Их нравы

Перекосы и злоупотребления в религиозной сфере предельно остро ощущаются на Западном Кавказе

До последнего времени мне казалось, что вера, если она, конечно, осознанная и искренняя, это нечто глубоко личное, почти интимное. Истинно верующий человек, считал я, никогда не выставляет свои религиозные воззрения напоказ, не стремится назойливо, любыми способами навязывать собственные идеи и предпочтения другим, тем более, не допустит ущемления или оскорбления чьих-либо чувств и прав.

Не зря, наверное, исстари на Руси крест, символизирующий таинство приобщения к богу – крещение, было принято носить на груди, ближе к сердцу и душе. Назывался он изначально просто – нательным, его прятали от чужих глаз под повседневной одеждой. Да, по правде говоря, и полумесяц со звездой – как знак принадлежности человека к исламскому миру – сегодня кое-кто подчас предпочитает носить не как раньше – скромно, не выделяясь, а обязательно из золота и особо не скрывать всякого рода условностями, важнее, наверное, чтобы видно было издалека. Таинство духовности, веры и религиозных убеждений сегодня перестало считаться чем-то личным, наоборот, становится откровенно публичным, порой, даже навязчиво агрессивным. Видно, действительно, совсем другие наступили нынче времена…

Будучи человеком неверующим – не посещающим регулярно мечеть и не делающим намаз, считать себя абсолютно далеким от религии все же никак не могу.

Во-первых, на подсознательном уровне в каждом адыге, и, естественно, во мне, в том числе, бурлит противоречивый дух прошедших эпох – язычества, христианства и мусульманства. В черкесской истории всего «намешано» в большом количестве: приняв почти на четыре века раньше, чем Русь, православие (к слову, развалины средневековых византийских храмов на Черноморском побережье, например, в окрестностях поселка Лоо Лазаревского района, в Имеретинской низменности и многие другие появились здесь в период «христианской» истории черкесов. – Прим. А.Н), а в более поздние времена – ислам, мы, в особенности, причерноморские адыги-шапсуги, по сути своей, также на генетическом уровне, остались верны своему исконному пантеону древних божеств, которым поклонялись наши далекие предки. Что, кстати, никогда и не скрывали. Отсюда, наверное, укоренившаяся в народе поговорка: «У нас каждый – сам себе бог и царь». Немудрено, что любое давление со стороны воспринимается нами, как вероломное вторжение на личную территорию, ограничение некой собственной свободы.

Во-вторых, по долгу профессии часто бывая в храмах и мечетях, приходится общаться со священниками и простыми верующими, выслушивать разного рода мнения и суждения на религиозные темы, с чем-то соглашаться, но, чаще всего, не вступая в споры, просто оставаться «при своем», твердо уважая право каждого человека верить или оставаться атеистом. Поэтому происходящее сегодня вокруг, когда на наших глазах демократическое и светское – по конституции – государство все более плотно сращивается с церковью (здесь я имею в виду религию вообще), молчать как-то не получается, да и не хочется.

КАК НЕ НАРУШИТЬ ТОНКУЮ ГРАНЬ?

Кто-то из великих сказал: просвещать, но не насаждать – редкое искусство. У нас же все, как, впрочем, и всегда, делается с точностью до наоборот. В последние годы с какой-то неудержимой, почти маниакальной настойчивостью в России пытаются втиснуть религиозный компонент в общеобразовательных школах и вузах, массированная кампания идет в прессе и на ТВ. Все – под благовидным предлогом: мол, общество нравственно болеет, мораль в упадке, общечеловеческие ценности забыты. Роль единственного спасителя наших душ берет на себя церковь. А всегда ли это уместно?

Щиты в Сочи

Со следующего года в школах России, в том числе, естественно, и в Сочи, для четвероклассников будет преподаваться новый учебный предмет – «Основы религиозной культуры и этики». Подготовлена программа, выпущены учебные пособия, спешно прошло обучение учителей. Вроде бы соблюдены все формальности, даже опрос среди родителей проведен – большинство, как всегда – «за». Но есть одна загвоздка. Когда дело касается изучения родных языков в школе, чиновники от образования почему-то ссылаются на некий социальный заказ: мол, если это нужно детям и родителям – пожалуйста, никто не против, а если нет – извините. В итоге – национальный компонент практически вытеснен из учебного расписания. А кто выступает «заказчиком» этого предмета?

