Общество

Клеврет церкви, проституирующий собственной совестью

Невежество захлестнуло своими мутными волнами нашу жизнь – в морали, искусстве, литературе, политике. Расхожее «заграница нам поможет» сменилось обычным «она над нами смеется». Плохо. Еще хуже, если невежество, работая локтями, проникает в науку. Здесь уже не до констатации фактов. Здесь срочно надо бить в набат. И потому, что наука должна быть объективной и делаться с чистой совестью. В противном случае она становится затором на пути социально-общественного прогресса.

Это - аксиома.

Общество всегда извиняет того, кто, скажем, занимаясь ботаникой, не досчитает у какого-то вида цветов пестиков или тычинок. Досчитают другие и от такого небрежения самое общество не пострадает. Но оно не простит и даже не извинит того, кто, претендуя на звание ученого, вводит это заблуждение, если это касается сферы духовно-мировоззренческого порядка, в которой «ковыряет» лжеученый. Здесь, в этой сфере, нигде нельзя плугами проводить борозды. Они могут стать глубокими ранами на сознании людей, деформируя их психику и сталкивая в непримиримых противоречиях. Значит, претендующий на пальму учености, просто невежда, а то и ловкий проходимец, пробравшийся в чистые палаты науки.
Об одном из таких невежд, уже успевшим далеко просунуть свой нос в научно-общественные службы, я хочу сказать, нет, крикнуть во весь голос, чтобы его услышала вся Россия, и ее правительственные и прочие службы навсегда захлопнули двери перед ним безо всякой надежды на его исправление. Невежество, ставшее социально опасным, строго наказывается безо всякого хода вспять.


Говорю о работах Романа Силантьева, и, в частности о его «Новейшей истории исламского сообщества России». Давно слежу за его стремительным карьерным ростом. Год от года он заплывает на самые немыслимые для его данных этажи исследователя. Достаточно перечислить только некоторые: кандидат исторических наук, доцент, секретарь-координатор Межрелигиозного совета СНГ, заместитель председателя Экспертного совета по государственной религиоведческой экспертизе при Минюсте РФ, и пошло и поехало. И прочая, и прочая…


И самое парадоксальное во всем его стремительном беге по карьерной тропе, это то, что он стал «известным исламоведом» в России… Ну-те! Это по каким же таким заслугам перед одной из труднейших наук – исламоведения? По его крикливым и мелкотравчатым опусам? Особенно по его «Новейшей истории исламского сообщества России»?
Позвольте, с каких это пор книга, содержание которой не выдерживает научных критериев, может претендовать на научность, а ее автор считается «известным»? Впрочем, может, как Дон Кихот он сражается с ветряными мельницами на звание рыцаря. И наш Роман Силантьев, извините, «рыцарь печального невежества».


Начнем с того, что он не имеет базового образования, чтобы по-серьезному знать ислам и занять место исламоведа, не прокипал в мусульманских «котлах», не прочитал тонны книг по мусульманскому богословию и научным исследованиям; он не владеет научной методологией восточного исследователя феномена ислама. Отсюда и совершенная бесполезность и вредность его опусов, от которых ни уму, ни сердцу, оскорбительные выпады против вероучения ислама, возмутительное смешивание сплетен и пригвождения к позорному столбу лидеров мусульманских общин, отсутствие должной научной концепции, - вот такой некоторый набор тех состовляющих содержания всех без исключения положений, которые проходят через все писания Р. Силантьева.


Лично я не знаком с ним и, быть может, он не негодяй. Но, то, что круглый невежда в исламоведении и нахрапистый коньюктурщик, - это очевидно. Да и как иначе? С развалом Советского Союза масса прилипал к отечественному исламоведению сразу же изменили своим убеждениям, боясь пресса мусульманской традиционности. В научном исламоведении образовался вакуум. Преданными идеям великой российской школы исламоведения остались единицы. И вот в эту брешь, пробитую буржуазным натиском, ринулись молодцеватые силантьевы с их беспринципностью и конъюктурщиной. Они быстро смекнули, что здесь не нужны ни совесть, ни честь и легко можно взлететь вверх, работая локтями и попирая все главной целью: приспособиться, угодить, нажиться.
И живут по принципу «чего изволите», и наживаются.
А разве не так? Посмотрим.

Европейское исламоведение знает имена великих подвижников и скромных исследователей, ставивших перед собой единственную цель: познать ислам таким, как он есть и поведать об этом миру: Луи Массиньон, А. Мюллер, Игнац Гольдциер и другие. Русский ислам стал классическим благодаря бдениям таких тружеников науки, как В.В. Бартольд, Е.Э. Бертельс, А.Е. Крымский, И. Ю. Крачковский и другие. Продолжателями их дела стали советские ученые, сделавшие честь научному исламоведению: Л.И. Климович, А.М. Аршаруни, Н.А. Смирнов, Е.А. Беляев, И.П. Петрушевский и другие.


