Политика

Израильские СМИ о противоречиях Северного Кавказа и ХАМАС

Почему исламисты Северного Кавказа атакуют ХАМАС

Имея общие египетские корни, исламисты Северного Кавказа подвергают нападкам ХАМАС, обвиняя его в предательстве ислама и связях с "еретиками". Почему чеченские, дагестанские и кабардинские исламисты невзлюбили палестинских единомышленников…

Еще в начале 2000-х, многие сторонники исламского фундаментализма на Северном Кавказе рассматривали палестинское движение ХАМАС как пример для подражания. Этому способствовали ареол героизма, который создавали вокруг данной организации арабские авторитеты ислама, а также выступления некоторых лидеров самого ХАМАСа в поддержку джихада в Чечне, звучавшие в 1999-2000 годах (в частности из уст тогдашнего спикера этого движения Абед аль-Азиза Али Рантиси). Однако в 2000-х эволюция палестинских и северокавказских исламистов стала развиваться в диаметрально противоположных направлениях.

По разные стороны джихада

ХАМАС все больше политизировался – стал участвовать в парламентской жизни Палестинской автономии, взамен получив легитимацию со стороны основных игроков региональной политики, в первую очередь Египта. Публично эта организация продолжает отстаивать исламские ценности, стремясь к созданию теократического государства на всей территории Большой Палестины", но де-факто реальной ее целью стал захват и удержание власти пока лишь в пределах автономии, или хотя бы в секторе Газа. Ради этой цели лидеры ХАМАСа, формально не отказываясь от своих идейных принципов, проявляют немалый прагматизм - по меркам исламского фундаментализма. Они поддерживают тесные отношения со светскими арабскими режимами, жестоко подавляющими собственную исламскую оппозицию (Египет, Сирия); имеют контакты с официальными лицами ряда стран ЕС (Англия, Франция, Швейцария); согласились на непрямые переговоры с Израилем через египетских посредников; изъявили принципиальную готовность на формирование коалиционного правительства со светской организацией ФАТХ; некоторые деятели ХАМАСа даже заявляли в последние годы о возможности долгосрочного перемирия с Израилем и чуть ли ни о его признании в границах 1967 года (наиболее открыто об этом говорил политический лидер организации на Западном берегу Иордана Хасан Юсуф).

Эмблема ХАМАСа
Эмблема ХАМАСа

В свою очередь, сторонники исламской государственности на Северном Кавказе "двигались" в противоположном направлении: от политического прагматизма к теократическому абсолютизму. Во второй половине 90-х большинство чеченских сепаратистских деятелей, декларировавших приверженность исламу, выступали за постепенное введение законов шариата и были готовы строить собственную государственность на базе светской политической модели. Они участвовали в работе парламента и в выборах президента (1997), по крайне мере формально признавали "государственные" границы Чечни, а также поддерживали стремление Аслана Масхадова заручиться признанием международных институтов и Запада. Но период фактической независимости (1996-99), наравне с внутриполитической нестабильностью, были использованы арабскими активистами наиболее радикального течения в исламском фундаментализме для создания в Чечне своего международного плацдарма. Светское руководство республики не сумело нейтрализовать рост их влияния. Тем более, некоторые силы в самой Чечне (во главе с Шамилем Басаевым) сделали ставку на арабских исламистов в борьбе за власть. На фоне вторжения в Дагестан и начала второй чеченской кампании, в 1999-2001 годах сепаратистское движение разделилось на два лагеря.

Доку Умаров с моджахедами
Доку Умаров (второй слева) и Шамиль Басаев с моджахедами

Большинство светских деятелей и приверженцев традиционного суфизма выступили против роста влияния арабских исламистов. Они были готовы отказаться от борьбы за независимость взамен на поддержку Кремля и широкий суверенитет в составе России. Идеологом и лидером этого "лагеря" стал бывший муфтий республики Ахмат Кадыров, а после его ликвидации в 2004-м ему на смену пришел сын Рамзан.

