если оно хочет выйти к  полноценному существованию и свету, оно должно  стремиться к  образованию и  совершенствованию критических способностей своего разума, противодействию индивидуального и коллективного сознания. Человечество должно с позитивной и конструктивной осторожностью относиться к человечеству, к своим друзьям, родным, членам своей религиозной общины, согражданам.

Человек меняется в зависимости от того, один ли он или среди других, находится в меньшинстве или в большинстве, во власти или в оппозиции, жертва он или палач. Один и тот же человек, надев другую шляпу, уже становится иным: опасайтесь себя, и приглядывайте за подобными себе.

В этом свете вызывают тревогу заключительные аяты Корана: в конце откровения света, открывающего нравственные горизонты, повторяющийся призыв  защитить Личность от человечества выдает тайну нашего общества – с Богом или без, в одиночку или в обществе, угнетенные или угнетатели, мы по-прежнему остаемся человечными,  слишком человечными. Опасно человечными.

История изобилует идеологиями свободы, справедливости, освобождения угнетенных и эксплуатируемых, обращенными против тех самых людей, которых они подняли на борьбу,  или впавшими в ту же логику исключения и запугивания тех, кого намеревались освободить.

Ни одна цивилизация, ни одна политическая философия, никакая религия не может претендовать на монополию в  противоречиях, оппортунизме, рухнувших и обманутых надеждах. Уже испробовали и продемонстрировали пустоту  либеральных и финансовых иллюзий капитализма, обещаний равенства и справедливости социализма и коммунизма, нравственных идеалов исламистов… У всех руки в крови. Никаких исключений.

Великие капиталистические демократии защищают свои интересы и сеют смерть и диктатуру во имя своей «цивилизаторской миссии»; социалистическое и коммунистическое сопротивление, во имя справедливости, как было во Вьетнаме (и так часто повторялось) заканчивают эксплуатацией, убийствами, пытками.

 

Вчерашние жертвы уничтожения, претендующие на этот  статус, стали сегодня угнетателями, как Израиль (и очень  много других народов и этнических групп по всему миру). Мусульманские лидеры, провозгласившие себя реформаторами, салафистские буквалисты или насильственные экстремисты, обещавшие исламский идеал мира и справедливости,  запутались в борьбе за власть, конфликтах собственного «я» предвзятых истолкованиях, воспроизведя не более чем репрессии, уничтожение разума и ликвидацию своих противников.

Мрачные реалии; мрачные истины. Когда мы говорим об освободительных восстаниях на Ближнем Востоке и в Африке, когда мы говорим  о вселенском сознании, и когда нам всем, похоже, навязывают общие ценности демократии или идеологии свободного рынка и либеральной экономики, мы должны  более чем когда-либо сохранять бдительность.

Те, кто на Западе вчера поддерживал диктаторов, теперь поддерживают народ во имя той же логики собственных интересов. Те, кто вчера поддерживал народы, вполне может закончить поддержкой диктаторов, как в Сирии или в нефтяных монархиях, во имя темных расчетов и интересов. Массовые движения, эмоции, общие иллюзии – сомнительные советчики; толпа может увлечься, может коллективно ослепнуть, или ее ослепят, и она станет опасно невежественной и легко поддающейся манипулированию.

Этот мир – сложное место, и влияющие на представления о нем средства информации, с их мощью коммуникации и интерпретации – замечательный усилитель эмоций и иллюзий. Мгновенные  и массовые коммуникации порождают массовую наивность. Стоит ли тогда терять надежду? И есть ли надежда? Но терять надежду так же опасно, как лелеять ложные надежды. Где же нам найти надежду, достойную доверия?

В отношении к себе, к своим соседям и обществу мы должны выработать противодействие, создать пространство духовного, интеллектуального, социального, политического, культурного и экономического сопротивления. Истинное критическое сознание начинается именно с этого необходимого требования: с этики противодействия, которое наблюдает и пытается одолеть и упредить промашки собственного эго, потенциальные  предательства своих братьев и сестер по вере и борьбе. Противодействие, которое сопротивляется эксцессам власти, но не колеблясь, признает скрытое угнетение, дремлющее среди сегодняшних национальных меньшинств, угнетенных и жертв. Этика противодействия требует этического противодействия: во имя всеобъемлющих принципов свободы, достоинства и справедливости, гуманность человечества должна быть представлена  этическому суждению, которому не свойственны компромиссы, отклонения и выборочность.

Такая позиция вовсе не означает, что мы бежим от  человеческого общества, социальных или политических обязательств: совсем наоборот. В свете судьбы человечества, и его человеческих, слишком человеческих характеристик, не может быть и речи о предоставлении власти тем, кто будет злоупотреблять ею без противодействующих сторон, без требований. Мы должны поднести к лицу власти требовательное и непреклонное зеркало сопротивления, и противодействия, которое не пойдет ни на какие уступки – ни нашим братьям, ни нашим врагам.  Это то осознание, которое, в конечном счете, является колыбелью справедливых и разумных устремлений, когда угнетенные, бедные, женщины, которые  оказываются сброшены со счетов, которых ни во что не ставят во властных кругах, становятся  действующими лицами истории, и двигателем исторических перемен. Сила противодействия –  это всего лишь другое название совести, синоним веры.

Автор: Тарик Рамадан, профессор Оксфордского университета, президент исследовательского центра в Брюсселе «Европейская мусульманская сеть»

Комментарии 2