Среда обитания

В России люди исчезают даже в полдень

В России участились случаи и расширилась география похищения людей

30 августа объявлено ООН Международным днем жертв насильственных исчезновений. По данным рабочей группы ООН по насильственным и недобровольным исчезновениям и Комитета по насильственным исчезновениям, ежегодно в мире похищают более десяти тысяч человек. По оценке экспертов организации, это преступление относится к разряду наиболее бесчеловечных, так как оно является частью стратегии насаждения атмосферы террора среди людей. Подобные преступления признаны глобальной проблемой. Она не ограничена рамками одного континента.

Я вспоминаю один из эпизодов, зафиксированных нашим Российско-чеченским информационным агентством в 2001 году. 15 декабря того года российскими военными в городе Урус-Мартан был похищен. 23-летний Шамиль Базаев. Он вышел из дома после полудня. Решил навестить соседей. Жене сказал, что вернется к ужину. До соседа мужчина так и не дошел:

примерно в двадцати метрах от ворот его дома Шамиля окликнули одетые в камуфляж люди из автомобиля УАЗ без номеров. Машина была знакома свидетелям: ее видели на территории военной комендатуры Урус-Мартановского района. Но те, кто видел, промолчали: страх не дал им выйти из ворот и предупредить соседей о беде. Только вечером семья поняла, что Шамиль в военной прокуратуре. В комендатуре им сказали, что Базаев действительно был задержан по подозрению в причастности к незаконным вооруженным формированиям, но через два часа его якобы отпустили. На заявления родственников о том, что Шамиль дома не появлялся, военные ответили: "Наверное, где-то загулял!" Через две недели, накануне Нового года, труп мужчины случайно нашел житель села Гехи Урус-Мартановского района. Тело Шамиля лежало под мостом через речку Рошни, на окраине Урус-Мартана. На теле — следы пыток (ожоги от окурков и ножевые ранения) и раны от огнестрельного оружия. Руки и ноги переломаны.

9 января 2004 года из своего дома в селе Автуры был похищен волонтер Общества российско-чеченской дружбы Аслан Давлетукаев. Аслан помогал в организации визитов Людмилы Алексеевой, передавал информацию. В штате ОРЧД он не числился, зарплату, как и все волонтеры, не получал. Просто помогал. Оказалось, что быть волонтером гораздо опаснее, чем штатным сотрудником. За Асланом пришли рано утром. Не дали одеться, хотя он был болен ангиной… Через несколько дней тело Давлетукаева со следами страшных пыток было найдено разведротой федеральных войск в Гудермесском районе Чечни — довольно далеко от места исчезновения. Рота доставила труп в Моздок для проведения судмедэкспертизы. 18 января Аслан был опознан родственниками.

Коллеги из Нижегородского комитета по правам человека подали жалобу в Европейский суд после того, как расследование похищения Давлетукаева было прекращено. В июле 2011 года Суд приступил к рассмотрению жалобы. Решение пока не вынесено. В том, что Суд признает нарушение статьи 2 Конвенции о праве на жизнь, нет. Как и в том, что ко 2-й статье добавится 13-я, которая защищает граждан стран — членов Совета Европы от отсутствия эффективных средств защиты.

Две истории — всего лишь две — из тысяч похожих. Прошло несколько лет после похищения Аслана Давлетукаева. Я приехала в дом, из которого его увели. Отец Аслана сказал: "Тяжело внуков поднимать. Но мы хотя бы знаем, где похоронен сын".

30 августа финская секция Amnesty International организовала показ фильма "Барзах". Литовский кинорежиссер Мантас Кведаравичюс три года, с 2006-го по 2009-й, следил за судьбами нескольких чеченских семей, которые столкнулись с самой страшной участью — с поиском родных без надежды найти хотя бы какой-то след. "Барзах" — мир, где пребывают души мертвых до судного дня. Этот фильм — истории семей, родные которых были похищены силовиками. Мир этих семей напоминает барзах.

Среди героев картины есть и "счастливцы": те, кому удалось вернуться в мир живых. Такие, например, как скромный пенсионер-водовоз Алаудин Садыков, попавший в марте 2000 года в лапы живодеров из Ханты-Мансийского ОМОНа. Садыков вызвался показать дорогу заплутавшим воякам, и те его "отблагодарили" пытками и грабежом. Несколько месяцев Садыкова держали в подвалах одного из самых страшных пыточных мест Грозного — бывшей школы-интерната для глухих детей.

Сотрудники ОМОНа Нагайцев и Захаров угрожали отрезать Алаудину голову. Но ограничились ухом. Делом Садыкова до сих пор занимается Комитет против пыток. Садыкову мучители не предъявляли никаких обвинений. Не было ни одного протокола допроса, не было ни одного процессуального документа. Старика выбросили измученным, но живым. Ему "повезло". Одновременно с Садыковым другой палач из рядов Ханты-Мансийского ОМОНа — Сергей Лапин в тех же подвалах убивал Зелимхана Мурдалова.