С другой стороны, "непримиримые" сепаратисты полностью связали себя с арабскими исламистами, и продолжили борьбу против России. За неимением другой поддержки извне, они окончательно попали в зависимость от арабских союзников и переняли их идеологию. В 2002-2007 годах приверженцы этого лагеря стали интегральной частью международного джихадистского движения. Они отказались от идеи независимости Чечни и построения собственной государственности по светской модели. Взамен было провозглашено (2007) "создание" Исламского эмирата на территории всего Северного Кавказа, а в перспективе и других регионов России, которые в прошлом находились под властью ислама. Единственным способом достижения этой цели был объявлен джихад, наравне с абсолютной приверженностью законам шариата. Чеченскими лидерами этого "лагеря" стали Шамиль Басаев, а после его ликвидации в 2006-м, на смену пришел Доку Умаров (показательно, что оба отказались от чеченских имен, взяв себе новые - арабские).

ХАМАС разочаровал кавказцев

Естественно, что, став союзниками арабских апологетов тотального джихада и создания наднационального исламского государства, кавказские исламисты начали проявлять скептицизм насчет прагматизма ХАМАСа. Причинами для этого служили готовность лидеров данной организации к сотрудничеству с ФАТХом, участие в парламентских выборах 2006 года (признание "западной" модели государственного устройства), а также их связи с "антиисламскими" режимами Египта и России. Но, в 2005-2008 годах ни рядовые исламисты, ни их лидеры на Северном Кавказе не высказывали явной критики в адрес ХАМАСа. Они ограничивались перепубликацией на своих сайтах и в различных интернет-форумах осуждений ХАМАСа, звучавших из уст ныне главного идеолога джихадистского движения - египтянина Аймана аз-Зауахири.

В какой-то мере лимит доверия к ХАМАСу был продлен благодаря израильской операции в секторе Газа, проводившейся в конце прошлого – начале текущего года. В январе глава арабских моджахедов на Северном Кавказе Моханнад даже выступил с поддержкой "палестинских братьев". Однако последовавшие затем события подвигли кавказских исламистов к публичной критике ХАМАСа. По окончанию военных действий, лидеры этой организации согласились на прекращение огня. Более того, они стали пресекать попытки сторонников джихадистского движения в секторе Газа нарушить перемирие и продолжить акции террора против израильтян. К тому же, при посредничестве Каира, ХАМАС возобновил непрямые контакты с Израилем (по поводу обмена пленными) и даже начал осторожно "заигрывать" с новой администрацией США.

Супьян Абдуллаев
Супьян Абдуллаев

Уже в начале февраля сразу на нескольких интернет-ресурсах кавказских исламистов было опубликовано интервью с одним из лидеров моджахедов Супьяном Абдуллаевым (ныне – близкий помощник Умарова, в прошлом - замминистра шариатской госбезопасности и министр финансов в "правительствах" Масхадова). Впервые представитель кавказских исламистов столь высокого уровня публично обрушился на ХАМАС с резкой критикой. "Заблуждения и иллюзии ХАМАС дорого обходятся палестинскому народу... Сионисты регулярно бомбят и нападают, проводят карательные рейды и полномасштабные военные операции. В то же время ХАМАС не организовал для людей элементарные бомбоубежища. Значит, к серьезной войне не готовились. А ведь нет такого уголка в мусульманском мире, который так единодушно заваливали бы деньгами арабские страны", - заявил Абдуллаев.

В апреле на сайте Kavkazcenter, контролируемом сторонниками Доку Умарова, некий Абду-Рахман, представлявший джихадистское движение Дагестана, обвинил ХАМАС в "отлынивании от джихада, использовании пропагандистской терминологии христиан и вероотступников". По его словам, "Аллах не дает им победу в Палестине", поскольку лидеры ХАМАСа "затеяли игру в демократию". Более того, "ХАМАС ввел в заблуждение мусульман Палестины ложными понятиями, усыпил их бдительность и вместо подготовки к серьезной войне, занимался контрпродуктивной пропагандой, преследуя свои политические цели". Автор указывал на опасность того, что мусульманские деятели Дагестана берут пример с ХАМАСа. Это, по его мнению, отвлекает верующих от джихада и способствует росту в их среде пассивности и пораженческих настроений.

