Общество

Очередное задержание искателя убежища из Узбекистана

ИНСТИТУТ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

а/я № 765, 101000 Москва. тел./факс: (495) 607-5802. е-mail: hright@ntl.ru

программа «Право на убежище» - правовая помощь беженцам из Центральной Азии

13 марта 2011 г.

НОВОЕ ЗАДЕРЖАНИЕ ИСКАТЕЛЯ УБЕЖИЩА ИЗ УЗБЕКИСТАНА

11 марта 2011 г. в Москве был задержан гражданин Узбекистана Ибадулла Мамаджанов, объявленный в розыск на родине по политически мотивированным обвинениям религиозного характера. Он был заключен под стражу, несмотря на то, что при проверке документов предъявил свидетельство о рассмотрении ходатайства о признании беженцем на территории РФ, выданное ему Управлением ФМС России по Московской области и действительное до 23 мая 2011 г.

За последний месяц это уже второй случай задержания искателей убежища, ожидающих результатов рассмотрения УФМС России по Московской области их обращений о предоставлении статуса беженца. Недавно мы сообщали об аналогичной ситуации, в которой оказался другой гражданин Узбекистана – Дилмурод Салимов, также покинувший родину из-за опасений подвергнуться преследованиям за религиозные убеждения (см. http://hro.org/node/10349).

Однако если в деле Салимова, в конечном счете, законность возобладала и он был освобожден в связи с неконкретностью предъявленных ему в Узбекистане обвинений и статусом лица, ищущего убежища в России (см. http://hro.org/node/10373), то в данном случае задержание завершилось не столь благополучно. На основании постановления Нагатинского межрайонного прокурора о применении меры пресечения, избранной Мамаджанову узбекским судом, он был заключен под стражу и направлен в СИЗО-4  г. Москвы, где будет содержаться во время проведения экстрадиционной проверки.

Следует отметить, что обвинения, предъявленные ему на родине, ничуть не конкретнее, чем в случае его более удачливого земляка. Узбекские власти вменили Ибадулле «незаконную организацию религиозной организации» (ст. 216 УК РУз) и «распространение в любой форме сведений, содержащих идеи религиозного экстремизма, сепаратизма и фундаментализма, а равно использование религии в целях нарушения гражданского порядка <…> по предварительному сговору или группой лиц» (п. «а» ч.3 ст. 244-1 УК РУз.) на основании того, что в изъятом у его знакомого компьютере оказались записи проповедей имама Абдулвали-кари, бесследно исчезнувшего в ташкентском аэропорту более 15 лет назад. Незаконной религиозной организацией следственные органы Узбекистана сочли несколько молодых людей, вместе изучавших Коран и читавших намаз – этого оказалось достаточно, чтобы осудить тех из них, кто летом 2010 года был арестован на родине, и объявить в розыск отсутствовавшего Мамаджанова. Особо отметим, что какие-либо сведения об этой виртуальной «организации» – ее название, время создания, цели, задачи и, тем более, методы их достижения, – в присланных из Узбекистана документах напрочь отсутствуют. Таким образом, опасения искателя убежища, задержанного в Москве для последующей экстрадиции, полностью подтвердились: возбужденное против него уголовное дело трудно расценить иначе, чем преследование за религиозные убеждения.

Ибадулла Мамаджанов, 1984 г.р., уроженец г. Ангрен Ташкентской области, покинул Узбекистан летом 2010 г., когда начались аресты его знакомых, вместе с которыми он молился. Уже находясь в России, он узнал, что молодые люди были осуждены по  обвинениям, аналогичным тем, которые, как теперь выяснилось, предъявлены и ему самому. Опасаясь подвергнуться репрессиям по религиозному признаку, он обратился за консультацией в программу «Право на убежище» Института прав человека, где ему было оказано содействие в подаче ходатайства о признании беженцем на территории РФ.

По мнению защиты, арест Мамаджанова для обеспечения его экстрадиции в Узбекистан нарушает целый ряд российских и международных правовых норм:

  • Федеральный закон РФ «О беженцах», статья 10 которого запрещает принудительное возвращение в страну исхода лиц, ходатайствующих о признании беженцем на территории РФ;
  • Аналогичный запрет, установленный статьей 33 Конвенции ООН 1951 «О статусе беженцев»;
  • Статью 22 Конституции РФ и статью 108 УПК РФ, в которых установлено, что лишение свободы допускается только по судебному решению. Что же касается определения узбекского суда, послужившего основанием для применения меры пресечения Нагатинским межрайонным прокурором г. Москвы, то Европейский Суд недавно отметил, что  «… ничто в формулировке пункта 4 статьи 108 УПК РФ не указывает на то, что суд иностранного государства может заменить российский суд общей юрисдикции при решении вопроса о заключении лица под стражу».
  • Статью 5(1)(f) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой лишение свободы в целях высылки или выдачи признается законным только в случаях, когда осуществляются  меры по высылке (выдаче). Поскольку же во время рассмотрения ходатайства о предоставлении статуса беженца они осуществляться не могут, то и основания содержать человека под стражей отсутствуют.

И наконец, с учетом целого ряда решений Европейского Суда о том, что выдача в Узбекистан лиц, преследуемых по религиозным мотивам, повлечет нарушение статьи 3 Европейской Конвенции, которая в категоричной форме запрещает применение пыток[1], следует отметить, что экстрадиция Мамаджанова в Узбекистан вообще недопустима.

Институт прав человека пригласил для оказания правовой помощи Ибадулле Мамаджанову адвоката Дарью Тренину, имеющую немалый опыт ведения защиты в экстрадицонных делах. Дважды по ее заявлениям Страсбург приостанавливал выдачу ее подзащитных в «пыточные» страны в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда, причем, последнее такое решение было принято Судом менее недели назад – 8 марта текущего года, – в отношении гражданина Узбекистана Муроджона Абдулхакова, которого узбекские власти также преследуют за религиозные убеждения.

Полагаем, что участившиеся случаи задержания искателей убежища с целью их последующей выдачи должны получить адекватную оценку как в России, так и на международном уровне.

Институт прав человека  намерен привлечь внимание к данному вопросу в рамках Круглого стола по проблемам выдачи из России лиц, неправомерно преследуемых за рубежом, с презентацией практического пособия «Защита по делам об экстрадиции».

Круглый стол состоится 17 марта 2011 г. в 14-00 Мраморном зале Центрального Дома журналистов. Приглашаем к участию в нем представителей прессы, НПО и всех, кто интересуется данной тематикой (анонс прилагается).

 Елена Рябинина,руководитель программы «Право на убежище»

Тел. для справок: 7-903-197-04-34



[1] Только с июля по ноябрь 2010 г. Европейский Суд вынес 4 таких решения по жалобам против России. 3 из них уже вступили в силу.

Автор: Елена Рябинина

Комментарии 0