Политика

Режим Асада проигрывает «инфраструктурную войну»

Боевые действия постепенно охватывает все новые районы Сирии. Фактически, едва ли не единственным полностью лояльным правящему режиму крупным центром является Тартус. Огромная сирийская армия, обладающая колоссальным техническим преимуществом, не может покончить с меньшими по численности и не обладающими тяжелым оружием боевиками. И в вооруженное противостояние с властями включается все большее число сирийцев. Одной из причин этого служит то, что боевики успешно навязали властям «войну против инфраструктуры».

Не имея тяжелого оружия, боевики успешно противопоставляют технической мощи армии Асада тактику войны, к которой он оказался абсолютно не готов. Речь идет о сознательном уничтожении объектов инфраструктуры, крайне важных для жизнеобеспечения конкретных городов и страны в целом.

Определенным свидетельством тяжелого положения режима Башара Асада можно считать сделанное 28 июня 2012 г. директором Департамента по гуманитарному сотрудничеству и правам человека МИД РФ В.А. Небензя заявление: боевиками «Практически на ежедневной основе совершаются нападения на государственные учреждения и объекты инфраструктуры. Вовсю развернута минно-фугасная война».

В результате полутора лет войны в Сирии экономике и инфраструктуре страны нанесен серьезный урон. Так, согласно данным из «Штаб-квартиры возрождения сирийской экономики», создаваемой в Абу-Даби Германией и Объединенными Арабскими Эмиратами из представителей 60 стран, а также сирийского эмигрантского сообщества, по данным на 6 июня 2012 г. только на немедленное восстановление потребуется как минимум 12 млрд долларов. Данные официальных властей отличаются от этих показателей не особенно сильно: на конец июля 2012 г. они оценивали ущерб, нанесенный боевыми действиями экономике и инфраструктуре страны в 11 млрд долларов. В любом случае, для Сирии это огромный урон и своими силами она не в состоянии её восполнить.

Транспорт. Железные дороги.

Еще весной 2011 г. в Сирии начались диверсии на железных дорогах, в том числе подрывы пассажирских составов. Впрочем, оппозиционеры не только нападают на подвижной состав, но и уничтожают железнодорожную инфраструктуру в целом.
Подобные нападения происходят практически по всей территории страны. Так, например, в последних числах июля 2012 г. в провинции Ракка, до недавнего времени считавшейся одной из самых спокойных в стране, противники действующего режима разобрали 25 метров железнодорожных путей, в результате чего произошло крушение состава.

В большинстве случаев предотвратить подобные атаки не удается. Ограниченные успехи защитники режима демонстрируют лишь при защите мостов. Так, например, в ноябре-декабре 2011 г. силовикам Асада удалось предотвратить подрыв стратегически важных мостов в провинциях Алеппо и Идлиб. А 12 июля 2012 г. армейские сапёры обезвредили два взрывных устройства весом по 100 кг каждое, заложенные под мостом у посёлка ат-Тремса провинции Хама района Мхарда.

Косвенное признание относительно наличия серьезного кризиса в транспортной сфере сделал 9 июля тогдашний глава правительства Рияд Хиджаб во время специального заседания в министерстве транспорта страны. Он заверил, что правительство оказывает максимальную поддержку для восстановления повреждённых объектов транспортной сферы, являющейся «кровеносной системой страны», а также налаживании необходимого технического обслуживания и ремонта.

Кроме того, он указал на необходимость развития авиационного транспорта, что должно минимизировать потери от боевых действий железнодорожной отрасли. По его мысли, налаживание дополнительного внутреннего авиасообщения могло способствовать решению возникших в результате конфликта транспортных проблем. В этой связи он потребовал продолжить выполнение контракта о закупке в России двух самолётов и получении в аренду других.

Не случайно, что 1 августа министр транспорта Сирии Ибрагим Саид провел встречу со своим российским коллегой Максимом Соколовым, на которой стороны коснулись темы двустороннего сотрудничества. Впрочем, в условиях нарастающего внутрисирийского противостояния Россия физически не может взять на себя поддержку сирийской транспортной отрасли.

