Политика

Год большой политики в Азербайджане

2013 год в Азербайджане обещает стать «годом большой политики» – в стране пройдут президентские выборы. И, несмотря на то, что до них остается еще больше года, азербайджанская общественность уже вступила в фазу активного обсуждения грядущей президентской гонки. В этом контексте уместно проанализировать расстановку сил на политической арене этой южнокавказской республики.

Итак, катализатором начавшихся в Азербайджане предвыборных дискуссий послужило заявление правящей партии “Ени Азербайджан”, что ее кандидатом на следующих выборах станет председатель партии, действующий президент страны Ильхам Алиев. Конституционные поправки, принятые в ходе референдума в 2009 году сняли ограничение на количество избирательных сроков для одного человека.

Таким образом, Ильхам Алиев получил возможность баллотироваться на третий срок, которой он, очевидно, собирается воспользоваться. При этом, по данным различных социологических опросов, личный рейтинг президента составляет от 70 до 90%, и это дает основание предполагать, что исход выборов с большой вероятностью решится уже в первом туре.

Если в правительственном лагере события развиваются по довольно предсказуемому сценарию, то ситуация в стане оппозиции пока еще крайне неопределенная. Отметим, что сама по себе оппозиция в Азербайджане достаточно разнородна, и до последнего времени оппозиционным силам не удавалось добиться не то что выдвижения единого кандидата на президентских выборах, но даже такого «распределения» кандидатур на выборах парламентских, чтобы два кандидата от оппозиции не «работали» друг против друга в одном округе.

Тем не менее под «оппозицией» в Азербайджане чаще всего подразумевают политические силы, объединившиеся в структуре под названием “Общественная Палата”, то есть прежде всего партию «Мусават» и «Партию Народного Фронта Азербайджана» (ПНФА).

Однако уже сейчас очевидно, что перед “Общественной палатой” в ходе подготовки к грядущим выборам вновь возникнут по крайней мере две существенные проблемы. Это, прежде всего, традиционные трудности с согласованием единого кандидата. Теоретически возможно достижение некой договоренности между председателем ПНФА Али Керимли и лидером партии “Мусават” Исой Гамбаром.

Но на данный момент эта договоренность все еще не достигнута, о чем свидетельствуют недавние высказывания зампреда партии “Мусават” Тофига Ягублу: «Кандидатурой нашей партии является башкан Иса Гамбар, но «Мусават» входит в Общественную палату, куда входит и партия Народного фронта, кандидатом которой выступает председатель Али Керимли. Думаю, время покажет, будет ли единая кандидатура от оппозиции в целом. Однако, наша позиция такова. Выдвижение единой кандидатуры – это важно, выгодно и хорошо, но это не решающий фактор в выборах».

Другой, еще более острой, нежели определение единого кандидата, задачей оппозиции является мобилизация существующего протестного электората. На этом фронте азербайджанским оппозиционерам пока тоже не удалось добиться значимых успехов. Так, попытки организации при помощи «социальных сетей» массовых демонстраций в апреле 2010 года, навеянные «арабской весной», на деле оказались распиаренным мыльным пузырем.

На заявленную акцию протеста под громким названием «Великий народный день» явились лишь пара сотен демонстрантов. Слепой перенос революционных идей «арабской весны» на азербайджанское общество потерпел такой же крах, как, в свое время, и импорт в республику «оранжевой революции».

Следующей попыткой оппозиции громко заявить о себе стала политическая активность «Общественной палаты» и близких к ней НПО в период подготовки к песенному конкурсу «Евровидение». Тогда оппозиционерам удалось привлечь к себе пристальное внимание ведущих европейских СМИ и международных правозащитных организаций. Однако среди самих азербайджанцев, и прежде всего молодежи, эта активность видимой поддержки не нашла.

В большинстве своем граждане Азербайджана оставались в лучшем случае сторонними наблюдателями и явно предпочитали оппозиционным акциям протеста дискотеки и концерты в euro-village. Даже на санкционированные властями митинги в бакинском поселке Биби-Эйбат в канун «Евровидения» «Общественная палата» смогла привлечь не более 2-3 тысяч демонстрантов. Более того, именно после «Евровидения» произошли очевидные «сдвиги» и в позиции международной общественности.

