Среда обитания

Жертвы теракта искали правды в 127 российских судебных инстанциях. Не нашли

Страсбургская жалоба по делу Беслана весит 43 килограмма

 В конце сентября 2004-го «Новая газета» открыла в Беслане свой корпункт. Два года, передавая, как эстафетную палочку, ключи от съемной однокомнатной квартиры, журналисты газеты вели бесланскую хронику. Так мы прорывали государственную информационную блокаду. Прошло всего лишь четыре месяца после теракта. В новогоднем, последнем в 2004 году номере «Новой» — страшный репортаж Анны Политковской. В новогоднем обращении президента Путина о Беслане — ни слова.

— А ведь мы знаем, что будет после Беслана, — сказала Политковская.

Мы сидели на кухне нашего корпункта. И она стала рассказывать о «Норд-Осте». Вернее, о том, что было ПОСЛЕ.

А после было навсегда затянувшееся следствие и полная недоступность правосудия для бывших заложников и для родственников погибших. Заговор государства против жертв терроризма. Вот как это называется. В декабре 2004-го, отогреваясь чаем после митинга матерей у школы №1, Политковская говорила именно об этом. К тому времени Анна Степановна написала десятки статей о бесплодных попытках нордостовцев добиться правды. И мы решили предупредить людей о том, что их ждет ПОСЛЕ БЕСЛАНА. Сделать что-то вроде саперского инструктажа: какие мины заложила на их пути госмашина и как избежать глобальных ошибок.

Сейчас я понимаю, насколько мы были наивны, полагая, что можно тягаться с системой, используя опыт прошлых трагедий.

Но в декабре 2004-го и в январе 2005-го в Беслане все еще хоронили погибших в теракте детей. 186 детей! И было невозможно представить, что этим людям еще предстоит путь длиной в 127 судебных инстанций.

Это был самый долгий поход за справедливостью в России и самый скорбный.

8 лет.

50 российских судей, в том числе 38 североосетинских. Судьи Верховного суда и лично председатель Конституционного суда РФ Зорькин. Все (!) вынесли решения против бесланских потерпевших.

43 килограмма весила бандероль из ходатайств жертв бесланского теракта и ответов государства в виде бессовестных судебных решений. Эту бандероль потерпевшие отправили в Страсбургский суд. В конце сентября суд должен принять решение о приемлемости жалобы.

А еще они написали книгу-приговор. Светлана Маргиева, Жанна Цирихова, Эмилия Бзарова, Аннета Мисикова, Эмма Тагаева, Нона Тигиева, Элла Кесаева, Валерий Назаров и Владимир Кисиев описали все судебные муки потерпевших. И назвали свою книгу очень просто. И очень точно.

ДОРОГА К ПРАВДЕ. БЕСЛАН И РОССИЙСКАЯ СУДЕБНАЯ СИСТЕМА.


Круг первый. Суд над Кулаевым

С 16 мая 2005 года по 9 февраля 2006 года в Верховном суде Северной Осетии судили Нурпашу Кулаева, единственного выжившего во время штурма первой бесланской школы террориста.

Бесланские потерпевшие смогли превратить этот суд в подробное исследование всех обстоятельств теракта и гибели заложников. Версия следствия и суда — во всем виноваты террористы в лице одного Кулаева — категорически не устраивала жителей Беслана. Они настаивали: террористы не несут ответственности за непредотвращение теракта, за неведение переговоров, за штурм, в котором погибли заложники. И главное — 3 сентября 2004 года спортзал с 1128 заложниками взорвали не террористы. Кто отдал приказ стрелять по школе из огнеметов, гранатометов и танков?

В попытке добиться ответа на этот вопрос только общественная организация «Голос Беслана» подала 26 ходатайств. В том числе о вызове в суд генералов ФСБ — Проничева, Анисимова и Тихонова, которые на самом деле руководили силовой операцией по уничтожению террористов. А вместе с ними — заложников.

Именно эти силовики руководили и операцией по уничтожению террористов, захвативших театральный центр на Дубровке. Тогда погибли 130 заложников, большинство которых отравились газом.

Последние два месяца КАЖДОЕ заседание суда по Кулаеву начиналось так: вставала Элла Кесаева и зачитывала свое ходатайство о вызове генералов ФСБ на допрос. Это ходатайство все наизусть выучили.

Судья Агузаров — председатель Верховного суда Северной Осетии — раз за разом отказывал Кесаевой в вызове ключевых свидетелей: генералов Проничева, Анисимова и Тихонова.

