Политика

Зачем Суркова бросили на религию

Гейдар Джемаль рассказал Накануне.ру, что в Кремле видят в Суркове своего Макиавелли, способного нейтрализовать остроту все усиливающегося (особенно для Москвы) религиозного фактора.

Вопрос: Как Вы оцениваете новый пост Суркова? Это можно считать усилением, или после ухода из АП всё новые полномочия не добавляют политического веса Владиславу Юрьевичу?

Гейдар Джемаль: Я считаю, что последние годы выявили возвращение религии на первое место в общественной и политической жизни мира, и впервые за последние двести лет религия открыто становится главным политическим фактором. И этот момент, который уже давно принят мировым сообществом, начиная с крестовых войн Буша и с религиозного фактора, который разыгрывается на Ближнем Востоке и в Европе, стал доходить до Кремля. Последней соломинкой стал процесс Pussy Riot, который расколол общество на две противостоящие друг другу партии, в том числе, и сообщество самих православных. Назначение Суркова означает, что они осознали остроту религиозного фактора и бросили его на тот фронт, который они хотят как можно жестче держать под контролем, максимально нейтрализовать, поскольку они видят в Суркове своего Макиавелли, который может сделать симулякры, сфальсифицировать любую вещь и завести ее в тупик. Сегодня по своей значимости его должность абсолютно идентична той, что имел Суслов в брежневские годы, как старейший деятель советского режима, заставший в свои юные времена еще Сталина. Он был куратором идеологии, отвечал за культуру, искусство на уровне политбюро. Это был второй человек после генерального секретаря. Это была роль, которая определяла интеллектуальный климат и предъявленное миру лицо, которым обладала на тот момент советская цивилизация. И Сурков сегодня является таким новым Сусловым.

Вопрос: Хотите сказать, Суркову доверили борьбу с «религиозными диссидентами» в свете усиливающегося влияния религии на происходящие в обществе процессы?

Гейдар Джемаль: Суд над Pussy Riot показал, что не просто кто-то «за», кто-то «против», а что здесь имеет место религиозный фактор. Некоторые считают акцию кощунственной, некоторые — вполне адекватной современной ментальности. Главное, что религиозный фактор оказался ведущим, а это значит, что завтра религиозный фактор, который не контролируется Кремлем и РПЦ, может превратиться в становой хребет протестной идеологии. И в молебне «Богородица, Путина прогони» при всей карнавальности, панковости, трэшевости, они увидели начало религиозной идеологии протеста вместо материальной идеологии левых. Вместо разговоров о правах трудящихся и ЖКХ, о недоплате пенсий и невыплате зарплат, начинаются другие разговоры. С невыплатой пенсий и зарплат Кремль еще может разобраться, но с религиозной идеей, что Кремль устроен на несправедливости, разбираться практически невозможно. Это уже вне понятных им терминов, на которых они могут говорить с толпой. Поэтому испуганные такой идеологической окраской потенциального отвержения существующего порядка вещей, они на это дело бросают Суркова, который любое дело превращает в противоположность себя, создает псевдомолодежные движения, «Наших», «Молодые гвардии», которые являются не молодыми и не гвардиями, от которых Фадеев, автор одноименного романа, наверное, перевернулся в гробу. И вот такого человека, которого они считают их Макиавелли, они бросают на этот фронт.

Вопрос: Но есть также версия, что панк-молебен «заказало» окружение Путина, то же самое либеральное окружение.

Гейдар Джемаль: Может быть, они организовали, может быть, организовал Медведев, может быть, организовал и сам Сурков, в конечном счете. Важно то, что последствия приобрели не ожидавшийся никем характер. Совершенно точно, что масштабы реакции общества на суд над Pussy Riot превзошли ожидания всех заинтересованных лиц. Никто не думал, что это приобретет характер «мирового резонанса», когда каждый актер и певица в мире сочтут необходимым высказаться по этому поводу. Раньше считалось, что только исламский фактор является реально политическим, и что он может поднять из-за карикатур в газетах, оскорбительных для ислама, миллионные демонстрации во всех столицах исламского мира. Оказывается, что это касается не только мусульман, но это касается и России, и безыдейной и бездуховной Европы. Расстрел детей на острове Брейвиком — это антиисламская религиозная акция. Это акция криминальная, но она религиозная. Она говорит о начале религиозной гражданской войны в Европе. Неважно, кто организовывал панк-молебен, кто чего хотел добиться на короткой дистанции, главное, что на длинной дистанции последствия очень сильно напугали, в том числе, и самих организаторов.

