События

Не надо нас стравливать!

Дагестан в глубоком трауре. Саид Афанди Чиркейский был лидером самого распространенного в Дагестане течения ислама — суфизма. У шейха десятки тысяч последователей, среди них —многие известные дагестанские политики, а в Духовном управлении мусульман Дагестана (ДУМД) их численность составляет более 80%.

Шейх был еще и фигурой политической, он фактически выступал от имени государства на вверенном ему духовном поле. Покойный министр МВД Дагестана Адильгерей Магомедтагиров, яростный борец с ваххабизмом и инакомыслием в республике, был его преданным адептом. А администрация президента РФ из «гришинского фонда» (советник президента Алексей Гришин до нынешнего года курировал религиозные вопросы) многие годы перечисляла транши «на борьбу с ваххабизмом» в бюджет ДУМД. Идеологические противоречия между Саидом Афанди и салафитами были непреодолимы, однако от смерти шейха проиграли в первую очередь именно салафиты — умеренная часть их общины. В последние годы Саид Афанди пересмотрел свою позицию.

Четыре месяца назад с личного одобрения шейха духовные лидеры суфиев и салафитов заключили мир. Идеологически ближе не намного стали ближе, но ДУМД дал понять, что четко отделяет боевиков от умеренных салафитов и готов разговаривать с ними. Важна еще одна деталь: из этого трудного и долгого переговорного процесса практически полностью исключили государство, он проходил без участия чиновников, политиков и силовиков. Как теперь сохранить хрупкий мир и не допустить разжигания бытовой ненависти молодых сторонников разных течений — это предстоит решить религиозным лидерам. ДУМД пока не сделал официального заявления.

Шейх практически отошел от дел, и даже право вирда от своего имени (основное право учителя наставлять ученика, давая ему задания) он передал своему соратнику шейху Абдужалилу Буйнакскому. Саид Афанди вел закрытый образ жизни и попасть на прием к нему без весомой протекции было практически невозможно.

Один из главных сайтов боевиков заявил о непричастности лесных (радикальных салафитов) к убийству шейха. «Не делайте поспешных выводов. За 12 лет джихада у нас было много возможностей убить Саида Афанди, но никогда ни одного покушения мы не предпринимали». А около года назад главный духовный лидер подполья кадий «Имарата Кавказ» вынес фетву (разъяснение) о недопустимости использования женщин в джихаде.

Саид Афанди Чиркейский был похоронен в своем селении. Как говорят очевидцы, на похоронах присутствовало более 150 тысяч человек. Три для будет длиться траур, двери дома шейха открыты. Туда стекаются толпы народа.

 

Свои комментарии по поводу этого трагического события оставили религиозные деятели и политики

 

Магомедрасул Саадуев, имам Центральной мечети Махачкалы:

— Я обращаюсь к нашей молодежи. Будьте терпимы, будьте мудры, не теряйте голову. Мужчины не плачут, но сейчас в республике слезы текут рекой. Какие бы испытания нам ни послал Аллах, мы должны их выдержать. Именно в тот момент, когда Шейх покинул этот мир, нужно обратиться к богобоязненности. Мы будем говорить об этом каждый день в каждой мечети, призывать вас к этому.

Мирный процесс в Дагестане среди верующих ни в коем случае не будет сорван. Мы не допустим этого. Мы слишком долго и тяжело шли к диалогу. Мы, суфии, знаем, что среди салафитов есть умеренные люди, достойные люди, а есть больные, как в любом течении, в любой религии, в любой национальности. За действия одних не должны отвечать другие. Любые акции «возмездия» исключены и недопустимы. Саид Афанди говорил: «Будут убивать, мы будем хоронить». Он был против того, чтобы его последователи брали в руки оружие, совершали насилие, он поддерживал мирную инициативу и диалог. Шейх ушел, но смерть не прервала его дело. И никто, если считает себя его мюридом, не вправе нарушать волю Шейха. Мы одна умма (община).

