Среда обитания

В убийстве Саида Афанди есть большая загадка - Максим Шевченко

Известный журналист и общественный деятель Максим Шевченко не понимает, как смертница, о которой заявляют правоохранительные органы, могла проникнуть в дом к покойному шейх Саиду Афанди и взорвать там бомбу. Об этом вопросе он рассуждал в эфире "Эха Москвы".

"Каким образом такая заметная яркая женщина, которую вы описываете, актриса и так далее, бывшая многократно замужем за боевиками, могла осуществить свой диверсионно-террористический акт, могла пробраться в Чиркей в Дагестане, где все друг друга знают. Как ее туда пропустили? Как она туда попала? Для меня в этом теракте это достаточно серьезная загадка," - отметил Маким Шевченко.

"Я был в Чиркее. К Саиду Афанди не просто было пройти, скажу честно. Очень непросто. У него, между прочим, была и охрана вооруженная, потому что на него уже были попытки покушения. И его приближенные, те, кто его окружают, являются помощниками шейха, тоже внимательно смотрели, кто и как к нему приходит поговорить", - рассказывает журналист.

"Или эта женщина была знакома Саиду Афанди и его окружению, что обеспечило ее доступ к шейху, либо... Тем более, что там не было толпы паломников, а вокруг Саида Афанди всегда очень много людей. Для православных радиослушателей можно сказать, что это напоминает то, как люди приезжают в Троице-Сергиеву Лавру и там днями ждут свидания с каким-нибудь монахом, который считается сильным исповедником, духовным отцом. Саид Афанди был таким духовным отцом для многих людей. И вдруг она (смертница) получает эксклюзивный доступ к нему в неожиданной такой ситуации.

Здесь есть вопросы, на которые я, знающий эту местность, пока не нахожу ответа. И каким образом она, которая была в списке подозреваемых - а я знаю, что в Дагестане есть список потенциальных так называемых смертниц, которые были замужем за убитыми в контртеррористических операциях, за так называемыми «лесными», есть даже их фотографии - могла вот так совершенно спокойно попасть к человеку, который играл такую важную, ключевую роль в жизни Дагестана и в отношении которого у его идеологических противников в вооруженном подполье были всю жизнь не очень добрые мысли. Вот это сейчас для меня самый важный и самый главный вопрос", - подчеркнул Шевченко.

"Ансар.Ru" по материалам радиостанции "Эхо Москвы"

Комментарии 98