Топливно-энергетический сектор

Особое внимание в своих атаках боевики уделяют объектам топливно-энергетическому комплексу (ТЭК), обеспечивавшему до нынешнего кризиса важную часть валютных поступлений страны. Они совершали налеты не только на наиболее уязвимые с точки зрения обеспечения безопасности объекты вроде трубопроводов, но и на саму инфраструктуру нефте- и газодобычи, а также переработки сырья.

Так, например, не прекращаются нападения на объекты энергоотрасли в провинции Дейр-эз-Зор. Речь, в частности, идет об атаках на инфраструктуру нефтяной кампании «Аль-Фурат», работающей на нефтяном месторождении «Аль-Омар».

В результате боевых действий, включая минометные обстрелы, была фактически парализована работа одного из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов страны в Хомсе, что еще больше усугубило топливно-энергетический кризис в стране.

До сих пор благодаря топливным поставкам из-за рубежа режиму удавалось относительно решить лишь снабжение горючим силовых структур и заправок в городах. В сельской же местности топливный кризис постепенно нарастает. До недавнего времени режим Башара Асада мог гордиться «продовольственной независимостью» Сирии, располагающей собственным относительно сильным агросектором. Однако без достаточного количества топлива он не сможет обеспечивать силовиков и города продовольствием.

К лету 2012 г. диверсионная война достигла своего апогея: в результате вооруженной оппозиции удалось фактически парализовать добычу и переработку углеводородов, что тут же отразилось и на остальных отраслях промышленности.

Не случайно, что министр нефти страны Саид Хнейди указывает на то, что если до начала кризиса в Сирии ежедневно добывали 380 тысяч баррелей нефти, то сейчас — менее 140. В еще большей степени падение показателей касается газодобычи.

Обращают на себя внимание и точечные удары оппозиционеров по объектам электроэнергетики, которые успешно реализуются даже в самых важных для правящего режима городах: так, 18 июля 2012 г. они совершили удачное нападение на электроподстанцию в дамасском районе аль-Кабун, питающую электроэнергией ряд столичных районов. В результате перебои с энергопитанием Дамаска усилились.

Вскоре после того, как власти устранили последствия подрыва этой электростанции, боевики совершили новое нападение на этот стратегически важный объект: 6 августа они проникли на ее территорию и в очередной раз подорвали ее. По информации министр электрификации Сирии Имада Хамиса, на устранение последствий терракта пришлось затратить три дня напряженной работы.

При этом возможности для самостоятельного восстановления электростанций у режима Башара Асада ограничены и месяц от месяца, по мере дальнейшего углубления кризиса в стране они уменьшаются.

Кроме того, в последнее время наметилась тенденция физического уничтожения боевиками всех тех, кто работает на режим. Помимо ставших уже традиционными убийств учителей (особенно часто это происходило в Хомсе, Дераа, Дейр-эз-Зоре) моджахеды уничтожают и технический персонал, обслуживающий инфраструктуру страны. Так, 9 августа 2012 г. они ворвались в курортный городок Джандар близ Хомса и расправились с 16 сотрудниками местной электростанции.

Прочие отрасли экономики

Расширяющееся противостояние оказывает все более негативное влияние и на другие отрасли промышленности страны. Как следствие этого, в Алеппо и Хомсе прекратили работу главные фармацевтические заводы страны. В результате, по оценке представителей Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), это вызвало дефицит медикаментов в Сирии.

Все чаще боевики нападают и на другие промышленные объекты. Так, в результате обстрела 21 июня 2012 г. в провинции Хама из РПГ хлопкоочистительного завода, находящегося на автотрассе Хама – Хомс вспыхнул пожар, который нанес заметный ущерб предприятию. В частности, в огне было уничтожено 260 тонн сырья.

В последнее время боевики атакуют и сельскохозяйственные фермы, снабжающие силовые структуры Асада и находящиеся под контролем правящего режима города. Один из последних подобных случаев произошел 12 августа неподалеку от аль-Растана.