9 февраля, несмотря на возражения потерпевших, Агузаров остановил судебный процесс по Кулаеву и назначил прения. В знак протеста потерпевшие захватили здание суда. Матери из «Голоса Беслана» провели 11-дневную голодовку. Полпред президента РФ по Южному федеральному округу Дмитрий Козак отреагировал на голодовку так: «Женщины сами не знают, чего хотят».

16 мая 2006 года Верховный суд РСО-Алания приговорил Кулаева к пожизненному заключению. Потерпевшие обжаловали приговор в связи с грубым нарушением суда их прав. Они потребовали вернуть дело на новое рассмотрение.

23 сентября 2007 года судья Верховного Суда РФ Дорошенко В.В. рассмотрел надзорную жалобу потерпевших. Потерпевшие в жалобе написали: «Судом при вынесении приговора Н. Кулаеву не учтены действительные обстоятельства бесланского теракта, установленные в ходе судебного следствия…»

В отказном постановлении судья Дорошенко ответил потерпевшим: «Действительные обстоятельства… не являются основанием для отмены приговора».


Круг второй. Суд над бесланскими милиционерами

16 марта 2006 года в Правобережном районном суде Республики Северная Осетия-Алания началось рассмотрение уголовного дела в отношении начальника ОВД Правобережного района РСО-Алания М.С. Айдарова, его заместителя Т.Б. Муртазова и начальника штаба райотдела Г.Г. Дряева. Их обвиняли в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 293 УК РФ («Халатые действия, способствовавшие теракту»). Вел судебный процесс федеральный судья Правобережного района города Беслана Бесолов В.Г.

В ходе судебных заседаний общественная организация «Голос Беслана» подала 74 ходатайства. 70 ходатайств были оставлены без удовлетворения. В суд не пригласили ни одного чиновника и силовика федерального уровня, входивших в оперативный штаб по спасению заложников.

29 мая 2007 года Правобережным районным судом Республики Северная Осетия-Алания было вынесено постановление о прекращении уголовного дела в отношении М.С. Айдарова, Т.Б. Муртазова и Г.Г. Дряева с применением амнистии, распространяющейся на них как участников контртеррористической операции в Беслане. (Постановление Государственной думы об амнистии от 22 сентября 2006 года: «Совершившие преступления в период проведения контртеррористических операций на территории субъектов РФ, находящиеся в пределах Южного федерального округа, подлежат амнистии…»)

Судья Бесолов В.Г. вынес постановление об амнистии в пустом судебном зале. Тайно. В полном одиночестве, без потерпевших и даже обвиняемых. Постановление об амнистии потерпевшие получили по почте. Гражданские иски потерпевших о возмещении морального и материального вреда к МВД РФ судья Бесолов оставил без рассмотрения.

19 сентября 2007 года судьей Верховного суда РСО-Алания Баликоевым С.Д. была рассмотрена надзорная жалоба потерпевших по делу в отношении милиционеров. В постановлении об отказе написано: «Подсудимые и обвиняемые не настаивали на допросе тех свидетелей, которые были заявлены потерпевшими. Помимо этого, акт об амнистии не является реабилитирующим основанием и не освобождает от возмещения причиненного вреда, что не лишает потерпевших права в установленном порядке требовать возмещения вреда».


Круг третий. История одного гражданского иска

Больше года потерпевшие по делу о теракте в Беслане пытались подать иски о возмещении морального и материального вреда к осужденным и амнистированным сотрудникам Правобережного РОВД и МВД РФ. Девять месяцев судьи спихивали друг другу подписанные 127 бесланцами исковые заявления.

Первое исковое заявление было подано 1 ноября 2007 года. Оно было оставлено без движения. Причина: к исковому заявлению «не приложены документы, подтверждающие факт нахождения истцов в заложниках, и документы, подтверждающие родство истцов с погибшими заложниками…».

Десять раз потерпевшие подавали исковые заявления, пока, наконец, 29 октября 2008 года судья Ленинского суда Панайотиди И.В. не вынес определение о принятии искового заявления и подготовки дела к судебному разбирательству. 10 декабря 2008 года этот же судья вынес решение об оставлении искового заявления потерпевших без удовлетворения. Мотивировка: новый федеральный закон «О противодействии терроризму», принятый в 2006 году (теракт в Беслане случился в 2004 году), предусматривает возмещение вреда причинителями вреда. То есть террористами. «Исходя из этого, претензии к МВД необоснованны». 28 августа 2009 года судья Верховного Суда РФ Гетман Е.С. подтвердил: «На органы внутренних дел не может быть возложена обязанность компенсации морального вреда <за халатность сотрудников МВД, способствовавшую теракту>. Доводы жалобы основаны на неправильном толковании норм права…»


Круг четвертый. Суд над ингушскими милиционерами

30 мая 2007 года Верховный суд РИ начал судебный процесс в отношении сотрудников РОВД Малгобекского района Республики Ингушетии Евлоева М.Н. и Котиева А.М., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренных ч.ч. 2 и 3 ст. 293 УК РФ (не обнаружили лагерь бесланских террористов на территории Ингушетии). Судебный процесс вел Председатель Верховного суда РИ Газдиев И.Б.