Сейчас в СМИ всевозможные аналитики и эксперты каркают о крови, насилии и гражданской войне. Подобные утверждения неприменимы к ситуации в Дагестане. Вы все далеки от понимания реальных настроений среди верующих в республике. На похоронах, на соболезновании были сотни тысяч людей, я не слышал призывов к насилию, все очень сдержанны. Не надо нас стравливать!

Халилрахман Шаматов, руководитель организации ученых-духовных лидеров салафизма «Ахлю сунна»:

—Убийство Саида Афанди Чиркейского произошло не случайно именно сейчас, когда набирает силу процесс диалога между различными группами мусульман Дагестана. Ни я, ни другие руководители и духовные лидеры нашей организации, ни наши последователи не являемся сторонником подобных методов и не нуждаемся в них для призыва, для проповедования ислама. Это наша принципиальная позиция.

Несмотря на то, что у нас имелся ряд разногласий с Саидом Афанди, они всегда, подчеркиваю, всегда носили сугубо теологический характер. Я уверен, что все имеющиеся разногласия должны решаться в ходе научного диспута, мы к этому и призываем. И в последнее время, хвала Аллаху, у нас это стало получаться.

Ислам как образ жизни все больше набирает популярность среди дагестанцев. И за последнее время позиции сторонников силовых мер в ряде органов власти стали ослабевать. Различными методами они пытаются сорвать мирный процесс.

Я уверен, что данное убийство не должно повлиять на процесс диалога, набирающий обороты в республике. Я призываю нашу молодежь прислушаться к голосу разума.

Ризван Курбанов, депутат Государственной думы РФ, несколько лет в правительстве Дагестана курировал силовой блок:

— Шейха не стало физически, но духовно его благословение с нами. Люди должны следовать его воле. И корректировать его пожелания никто не имеет права, а только продолжать. Шейх был за мирный процесс.

Сейчас тысячи последователей Шейха, молодые, крепкие ребята испытывают горечь и отчаяние от того, что не смогли защитить своего устаза (учителя). Я опасаюсь, что на этой эмоциональной ноте могут сыграть третьи силы.

Необходимо, чтобы духовные лидеры объяснили своим последователям, что не должно быть возмездия. Нельзя прийти к салафиту в дом и сказать, ты виноват в смерти Шейха, она «ваша». Она не «их». Эта женщина, Сапрыкина, была в розыске, она преступница, силовики говорят, что искали ее, что ждали и знали о том, что ее готовят для самоподрыва. Но если вы знали, если вы ждали, если разыскивали, как же такое могло произойти?

Есть определенный риск начала репрессий против последователей «Ахлю сунна» со стороны силового блока. Если сейчас начнут «проводить мероприятия» по салафитам, как раньше это делали правоохранительные органы, мы окажемся на рубеже. Я призываю силовиков взвешенно подходить к своим действиям и не давать ситуации разрастаться.

Магомед Рамазанов, заместитель начальника полиции Республики Дагестан:

—Зверское убийство Шейха и других духовных лидеров подтверждает факт, что люди, которые стоят за этим, не имеют человеческого лица.

Но я как работник правоохранительных органов, как полицейский хочу сказать, что мирных жителей Дагестана, не важно, кто они, члены «Ахлю сунна» или еще кто, никто трогать не будет. Мы будем действовать только в правовых рамках. О каких-то там репрессиях, о которых говорят на каждом углу, речи быть не может. Я это гарантирую. Будем расследовать дело.

Гибель Шейха невосполнима, но его смерть не первая, десятки духовных лидеров погибли от рук убийц, моих коллег убивают чуть ли не каждый день. Вместе с Саидом Афанди погибли еще 6 человек, в том числе и 11-летний ребенок. Но мирные жители Дагестана не могут отвечать за то, что сделала одна женщина, которая не так давно приняла ислам.

Кому-то хочется гражданской войны? Вы ее не получите.

Комментарии 1