Мурдалова тоже похитили "охотники" за людьми. Без причин. Зелимхан шел домой и просто попался Лапину на глаза. Этого оказалось достаточно для того, чтобы от человека не осталось ни следа. Садыков был одним из свидетелей обвинения на процессе над Сергеем Лапиным. На одном из заседаний судья спросил Алаудина, каким образом заключенные той импровизированной тюрьмы узнали, что кличка Лапина Кадет, каким образом они смогли его идентифицировать. Садыков объяснил, что затылок офицера ОМОНа Лапина украшало выбритое слово "Кадет", и именно так к нему обращались сослуживцы.

На показе фильма "Барзах" и на последующей дискуссии присутствовал Муса Ломаев — еще один "счастливчик", избежавший страшной участи затеряться в "барзахе", благодаря публикациям Анны Политковской. Первые дни, недели после похищения — самые страшные. Они пытаются сломать волю, а потому пытают беспрерывно, не задавая никаких вопросов", — рассказывал Муса.

"Я не выдержал: они требовали от меня сдать оружие, которого у меня не было. Я им предложил самим вырыть яму, запрятать там оружие, чтобы я потом сказал, что это "мой" схрон", — Муса говорил об этом, пряча за улыбкой свою боль. Зрители фильма, приглашенные Amnesty International, в оцепенении слушали этот рассказ.

Кто-то скажет, что подобные исчезновения возможны в зонах конфликтов, на войнах — как объявленных, так и замаскированных под контртеррористические операции. Однако факты говорят об ином. Число лиц, подвергшихся насильственным исчезновениям в различных регионах России, увеличивается.

В январе 2012 года мне позвонили родственники Магомеда Ахтемирова. 16 сентября прошлого года он прилетел из Турции в Сочи, благополучно прошел паспортный контроль. И исчез. Родные искали его больше полутора месяцев. Искали самостоятельно, потому как правоохранительные органы отказывались возбуждать даже розыскное дело.

В ходе того расследования удалось установить, что Магомед купил билет на автобус Сочи — Минеральные Воды. Он благополучно прошел еще один контроль на выезде из города. Пассажиры автобуса рассказали, что от поселка Вардан, расположенного в Лазаревском районе Сочи, за ними следовала машина полицейского патруля.

Автобус остановили прямо на дороге, на Магомеда надели наручники, вывели из автобуса, завели за остановку и начали бить. Потом закинули его в машину, забрали багаж из автобуса и увезли в сторону Сочи. По словам родных, правоохранительные органы и Ингушетии, и Чечни уверяют, что не имеют никаких вопросов в отношении Магомеда Ахтемирова. Но человека нет до сих пор. И уголовного дела по факту его исчезновения тоже нет.

В ночь на 25 сентября 2010 года в Москве и Подмосковье были похищены семеро прихожан Центральной мечети Москвы. Магомед Исрапилов, Зелимхан Чибиев, Джамал Магомедов, Акил Абдуллаев, Хасан Наккаш, Александр Хайидов и Довар Асадов были на пятничной молитве. Потом на двух машинах возвращались домой. Никто из них до дома не доехал.

Год назад Ксения, жена одного из пропавших без вести, мне написала, что теперь ей надо жить ради детей, что надежды на то, что ее муж жив, не осталось. Я была рада ее решению. Старший сын нуждался в помощи: после исчезновения отца мальчик страдал приступами паники. Младшей дочери было всего лишь полгода, когда ее отец исчез. Ксения уехала с детьми в одну из европейских стран.

Недавно я спросила Ксению, нет ли новостей о судьбе исчезнувших. Оказалось, что в дом матери ее мужа в Дагестане приходила полиция. Взяли слюну младшего брата ее мужа. Зачем? Никто не объяснил…

В семье снова воцарился ужас. Мать боится за жизнь единственного сына. Ксения задается естественным вопросом: "Если они берут слюну, просто чтобы был анализ ДНК в материалах дела, то почему только через два года. А если они нашли труп и пытаются его идентифицировать, то почему они нам не говорят? За два года все так измучились. Если бы можно было их похоронить, нам было бы спокойнее".

В ночь на 28 декабря 2009 года в Санкт-Петербурге пропали без вести родственники расстрелянного ингушского оппозиционера Макшарипа Аушева. Вскоре после его убийства в Назрани была совершено покушение на его жену и родных. Была взорвана машина, в которой они ехали.