В первую очередь, церковь, в очередной раз проявившая инициативу. Священники уже не первый год проводят уроки и беседы в школах. И готовы пойти еще дальше, тем более финансовых вознаграждений за свои труды они не просят. Таким образом, наряду с борьбой за нравственность, что похвально, идет планомерное вовлечение детей в религию – это неизбежно. В детское сознание вбивается спорный тезис: нравственным и высокоморальным человеком может считаться только тот, кто верит в Бога, обязательно ходит в церковь или мечеть и ведет смиренный образ жизни.

Я, как родитель, резко против столь активной клерикализации образовательной школы, превращения ее в церковно-приходскую. И дело не в том, что являюсь этническим мусульманином – я вообще против самого факта прихода религиозных деятелей, какие бы конфессии они не представляли, в детские сады и образовательные учреждения, тем более, в столь важный – «переходный» из начальной школы – в основную – класс, как четвертый.

Ничего общего с борьбой за нравственность и духовное оздоровление общества, на мой взгляд, это не имеет. Скорее – идет серьезная борьба на всех «фронтах» за детские души, кстати, очень податливые в данном возрасте. Кто бы что ни декларировал – мол, дети получат основы знаний по всем мировым религиям – и какими бы благими побуждениями ни прикрывался – необходимо спасать молодежь и оградить ее от всяческих пагубных искушений – все делается неспроста – и здесь есть своя политика. «Перекосы» в этом тонком процессе неизбежны.

Убежден, преподавать данный предмет должны не священники – христианские батюшки все равно вольно или невольно будут гнуть свою линию, мусульманские муфтии и имамы – свою, и не на скорую руку обученные педагоги, а дипломированные специалисты, не связанные с той или иной конфессией. Иначе эффект от и без того спорной затеи будет прямо противоположный – уже в школе можно противопоставить детей не только по национальному признаку, что уже часто происходит, но и религиозному, а это значительно опаснее.Я во всю эту «благую» идею, честно говоря, не верю. Уже хотя бы потому, что новый учебный предмет начнут преподавать не с первого сентября, как это должно быть по логике вещей, а с апреля 2013 года – в дни православной Пасхи. Комментарии нужны?

ЧТО СИМВОЛИЗИРУЕТ ПОКЛОННЫЙ КРЕСТ НА ГОРЕ ФИШТ?

Религия все активнее становится неким политическим инструментом. Часто и далеко не всегда уместно эксплуатируются ее догмы, идеи, символы. В моем понимании, любая религия, как и мемориалы, устанавливаемые в многоэтничном государстве, должны объединять людей, а не противопоставлять их друг другу. И здесь наблюдается чья-то незримая, но твердая рука, действующая в соответствии с политикой двойных стандартов.

Несколько лет назад на горе Фишт был установлен трехметровый металлический поклонный крест. Его, как сообщает ИА «Кавказский узел», по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II воздвигли члены Майкопского православного казачьего братства во имя Архистратига Михаила. Поводов было два – 1000-летие крещения Руси и 2000-летие Рождества Христова. Позже, когда этот шаг вызвал на Кавказе широкий общественный резонанс, здесь появилась пояснительная табличка.

Оказывается, поклонный крест посвящен защитникам Кавказа в годы Великой Отечественной войны! «Поправка» официальной версии, направленная на то, чтобы успокоить общественность, впрочем, сработала мало и не ответила на главный вопрос: почему символом светлой памяти подвига многонационального советского народа в борьбе с фашизмом стал именно православный крест, ведь среди защитников Кавказа были люди самых разных вероисповеданий? Следуя логике, мусульмане должны водрузить здесь, по соседству с крестом, свой религиозный символ, буддисты – свой, иудеи – свой. Почему бы гражданам демократического светского государства совместными усилиями не установить на Фиште общий мемориал, например, стелу? Что нам тут делить? Победа дедов – наша общая победа.