Разрыв

Северокавказские исламисты окончательно разошлись с ХАМАСом в результате августовских событий в секторе Газа. В середине месяца лидеры одной из местных джихадистских группировок "Джунд Ансар Алла", провозгласили "Исламский эмират" в секторе Газа (по подобию северокавказского "эмирата"). Они потребовали от правительства ХАМАСа немедленно установить законы шариата и начать тотальный джихад против неверных (под этим термином подразумевались как "сионисты", так и "безбожники"-египтяне). Силовые структуры ХАМАСа жестоко подавили мятеж, уничтожив основных активистов "Джунд Ансар Алла". По различным оценкам погибли около 30 человек, и 150 получили ранения. Тот же Kavkazcenter подчеркивал 15 августа, что полиция ХАМАСа "расстреляв демонстрантов…, в том числе 11-летнюю девочку,… проводит массовые аресты мусульман, выступающих за установление шариата".

Эмблема
Эмблема 
"Джунд Ансар Алла"

Составители этого сообщения явно сочувствовали мятежникам, и отнюдь не случайно. Группировка "Джунд Ансар Алла", о создании которой в секторе Газа было объявлено в ноябре 2008-го, исповедует точно такие же идеи, что и сторонники джихадистского движения на Кавказе. Показательно, что на недавно закрывшимся сайте этой организации Janah.ps немалое внимание уделялось джихаду в Чечне, а в фото-галерее "героев" красовался портрет первого лидера арабских моджахедов на Северном Кавказе Ибн аль-Хаттаба. Почти за два месяца до мятежа, 18 июня, военный командир "Джунд Ансар Алла" гражданин Сирии палестинского происхождения Халед Банат (Абу-Абдалла аль-Мухаджир) обратился к моджахедам в различных "горячих точках", не забыв и единомышленников в Чечне. Уже после подавления мятежа, представители этой и других джихадистских группировок в секторе Газа огласили совместное заявление, в котором отмечалось: "Действия ХАМАСа служат интересам еврейских узурпаторов Палестины и христиан, которые ведут войну с мусульманами в Ираке, Афганистане, Чечне и Сомали".

Неудивительно, что после подавления мятежа в секторе Газа, кавказские исламисты стали вовсю критиковать ХАМАС, припомнив ему и прежние "прегрешения". 17 августа в редакционной статье сайта Kavkazcenter лидерам этой организации вменялись в вину их связи с иранцами-шиитами и американцами, которых суннитские фундаменталисты одинаково ненавидят.

Еще большим нападкам в течение последних двух недель ХАМАС подвергался на форуме сайта Hunafa.com, также контролируемого сторонниками Доку Умарова. Обвинения, выдвинутые посетителями этого ресурса, можно свести к двум основным пунктам – отход от "истинного ислама" в пользу узких национальных интересов, и связи с шиитами. Так, читатели Hunafa.com отмечают: ХАМАС "борется не за шариат, а за свободу Палестины", и "если бы не ХАМАС, то шариат давно был бы установлен в Палестине". Другой посетитель сайта заметил, "они ставят национализм на первое место" (что полностью противоречит идеологии "чистого ислама", не разделяющей мусульманскую общность по этническому признаку). Тем более, "они убивают сторонников шариата, наших братьев, что является явным неверием". Кроме того, лидеры ХАМАСа поддерживают тесные отношения с шиитской организацией "Хизбалла", а "шииты еще никогда просто так не помогали некому, тем более суннитам, у шиитов план уничтожения суннитов-мусульман, они хотят или переделать нас в суннитов, или уничтожить".

Как это делал в апреле представитель дагестанского джихадистского движения на сайте Kavkazcenter, посетители Hunafa.com проводят параллель между деятелями ХАМАСа и своими кавказскими "нечестивцами". Только на сей раз такое сравнение носит более острый, враждебный характер. Тогда представителей ХАМАСа уподобляли лишь мусульманским авторитетам Дагестана, занимающим пассивную позицию в вопросах джихада, теперь же их сравнивают с главным "предателем" и "вероотступником" – президентом Чечни Рамзаном Кадыровым, опирающимся на поддержку Кремля.

