Политика

Кадыров хочет взорвать Кавказ?

 
"Власти Чеченской республики располагают документами, подтверждающими право на часть территорий, входящих сегодня в Ингушетию", – заявил Кадыров 4 сентября на заседании правительства региона.

Эта тема обсуждалась еще в прошлом месяце с подачи чеченского лидера, когда глава республики среди прочего сказал, что ингушская сторона в одностороннем порядке захватывает "исконно чеченские земли". Речь идет о Сунженском и частично Малгобекском  районах, которые в Магасе считают своими. Эксперты сомневаются, что Рамзану Кадырову удастся перекроить административные границы между  республиками, учитывая, что Ингушетия во времена СССР потеряла часть своей территории.
 Граница между Чечней и Ингушетией проводилась в начале 90-х после распада Чечено-Ингушетии. Тогда к власти в Грозном пришел генерал Джохар Дудаев и в республики доминировали сепаратистские настроения. В марте 1992 года парламент Ичкерии принял Конституцию республики, объявив её независимым светским государством. Тогда спор между властями в Грозном и Назрани был решен полюбовно. Сунженский и часть Малгобекского районов отошли к Ингушетии, хотя четкая граница на карте не была прочерчена.

О том, как мирно разошлись вначале 90-х два ближайших соседа, рассказывает главный редактор информационно-аналитического агентства "Вестник Кавказа" Алексей Власов:

– В тот момент это была ситуация, связанная с действиями политических элит, которые шли к власти, прежде всего в Чечне, и которые были настроены обозначить свою власть именно таким образом.

– Создал ли этот территориальный раздел проблемы местному населению?

– В спорных районах, в том же Сунженском районе, возникли фактически две администрации – чеченская и ингушская, в подчинении каждой из них были населенные пункты, в которых проживали и чеченцы, и ингуши. То есть, полностью в юрисдикции Чечни не было территории, которые были бы населены только чеченцами. Главное, о чем сейчас идет речь и что было в последнем заявлении Кадырова: мы хотим восстановиться в границах 34-го года. 34-ый год – это тот самый, когда была присоединена так называемая Ингушская область. Вот здесь апелляции к историческим аргументам не то что бы опасны, но и весь опыт событий на Северном Кавказе показывает, что спорить, кто старше, кто здесь был до этого, – контрпродуктивно.

В ответ на территориальные претензии Рамзана Кадырова, глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров выступил за сохранение существующих границ. "Попытка любой стороны пересмотреть их приведет к конфликту", заявил в одном из своих публичных высказываний Евкуров.

Эксперт по Северному Кавказу Иван Сухов также связывает территориальный спор между Грозным и Магасом с ситуацией вокруг Пригородного района, где в 1992 году произошел конфликт между ингушами и осетинами. Попытка пересмотреть административные границы обернулась войной и жертвами среди мирного населения:

– В 1957-м году, когда была восстановлена Чечено-Ингушетия после сталинской депортации, Пригородный район, который на тех 34-го года картах, к которым апеллирует Рамзан Кадыров, относился к Ингушетии, остался в Северной Осетии.  Если сейчас произойдет ревизия границы между Чечней и Ингушетией, то с новой остротой возникнет тема Пригородного, которая с таким трудом формально урегулирована. Потому что, когда произошли муниципальные выборы в Ингушетии, вроде бы получилось, что сформированы муниципальные единицы, и официально Ингушетия по сути отказалась от многолетней официальной претензии на Пригородный район Северной Осетии. Ценой серьезных усилий, в том числе и Евкурова, напряженность в вопросе осетино-ингушских отношений удалось снять.

Если же сейчас история с чечено-ингушскими приграничными противоречиями получит развитие, то естественно, что с ингушской стороны снова будет заявлена претензия на Пригородный район Северной Осетии. И на этом направлении возможны серьезные обострения. Я думаю, что оптимальный тактический выход –  заявить о том, что граница, которая де-факто существует между Чечней и Ингушетией, должна быть юридически размечена и нарисована на всех картах. А в будущем значение межреспубликанских границ нужно стратегически всякими  способами понижать. Потому что это не дело, когда две республики в составе одной страны ведут себя как конфликтующие феодальные княжества.

Главный редактор информационно-аналитического агентства "Вестник Кавказа" Алексей Власов считает, что Москва не допустит дальнейшего развития конфликта, прекрасно осознавая его последствия:

– Мне не кажется, что в Москве не понимают, к чему это может привести. Даже испытывая симпатии к одному из вовлеченных в конфликт лидеров республик Северного Кавказа, разумнее сделать уступки в его сторону на основе публичных переговоров. Или сделать так, чтобы та сторона, которая возражает против предложений Кадырова, не выплескивала в информационное пространство резкие возражения по поводу тех позиций, с которыми глава Чечни выступает в отношении территориального вопроса.

В то же время, политолог Руслан Мартагов не исключает, что глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров попытается извлечь пользу из конфликта с Рамзаном Кадыровым, чтобы получить поддержку избирателей на будущих выборах главы региона.
Автор: Мумин Шакиров

Комментарии 7