«Голос Беслана» подал 22 ходатайства: о вызове свидетелей, о переносе судебного разбирательства на место окончания совершенного преступления — в город Беслан, о вызове служащих войсковой части, которая, как выяснилось в судебном заседании, охраняла ту часть Малгобекского леса, где, по версии следствия, готовился теракт. Все ходатайства были отклонены.

5 октября 2007 года Верховным судом РИ присяжные заседатели вынесли оправдательный вердикт в отношении сотрудников РОВД Малгобекского района в связи с «отсутствием состава преступления». Тем самым приговор по ингушским милиционерам установил, что в Малгобекском лесу никакого лагеря террористов не было. 3 ноября 2007 года потерпевшими была подана кассационная жалоба в Верховный Суд РФ на оправдательный приговор Верховного суда РИ. Подписали жалобу 105 человек. В кассационной жалобе потерпевшие опять подняли вопрос о месте дислокации лагеря боевиков. Согласно свидетельским показаниям, полученным в ходе суда над ингушскими милиционерами, место нахождения боевиков в период с 26 по 31 августа 2004 года не определено. Именно это обстоятельство повлияло на оправдание обвиняемых.

6 марта 2008 года судьи Верховного Суда РФ Ермилова В.М., Борисова В.П., Пейсиковой Е.В. отказали в удовлетворении жалобы с мотивировкой: «Приговор постановлен правильно».

После того как приговор ингушским милиционерам устоял в президиуме Верховного Суда, потерпевшие обратились в СК при Генпрокуратуре РФ с ходатайством о проведении нового расследования и выявления истинного места дислокации лагеря боевиков. В ответ на ходатайство последовала формальная отписка. В основном деле по бесланскому теракту так до сих пор и фигурирует Малгобекский лес.


Следствие по вечному кругу

За период с 20 декабря 2005 года по 1 сентября 2008 года «Голос Беслана» вместе с другими потерпевшими подали в прокуратуру 260 ходатайств. На подавляющее их большинство последовал отказ.

19 марта 2007 года потерпевшие, в порядке ст. 125 УПК РФ, подали в Ленинский районный суд г. Владикавказа жалобу на нарушения, допущенные следствием в ходе расследования уголовного дела №20/849 (его еще называют «основное», предварительное следствие по нему продолжается до сих пор). В основе этой жалобы — 132 ходатайства потерпевших, в том числе заявление в Генпрокуратуру. Потерпевшие требовали возбудить уголовные дела на 14 должностных лиц (чиновников и силовиков, не сумевших предотвратить трагедию). Прокуроры им отвечали: «Нет состава преступления».

10 мая 2007 года Ленинским районным судом г. Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания было вынесено постановление об отказе в удовлетворении этой жалобы потерпевших. Ответы прокуратуры на все 132 ходатайства суд признал правильными, а «обжалуемые действия органов предварительного расследования — законными».

При этом ни одного документа из материалов уголовного дела судом запрошено не было.

23 сентября 2007 года потерпевшие подали новую жалобу на действия (бездействие) следственной группы. Теперь они пытались опротестовать 22 отказных ходатайства о признании нарушений в ходе проведения судебно-медицинских экспертиз погибших заложников. Жаловались также на отсутствие баллистических исследований оружия, найденного в первой школе и использованного во время штурма, пуль и осколков, изъятых из тел погибших заложников. Через суд (раз отказали прокуроры) пытались выбить для потерпевших копии комплексной экспертизы по установлению природы первых взрывов в спортзале бесланской школы.

23 октября 2007 года судья Промышленного райсуда г. Владикавказа Тедеева И.А. пострадавшим отказала. Действия следственной группы и в этот раз были признаны законными: «нарушений, ущемляющих интересы потерпевших, ограничивающих их доступ к правосудию, не установлено».

И опять суд не истребовал и не изучил ни один документ из уголовного дела.