Административные офисы и объекты социальной инфраструктуры. С начала вооруженного выступления в марте 2011 г. боевики уничтожили и серьезно повредили более шести тысяч административных зданий и объектов социальной значимости. В первую очередь противники режима уничтожают административные офисы, включая представительства партии Баас а также здания местного самоуправления, как это произошло недавно в селении аль-Хаджеб провинции Алеппо.

Однако от их ударов страдают и объекты социальной инфраструктуры: за время конфликта в стране было сожжено более 900 школ. В последнее время среди страдающих от атак моджахедов социальных объектов все чаще встречаются больницы. Например, 14 августа 2012 г. они атаковали больницу «Дар аль-Шифа» в Алеппо.

Инфраструктура жилья

За время конфликта боевики заметно развили свою тактику. Теперь они заставляют армию делать работу за себя, предоставляя ей самой разрушать занятые ими объекты инфраструктуры. Эта тактика была продемонстрирована уже зимой 2011-12 гг. в Хомсе, где боевики навязали правительственным силам бои в кварталах, в ходе которых значительная часть жилого фонда и городского хозяйства была разрушена.

В итоге этот третий по величине город страны фактически стал непригодным для жизни. Похожая ситуация, пусть и в меньшем масштабе, повторилась в июле в отдельных районах Дамаска. Наиболее заметно пострадал район аль-Мидан. Несмотря на то, что здания там в основном подлежат восстановлению, жить в них практически невозможно. В том числе и потому, что в ходе боевых действий уничтожается сопутствующая социальная инфраструктура, например, магазины.

В еще большем масштабе это повторилось в Алеппо, втором по величине центре страны и финансово-экономической столице страны. В результате Алеппо, Хомс и другие города покинули сотни тысяч беженцев, что легло дополнительным бременем на и без того расшатанную санкциями экономику Сирии, которая испытывает все более частые перебои с электричеством, газоснабжением и даже порой с продовольствием.

О серьезности положения говорит то, что власти пошли на создание государственной комиссии по делам беженцев, координирующей работу учреждений и общественных организаций, пытающихся обеспечить равномерное распределение нуждающимся гуманитарной помощи.

Беженцев расселяют на территории социально значимых объектов, особенно в школах. По официальным данным, под эти нужды сейчас заняты 356 учебных заведений. Однако ввиду большого наплыва беженцев, численность которых уже идет на сотни тысяч человек, возможности решить за счет этого проблему весьма ограничены. Тем более, что в этом случае режим сталкивается с перспективой срыва учебного года даже в сравнительно спокойных районах страны. На практике это может означать частичную утрату контроля над школьниками, особенно старшеклассниками, что также небезопасно для режима.

Не случайно, что во время своего посещения 21 августа отведенных для проживания беженцев школ, председатель Совета министров САР Ваиль аль-Хальки заявил, что все усилия государства «направлены на создание условий достойного проживания, особенно в связи с приближением начала нового учебного года».

Новый премьер-министр страны рапортует в связи с этим о дополнительных мерах правительства по восстановлению инфраструктуры разрушенных районов. По его словам, после очистки от боевиков ряда кварталов Алеппо, Дамаска и Хомса жители стали возвращаться в свои дома.

Но поскольку многие из них полуразрушены и непригодны для достаточно длительного проживания, особенно в зимний период, когда среднесуточная температура заметно падает по сравнению с летним временем, без комплексного решения проблемы кардинально ситуацию нельзя улучшить. Власти активно привлекают добровольцев к налаживанию мирной жизни, но это не может исправить положение.

Аль-Хальки обещает, что для нуждающихся «государство бесплатно предоставит временное жильё». Вопрос, каким образом это будет достигнуто, поскольку из ниоткуда жилой фонд создать не удастся. Создание палаточных городков может заглушить проблему лишь на ближайшие месяцы.

Как бы там ни было, хотя шансы вооруженных лишь легким оружием боевиков в Алеппо против регулярной армии крайне невелики, разрушенная финансово-экономическая столица Сирии является дополнительным подтверждением, что Асад уже проиграл эту битву.