Фатима Джаниева ждала ребенка во время покушения. Она выжила. Ее вывезли в Санкт-Петербург, где жили их родственники. Все мужчины были похищены в день приезда Фатимы в Санкт-Петербург. Юсуп и Юнус Добриевы, два дяди Фатимы со стороны матери, а также племянники Хадижат Добриевой (тетя Фатимы по матери) Али Джаниев и Магомед Аджиев. Впоследствии в связи с их исчезновением следственное управление СКП по Санкт-Петербургу возбудило уголовное дело по статье "Убийство двух и более лиц".

Ограничусь этими эпизодами. Они свидетельствуют, что масштаб так называемой северокавказской практики похищения людей увеличился. География расширилась, а вот раскрываемость таких преступлений осталась нулевой. Не стоит думать, что практика похищений должны быть "головной болью" только мусульман. Отнюдь….

14 февраля 2006 года в Нижнем Новгороде сотрудниками ФСБ были похищены два нацбола: Илья Шамазов и Евгений Лыгин. Позже выяснилось, что похищение было частью мероприятий по подготовке к посещению Нижнего Путиным. Шамазова продержали три дня в запертой комнате одного из пансионатов города Сергач. Сотрудник ФСБ кормил его три раза в день. Лыгина держали в общежития города Бор. Чтобы не убежал, сторож из ФСБ спал на кровати, приставленной прямо к двери.

4 апреля 2006 года Шамазову и Лыгину было отказано в возбуждении уголовного дела. Заместитель военного прокурора Нижегородского гарнизона подполковник юстиции В.Н. Жиляев в постановлении об отказе зафиксировал, что "сотрудник УФСБ РФ Корнев И.А. пояснил, что в соответствии с поступившими указаниями из ФСБ России, а также в целях координации совместных действий был проведен ряд совместных совещаний с передовой группой Службы Безопасности Президента РФ, Федеральной службы охраны РФ, ГУВД Нижегородской области ГУ ГО и ЧС Нижегородской области. На них рассматривались предпосылки к обострению социально-политической обстановки в день пребывания в г. Н.Новгороде Президента РФ, причем наибольшую озабоченность вызывала возможность организации лидерами НРО НБП Шамазовым И.Ф. и Лыгиным Е.А "акций прямого воздействия".

Кстати, уголовное дело было прекращено на основании постановления судьи, согласно которому "похищение Шамазова и Лыгина было осуществлено по их согласию". Илья Шамазов стал фигурантом еще одного эпизода с похищением. На сей раз это произошло в марте 2007 года в том же Нижнем Новгороде. Дело было накануне "Марша несогласных". Илью забрали в одном из нижегородских кафе задолго до демонстрации. Из нашего офиса уголовный розыск увел вторую жертву — Юрия Староверова. Когда Юра и Илья были найдены, оказалось, что обоим уже была предъявлена 205-я "террористическая" статья.

Их вывезли в следственный изолятор ФСБ в Саранске. Беду удалось предотвратить только благодаря широкой огласке. Через три дня на той же машине ФСБ их привезли обратно в Нижний и отпустили, предварительно озаботившись получением справки из ближайшего травмпункта о том, что на драгоценных телах Шамазова и Староверова нет ни одной царапины.

В феврале 2012 года в Нижнем снова попытались похитить человека. На этот раз им оказался представитель ОГФ Николай Николаев. 4 февраля Николаева затолкали в машину рядом с кафе "Штолле", вывезли и избили. Процесс похищения был зафиксирован на видеокамеры. Несколько похитителей опознаны как сотрудники Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД по Нижегородской области.

В декабре 2011 года на улицы российских городов вышло неожиданно большое количество "несогласных". Такого поворота событий не ожидали ни власть, ни лидеры оппозиции. К сожалению, власти выпал счастливый шанс. Те, кто увел людей на Болотную, помогли вдохнуть поглубже и справиться с паникой. Дела обвиняемых по событиям 6 мая — последствие того бездумного шага.

Начиная с мая власть не скрывает своих целей. Страну сотрясают демонстративные политические судилища над Таисией Осиповой, Pussy Riot, дела 13-ти "другороссов" в Санкт-Петербурге, "Манежное" и о событиях 6 мая. Новые законы, откровенно нарушающие все конституционные нормы. Потакание всем черносотенцам нового времени. Обострение ситуации на Северном Кавказе.

Власть ужесточает репрессии. И, к сожалению, угроза более широкого применения такой эффективной меры устрашения, как насильственное похищение, становится все более высокой.

Особенно в ситуации, когда большая часть общества предпочитает считать, что подобная беда их не коснется. Почему? Видимо, потому что они не мусульмане, не выходцы с Северного Кавказа, не нацболы и не "другороссы". Наивное заблуждение…

Автор: Оксана Челышева

Комментарии 0