Тем не менее, случилось то, что случилось. Поклонный крест появился на высочайшей точке Кавказа, что многими в регионе было воспринято не иначе, как сугубо политический жест, свидетельствующий о христианизации региона, и вызвало широкое недовольство общественности. Возмущение нарастало. Искусственно заложенная «бомба» сработала в августе 2009 года – неизвестными лицами крест был спилен и сброшен в пропасть. Этот факт, естественно, тоже не остался незамеченным. Оправдывать вандализм нельзя ничем, но и потакать неуправляемому процессу повсеместной установки религиозных символов, а в большинстве случаев это происходит стихийно, без каких-либо разрешений и согласований (они «узакониваются» «задним» числом) – в нарушение действующего законодательства, тоже неправильно. Никогда не знаешь, где и когда все это «рванет». Впрочем, эпопея продолжается: 19 сентября 2010 года на месте прежнего появился новый крест….

Нечто подобное наблюдается и в курортном Сочи. В прошлом году на посту «Магри» появилась часовня. Для чего? КПМ – объект, как известно, режимный, здесь можно останавливаться только лишь «по воле» сотрудников полиции, к тому же расположен на отдалении от поселка. Принимая решение о строительстве часовни на самом въезде в Большой Сочи, организаторы, на мой взгляд, руководствовались тем же принципом, что и с крестом на горе Фишт – это не что иное, как чистой воды политика.

И это не все. В последние годы День города Сочи отмечается в конце октября. Одно время его пытались приурочить к высадке первого десанта царских войск в годы Кавказской войны, потом – к началу летнего курортного сезона. Рассматривалась даже идея отмечать «рождение» Сочи в начале июля, когда в 2007 году он был признан столицей Зимней Олимпиады – 2014. Теперь же местные власти остановились на другой дате: Сочи «гуляет» аккурат в день праздника, посвященного Архангелу Михаилу, считающегося духовным покровителем города…

 

ТОЛЕРАНТНОСТЬ – НЕ СТОЛЬКО ТЕРПИМОСТЬ, СКОЛЬКО ГОТОВНОСТЬ К ДИАЛОГУ И ВЗАИМПОНИМАНИЮ

Впрочем, подобных проблем хватает везде. В той же Европе в последние годы наблюдается острый дефицит толерантности и политкорректности, налицо рост протестных настроений и конфликтогенности между социальными, этническими и религиозными группами. Но здесь, в отличие от нас, власти и гражданское общество, несмотря ни на что, все же проявляют реальную, а не декларируемую, готовность к диалогу, демонстрируя не только мудрость и стремление к консолидации, но и здоровый прагматизм.

Яркий пример – жест уважения, проявленный испанскими футбольными грандами «Реалом» и «Барселоной» к своим болельщикам, не являющимся католиками и христианами. Недавно с эмблемы «Королевского клуба», созданной почти сто лет назад, по решению руководства, исчез крест, венчающий корону. Пока эти новшества коснулись только клубной атрибутики, распространяемой за пределами Испании, прежде всего, на Ближнем Востоке, в странах Азии и Африки, где намечается бурный рост армии поклонников «Реала», но тут, на мой взгляд, важен сам факт. На подобный кардинальный шаг пошла и «Барселона», на эмблеме которой тоже изображен крест.

Хотя, безусловно, не в крестах и полумесяцах дело. Подобно тому, как важнейшим –принципиальным – признаком любого демократического правового государства является разделение властей, в светском – незыблемой и твердой должна оставаться норма отделения государства от церкви. Можно жить и действовать сообща, помогать друг другу, работать на благо страны, но подменять одно другим – непозволительно, у каждого – сугубо собственная стезя. Иначе, чем мы отличаемся от исламских стран, где действуют не светские нормы и демократическая конституция, а законы шариата? Верить или нет, молиться или оставаться атеистом – дело каждого, поэтому, пожалуйста, не лезьте мне в душу со своей одноглазой толерантностью!

Автор: Анзор Нибо

Комментарии 0