До сих пор спокойствие в этом городе давало ему призрачную надежду удержаться. Но после того, как боевики поразили «сердце Сирии», участь правящего режима предрешена. И хотя агония может затянуться на месяцы, это уже не исправит положения в принципе. Боевики использовали техническое преимущество противника себе на пользу, заставив Асада своими же руками разрушать сирийские города, приближая тем самым победу оппозиции.

И с момента начала сирийского кризиса, режим так и не смог ничего этому противопоставить: отряды оппозиции попеременно занимают то один, то другой город, делая его непригодным для жизни и тем самым ослабляя его.

И это обстоятельство последняя уже активно использует в пропагандистских целях. Так, 6 августа 2012 г. Сирийский наблюдательный совет по правам человека, находящийся в Лондоне, обвинил правящий режим в преднамеренном уничтожении объектов гражданской инфраструктуры и археологических памятников в Алеппо: «Провалив задачу привести к покорности Алеппо, банды сирийского режима выбрали целью правительственные учреждения и здания, некоторые из которых имеют историческую и археологическую ценность».

Следует заметить, что сил для защиты всех значимых для режима объектов и одновременного проведения наступательных операций у него не хватает. К тому же восстановление разрушенной и поврежденной инфраструктуры не является быстрым делом. Кроме того, оно довольно затратно в денежном плане. И хотя с предложениями помощи в восстановлении пострадавшей инфраструктуры Сирии выступил Иран, с другой стороны, привлечение иностранной помощи также бессмысленно, поскольку она совершенно не оправдывает себя в условиях разгула терроризма.

С другой стороны, поражение режима Асада изначально предопределил сделанный им выбор тупикового пути борьбы, в которой он рано или поздно будет измотан и потерпит поражение. Изначально сирийские власти вместо реального диалога с оппозицией сосредоточились почти исключительно на силовых методах и избыточным применением силы сами же вовлекли в противостояние значительную часть сирийцев.

Между тем, залогом победы в развернутой оппозицией диверсионно-партизанской войне могла стать поддержка населения, опираясь на которое, правящий режим мог быть уверен в успехе дела. По крайней мере, оно бы не позволило террористам боевикам безнаказанно уничтожать объекты народного хозяйства. Но в плане поддержки населения, судя по географии боевых действий, у Асада все большие проблемы.

И все это еще больше дезорганизует жизнь в стране и вызывает все большее недовольство даже наиболее лояльных по отношению к Асаду людей, убеждающихся во мнении, что он не способен покончить с террором. Важно, что, несмотря на свою слабость в численном и техническом плане, мобильные отряды противников режима навязали защитникам власти свои методы борьбы. Режим вынужден лишь запоздало реагировать на те или иные действия боевиков, но не может работать на опережение. А это уже означает наполовину его проигрыш. А неспособность режима защитить ключевые объекты инфраструктуры лишний раз подчеркивает его нежизнеспособность.

В этих условиях президент предпринимает перестановки в руководстве: так, 16 августа президент Сирии Башар Асад сменил министров юстиции (Тайсир Кала Аввад, занимал должность с 14 апреля 2011) и промышленности (Фуад Шукри Курди, с 23 июня 2012, продержался менее двух месяцев), а также губернатора провинции Алеппо (Ибрагим Халлюф, занимал должность с августа 2011 г.).

Это стало еще одним признаком кризиса власти в стране вообще и в конкретных ведомствах в частности. Причем эти меры не принесут положительного эффекта. Например, наладить функционирование промышленности в условиях непрекращающегося террора не сможет никто.

Тоже самое можно сказать и о ситуации в провинции Алеппо. Тот же Ибрагим Халлюф был явно не самым плохим губернатором. Именно благодаря его постоянному диалогу с представителями бизнеса и соответствующим послаблениям до недавнего времени большая часть предпринимателей Алеппо была лояльной режиму. Причем подобная кадровая чехарда в обстановке продолжающегося хаоса может дать лишь обратный эффект и дополнительно дезорганизовать работу соответствующих ведомств.

Автор: С.С.Балмасов, Институт Ближнего Востока

Комментарии 2