Вопрос: Путин упомянул, что «если бы девушки осквернили какую-нибудь святыню мусульманскую, их бы даже не успели взять под охрану». На что имам Вологодской соборной мечети Аль-Джума и уполномоченный Совета муфтиев России Наиль Мустафин заявил, что девушек в случае «панк-молебна» в мусульманском храме «отпустили бы с Богом». А вот глава исполкома Всероссийского муфтията Мухаммедгали Хузин сказал, что не может быть никакого снисхождения для участниц Pussy Riot. В чем причина расхождения?

Гейдар Джемаль: А чего спекулировать на эту тему, когда FEMEN приезжала в мечеть в Турции, топлесс выступала, причем, выступала не против Эрдогана, а выступала против ислама? Кончилось тем, что их просто выдворили, и никто их не растерзал.

Вопрос: Суд над Pussy Riot — не единственный фон нового назначения Суркова. Как оценивать этот пост в контексте известных событий в Татарстане?

Гейдар Джемаль: Я считаю, что произошедшее в Казани — это такая провокационно-постановочная акция, идущая от силовиков. Импульс исходит от так называемого либерального крыла силовиков, которые использовали как инструмент обиженных силовиков Татарстана, разгромленных после истории с Дальним. Были задействованы профессионалы, чтобы потом осуществить задержания нескольких сот человек, нанести всякого рода удары по религиозным центрам, общинам с целью дестабилизировать обстановку в республике и подготовить ее к «горячей осени», присоединив Татарстан к дуге нестабильности, идущей от Северного Кавказа. Это в полной мере удалось, потому что мы видим на митингах в Татарстане фундаментальных исламистов. Концепция дестабилизации, которая призвана изменить внутриполитический климат внутри страны, работает.

Вопрос: И что, Сурков должен стать менеджером управляемого хаоса?

Гейдар Джемаль: Можно сказать, что в какой-то степени и так, этого его стихия.

Вопрос: Разбираться с поссорившимися губернаторами на юге страны тоже ему? По поводу инициативы Ткачева неодобрительно высказались власти Чечни и Ставрополья.

Гейдар Джемаль: Ткачев идет в фарватере модного казачьего автономизма. Молодое поколение казаков возрождает идеи казачьей нации и казачьего автономизма, которые были популярны на Кубани во время Первой мировой и Гражданской войн. При этом надо отметить, что кубанский генофонд сильно отличался от донского, который был сознательно изменен царизмом в первые десятилетия 19 века, когда в казаки верстали массами украинцев, русских, башкир для того, чтобы разрушить плотную самостоятельную генетическую общность. А Кубань — там немного другая ситуация, корни идут из Запорожья, там традиционно антисистемные силы, которые были разгромлены Екатериной, которых переселили в Новороссию. Кубань более отчетливо осознает свою отдельность от остальной России, и сейчас это становится снова популярным под предлогом борьбы с Кавказом казачьих дружин. Это шаг в перспективе общей нестабильности, возможно, принятия резких, острых движений. Я давно говорил, что кризис центра приведет к тому, что губернаторы в регионах будут действовать по принципу киргизской бывшей и.о. президента Розы Отунбаевой, которая, чтобы консолидировать свою власть, устроила погром и резню узбеков. И этот прием работает, потому что в условиях кризиса, идущего через Москву, каждый губернатор будет стремиться заручиться поддержкой собственного населения. Каждый будет делать это по-своему, но в итоге это может превратиться в мощный неконтролируемый хаос.

Вопрос: Происхождение Суркова будет играть какую-либо роль в управлении этими процессами в условиях изменяющейся ситуации?

Гейдар Джемаль: Думаю, что главное — его происхождение по матери (по некоторым данным, Сурков — еврей по матери, чеченец по отцу, — прим. Накануне.ру).

Вопрос: А Вы не считаете, что Сурков, возможно, устал от роли кукловода? Или что на поверку ему ее просто больше не доверят?

Гейдар Джемаль: Я не знаю, в каком состоянии находятся его политические способности и не представляю эволюцию его личности, но знаю, что другой такой карты у Кремля нет.

Автор: Гейдар Джемаль

Комментарии 0