23 декабря 2008 года судья Верховного Суда РФ Пейсикова Е.В. вынесла постановление об отказе в удовлетворении надзорной жалобы потерпевших на решение суда первой инстанции: «Суд первой инстанции, тщательно исследовав представленные материалы дела, пришел к обоснованному выводу о том, что все ходатайства потерпевших рассмотрены по существу и постановления органа предварительного расследования являются законными».

26 ноября 2008 года потерпевшие снова пожаловались в Промышленный суд г. Владикавказа на действия (бездействие) следственной группы, не пожелавшей расследовать правомерность отказа от переговоров с террористами. Среди выдвинутых требований были в том числе и неполитические (в частности, боевики требовали вызвать в школу для переговоров президентов Осетии и Ингушетии Дзасохова и Зязикова, советника президента РФ Аслаханова. Гарантировали неприкосновенность и обещали выпустить за каждого из переговорщиков 150 детей-заложников – прим. Е.М.) Но 10 декабря 2008 года судья Промышленного райсуда г. Владикавказа Газаева Ф.К. отказала потерпевшим и особо подчеркнула в своем постановлении: «Приказы руководителя оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией, а также расшифровка телефонных разговоров террористов с переговорщиками являются секретными материалами уголовного дела, в связи с чем представить запрашиваемые материалы уголовного дела не представляется возможным. Нарушений, ограничений права и свобод, предусмотренных Конституцией РФ, ущемляющих интересы потерпевших, ограничивающих их доступ к правосудию, судом не установлено».

27 июля 2010 года потерпевшие снова обратились в Ленинский райсуд г. Владикавказа. В этот раз они обжаловали действия следователей, отказавшихся расследовать факты применения спецназом оружия неизбирательного поражения (огнеметы, гранатометы, танки) во время штурма первой школы.

10 августа 2010 года федеральный судья Ленинского райсуда Торчинов А.Э., с участием прокуроров отдела по надзору за оперативно-розыскной и процессуальной деятельностью управления Генеральной прокуратуры РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Приходченко В.В. и Швецова И.В., вынес постановление: «Доводы потерпевших необоснованны, а принятые по делу решения не ущемляют их права и не затрудняют им доступ к правосудию…»


Конституционный Суд

15 сентября 2008 года потерпевшие подали жалобу в Конституционный Суд Российской Федерации на несоответствие ч. 2 ст. 14 ФЗ «О борьбе с терроризмом» ст.ст. 2, 3, ч. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 20 Конституции РФ.

«Террористы выдвинули несколько требований, среди которых было политическое требование: вывод войск из Чечни. От переговоров оперативный штаб отказался. Согласно ст. 14 ФЗ «О борьбе с терроризмом», вопрос о выполнении политических требований террористов не должен рассматриваться. Руководитель ОШ Андреев В.А. на судебном заседании подтвердил, что политические требования не рассматривались. Но вместе с тем не рассматривались штабом и неполитические требования террористов. Мы считаем, что ФЗ «О борьбе с терроризмом» вступил в противоречие с Конституцией РФ, гарантирующей право на жизнь всем гражданам России, в том числе и тем, кто попал в заложники…»

19 февраля 2009 года Конституционный Суд РФ в составе В.Д. Зорькина, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева вынес определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы: «Баланс конституционных ценностей при принятии решения о переговорах не может быть выявлен правовыми средствами».


под текст

От авторов*:

На сегодняшний день правда не признана. Бесланскую трагедию стараются забыть, стереть память о невинных жертвах всеми доступными методами. Бесланский теракт — это позор не только для генералов, но и для нас всех. Мы, взрослые, родители и близкие, допустили убийство наших детей. И поэтому со дня трагедии нет никому из нас покоя, потому что правду не хотят признавать, потому что убийцы на свободе. Дорога к правде очень тяжела. Столкнувшись с системой произвола, пройдя более сотни судебных инстанций в поисках справедливости, мы убедились в том, что и мы и наши дети лишены основных прав и нет в стране возможности восстановить их. Порой легче и проще не быть и не видеть всю подлость и равнодушие по отношению теперь уже к памяти погибших, по отношению к месту гибели, к родителям погибших, к выжившим. Однако мы не выбираем свою судьбу. Но вольны и обязаны выбирать свое отношение к трагедии Беслана, к правде и к тем, кто причастен к гибели наших родных и близких.

Чтобы не дать забыть, и предотвратить новую трагедию.

*Из книги ДОРОГА К ПРАВДЕ. БЕСЛАН И РОССИЙСКАЯ СУДЕБНАЯ СИСТЕМА.

Комментарии 0