Суть различий

Так почему же "разошлись" пути приверженцев радикального ислама в секторе Газа и на Северном Кавказе? Ведь и те и другие ведут джихад против "неверных", борются с "оккупацией исконно исламских земель". И те, и другие декларируют одинаковую цель – построение государственности по принципам ислама. И те, и другие пользуются финансовой и моральной поддержкой единомышленников в арабском мире.

Северокавказские моджахеды с флагом
Кавказские моджахеды с флагом

Прослеживаются даже общие корни в идеологии ХАМАСа и северо-кавказских исламистов. Современное джихадистское движение на Кавказе основано на идеях, привнесенных сюда арабскими моджахедами. Те, в свою очередь, переняли их в 80-х – начале 90-х в Афганистане и на Балканах у старших товарищей, бежавших от преследований в родном Египте. То были идеологи и активисты крайне радикальных группировок, типа "Аль-Джихад" и "Аль-Джамаа аль-исламийа", отколовшихся в 70-е годы от египетской Ассоциации мусульманских братьев. ХАМАС же официально является палестинским ответвлением этой самой ассоциации.

Но, несмотря на общность целей и близость происхождения, лидеры палестинских и северокавказских исламистов изначально избрали принципиально различную стратегию.

Основатели палестинского отделения "Мусульманских братьев" (в первую очередь покойный шейх Ахмад Ясин), следуя заветам египетских наставников ассоциации, изначально строили свою деятельность с дальним прицелом, стремясь придать массовый характер исламскому движению. Прежде всего, они заботились о пропаганде и создании широкой социальной сети по воспитанию и оказанию помощи населению. И лишь по прошествии 20 лет с момента начала агитации, уже контролируя мечети, университеты и многие профсоюзы в секторе Газа, лидеры ХАМАСа объявили джихад "сионистам". Впоследствии, широкая поддержка населения позволила им стать важным фактором не только палестинской, но и региональной политики, что обеспечило ХАМАСу признание арабских стран и России. При этом, следуя традициям "Мусульманских братьев", лидеры этой организации, подобно единомышленникам в Египте и Иордании, не стали отвергать парламентскую систему, что позволило им добиться победы на выборах 2006 года (и фактически открыло путь к захвату власти в секторе Газа полтора года спустя). 

Эмблема
Эмблема 
"Мусульманских братьев"

В свою очередь, сторонники джихадистского движения на Северном Кавказе повторили опыт маргинальных группировок радикальных египетских исламистов. Стремясь к немедленному участию в джихаде, они не заботились о широкой поддержке населения. На Северном Кавказе последователи этого течения исламского фундаментализма появились в 1995-м и сразу оказались в центре конфликта чеченских сепаратистов с федеральным центром. Проповедники и моджахеды из числа "афганских арабов" объявили ту войну частью "всемирного джихада". Когда же первая чеченская кампания завершилась (1996), они не стали заботиться о закреплении своих позиций среди широких слоев населения, почти сразу начав подготовку к перенесению джихада на территорию Дагестана. Переход в начале 2000-х подавляющего большинства бывших сторонников независимости Чечни на сторону Кадыровых, еще больше закрепил маргинальный характер местного джихадистского движения.

Различное положение ХАМАСа и северокавказских моджахедов стало результатом не только внутренних, но и внешних факторов. ХАМАС пользуется почти официальной поддержкой правящих режимов Саудовской Аравии, Сирии и Ирана. Это заставляет его учитывать их интересы, пусть даже часто противоречивые, и считаться с определенными правилами региональной политики. В свою очередь, джихадистское движение на Северном Кавказе, в силу своего радикализма и антироссийской направленности, не имеет шансов на поддержку государств Ближнего Востока.

Поскольку сторонники радикального ислама на Кавказе не зависят ни от населения, ни от крупных игроков международной политики, они могут позволить себе вести бескомпромиссную партизанскую войну, провозглашая самые эфемерные цели. ХАМАС же, будучи массовым религиозно-политическим движением, был вынужден отодвинуть идеалы "чистого ислама" на второй план, считаясь с нуждами населения сектора Газа и с интересами крупных мусульманских стран региона. Оба этих течения исламского фундаментализма изначально избрали различные пути эволюции, что лишь окончательно проявилось в августе 2009 года.

Автор: IzRus

Комментарии 1