Они создали целые региональные школы, продвинувшие изучение ислама на основе диалектико-материалистической методологии. Горжусь тем, что мне довелось добывать истину вместе с этими удивительно гуманистичными учеными. Исследуя проблемы ислама, они были интернационалистами и толерантными людьми.
И вот на арену мнимой науки выскакивает эдакий шустряк и в шутовском наряде представляет себя уже «известным исламоведом». Тщедушные статьишки (более 100!), надерганные из малозначных источников он выдает за свои «научные». И ему кто-то потакает, не соизволив хотя бы проконсультироваться с еще живыми подлинными исламоведами. Как же! Вакуум должен быть заполненным! И заполняется суррогатами силантьевовщины. Других то где взять?


Это действительно вопрос не из легких. Научное исламоведение сегодня встало во весь свой рост. В этом нет преувеличения. Явная активизация этой мировой религии уже озадачила весь немусульманский мир. Эту проблему надо как-то решать. Как? Конечно, по-научному, с соблюдением толерантности, хотя и принципиально, сообразуясь с интересами прогрессивного человечества. И начинать решение этой проблемы надо с подготовки высококвалифицированных кадров научного исламоведения. Этим, к сожалению, еще не озаботились наши российские правительственные верхи. Нет соответственных учебных программ, учебников, пособий. Не открыты отделения при вузах и восточных факультетах.
С этой беспечностью пора кончать.


Уверяю: мусульмане не обидятся на научную правду о своей религии. Знаю это по своему более чем полувековому опыту. Ни на одну из моих 25 книг по исламу не было нареканий за искреннее желание помочь братьям-мусульманам узнать правду, и необходимость отходить на практике от того, что пришло в несоответствие с потребностями современной цивилизации. И мои многосторонние контакты с мусульманами на их родных языках тоже всегда встречали только уважение.


Этого, к сожалению, не знает, да и не может знать и делать Роман Силантьев. Да и откуда ему знать, не покидавшему здание Ленинской библиотеки…
И вот на мир в очередной раз опрокинут в удивление: «известный исламовед Роман Силантьев выпустил вторым изданием свой худосочный опус».


И вот не стыдно же ему сделать второй после буквального разгрома первого издания. Я полностью поддерживаю рецензентов и их упреки за оскорбление уважаемых лиц духовного звания. По причине своего благородства они не подали в суд на «известного» актера, чтобы расковырять его самозваный титул и прибавить к нему эпитет, скажем, скабрезный…


Да ведь это же не всё! Почти по гоголевскому «Ревизору» из последнего акта: «Читатели и страдатели! Вам в скором времени обещаем выпуск силантьевского труд-магического опуса…в двух книгах, а там, глядишь, и целое собрание его «известных» сочинений…».


Ай да Силантьев-лихач! Глядишь, и еще доктором наук станет, если благословят православные круги и помогут блюдолизы. А ведь и благословят, и помогут, если не доглядит ВАК и не позволят ретивому исламоеду люди с принципиально чистой совестью.


При этом обращаюсь к издательствам и, в частности московским издательствам «Алгоритм» и «Эксмо», издавшим его брак-книгу: прекратите сорить его макулатурой. Она - вред научно-мировоззренческим принципам и интересам толерантности. И не болейте детской наивностью, что из этого скороспелого плода когда-нибудь выйдет что-то путное. Словами великого Шота Руставели: «Из кувшина может вытечь только то, что было в нем».
Из силантьевского «кувшина» уже ничего не вытечет, кроме примитивного и зловредного бумагомарания.


И последнее.

Вас не случайно облюбовала православная церковь, верно поняв Вашу размочаленную сущность. По-видимому, Вас они хорошо кормят и Вы подобострастно отрабатываете свой хлеб. Это позор! Это может только беспринципный исламоед. Исламовед от науки стоит вне всякой конфессии.
Так кто же Вы, ко всему прочему? -
- Клеврет церкви, проституирующий собственной совестью.

Теперь впору обратиться и к самому Роману Силантьеву.

Многоуважаемый!
Как это угораздило Вас занестись в исламоведение? Вы ведь откровенно не уважаете ни мусульман, ни их религии. За это говорят все Ваши ничтожно плохие статьи и опусы. Обвинять Вас в этом имею полное моральное право. На фронтах Великой Отечественной войны я бок о бок дрался с ними против гитлеровских орд, ел из одного котелка и укрывались одной шинелью, а после контузии меня вылечил казахский госпиталь. Потом у меня были тысячи студентов из мусульман и десятки коллег по исследованиям среднеазиатского ислама. И я горд нашей неиссякаемой дружбой. Залогом этой дружбы является уважение народов мусульманского Востока и их древней культуры.
Спрашиваю Вас: какое моральное право имеете Вы, не уважая и не зная этой культуры, вторгаться в ее мировоззренческое русло?
Немедленно покиньте его и не бросайте тени на подлинное научное исламоведение отечественных исследователей. Немедленно! Займитесь-ка своей географией и не позорьте чести нашей великой русской науки. Больше не источайте яда на честно заблудившихся верующих.

Знайте, мы, ветераны, больше не позволим Вам позорить научное исламоведение и оскорблять достоинства нами уважаемых мусульман. Умному достаточно.

Автор: Юрий Петраш, доктор философских наук, профессор, академик РАЕН, участник и ветеран ВОВ, Почетный гражданин г. Обнинска

Комментарии 1