Уже очень скоро лидеры оппозиционных и правозащитных НПО обвиняли докладчиков Совета Европы в излишней поддержке официальных властей, а госсекретарь США Хиллари Клинтон во время очередного визита в Азербайджан, вопреки прежней традиции, не встретилась с представителями «Общественной палаты».

Сможет ли классическая светская оппозиция за оставшееся до выборов время реструктуризоваться, объединиться, суметь привлечь серьезные финансовые ресурсы для проведения президентской кампании, и самое главное, привлечь на свою сторону голоса избирателей даже из «протестного электората» – все это при существующих реалиях довольно сомнительно.

Другой, более молодой, но куда лучше организованной силой в Азербайджане является не светская оппозиция, а исламисты, число которых в стране неуклонно растет. К примеру, к спонтанному митингу против запрета на ношение хиджаба в средних школах, который состоялся перед министерством образования Азербайджана в декабре 2010 года, Исламская партия Азербайджана (предположительно, именно ИПА стояла за той акцией протеста) смогла привлечь в разы больше участников, чем традиционная светская оппозиция со своими лозунгами о демократии и свободе слова и собраний. Это достаточно тревожный сигнал для сторонников сохранения светского характера государственного управления в Азербайджане.

Без сомнения, пока что исламисты не располагают серьезной электоральной поддержкой. Показательно, что лагерь исламистов по крайней мере пока не делал заявок на президентский пост, и соответственно, также вряд ли составит конкуренцию действующему президенту на выборах в 2013 году. Но аналитики сходятся во мнении, что в среднесрочной перспективе именно исламисты могут стать основной «головной болью» властей.

Многие эксперты полагают, что исламское пробуждение — это общемировой феномен, который сегодня наблюдается в Турции и арабских странах, и вполне понятно, что он не может не проявиться на постсоветском пространстве, включая Азербайджан, Центральную Азию и «мусульманские» регионы России, прежде всего Северный Кавказ и Поволжье. Правда, в исламском Иране уже нарастает разочарование клерикальным режимом, а лозунг «Верните мулл в мечети!» находит все больше сторонников, но какая тенденция возьмет верх в Азербайджане – вопрос открытый.

В любом случае политическая значимость фактора религии неизбежно повышается, особенно с учетом того, что Азербайджан – страна с «молодым» населением: средний возраст среди мужчин составляет 27 лет, среди женщин — 30 лет. В таких условиях внимательно прислушиваться к настроениям верующей части населения — это веление времени.

Особенно с учетом опасности, что «исламской волной» могут воспользоваться разного рода радикальные группировки, которые свою малочисленность с лихвой компенсируют «решительностью действий», вплоть до открытого террора. Арест в Баку группы мусульманских радикалов, готовивших крупный теракт в день финала «Евровидения» – наглядное тому подтверждение.

Очевидно, что важность «исламского фактора» в Баку осознают. Последний указ президента Ильхама Алиева о строительстве нового комплекса мечетей в Баку (на который первоначально выделено более 10 млн евро), регулярные призывы главы государства к борьбе с исламофобией в мире — все это указывает на то, что правительство считается с усиливающимся процессом исламизации страны и расставляет соответствующие акценты в своей внутренней и внешней  политике.

Внимание на должном уровне к нуждам верующих может лишить действующие в стране радикальные организации исламистского толка самого главного – убедительной политической платформы. Бесспорно, эту политику необходимо сочетать с решительным пресечением деятельности групп откровенно экстремистского толка.

Однако если таким образом властям Азербайджана, скорее всего, удастся привлечь голоса верующих на свою сторону, это еще не значит, что радикальные группировки, нередко связанные с зарубежными силами и центрами, не могут быть использованы для попыток дестабилизации ситуации внутри страны.

Тем более ожидаемыми остаются попытки информационной войны с обвинениями в адрес властей Азербайджана во всех смертных грехах. Так или иначе, несмотря на предсказуемый расклад сил, предвыборная гонка не обещает быть спокойной.

Комментарии 0