Среда обитания

Четвертая годовщина 08.08.08. Что мы получили от той войны?

4 года назад случилась Российско-Грузинская война. У нас принято называть ее целомудренно «конфликтом в Южной Осетии». Типа, Россия тут ни при чем. Но я считаю ее именно Российско-Грузинской, так как Москва была еще как при чем.

Честно говоря, я вообще забыл об этой некруглой дате, но тут мне позвонил мой коллега редактор и попросил написать, все, что я думаю про это спустя 4 года. Писать про это мне не хотелось, так как за это время я столько раз на тему высказывался, (да и не только я), что нового мне и сказать то нечего.

Однако коллега был настойчив, и отказать ему было как-то совсем уж неловко. В итоге я решил говорить строго по существу.

Мнимые приобретения

Все знают, что Грузия ту войну проиграла.  Проиграла, несмотря на свою реформированную на западный манер армию и израильских военных советников, подменявших собой грузинский штаб.

Мы же эту войну выиграли, это тоже все знают, но что конкретно мы от этой победы получили, никто мне так и не может объяснить.

Я иногда думаю, а с чего Россия вообще ввязываясь в эту войну? Народу объясняют, что мы защитили от грузин своих граждан. Гражданами мы жителей Южной Осетии сами и назначали, раздав загодя им российские паспорта. Хотя, на момент раздачи признавали Южную Осетию частью Грузии.

Отличное объяснение. Можно, к примеру раздать паспорта ирландцам, а потом защищать их от англичан. И пусть кто-то попробует сказать, что это агрессия. В общем, без слез это заявление слушать трудно, обычно мы и настоящих своих сдаем не задумываясь.

Наверное, единственной вменяемой целью могла быть смена саакашвиливского режима на что-то более дружественное. Подобно тому, как США поменяли режимы в Афганистане и Ираке.

Думаю, что этого вполне можно было достигнуть, если бы мы не остановились на 5-й день войны на окраине Гори, а двинулись дальше на Тбилиси. Но история не знает сослагательного наклонения, мы остановились, (говорят, потому что на нас прикрикнули с Запада).

Единственная разумная цель достигнута не была, и мы имеем то, что имеем. Даже хуже. Поскольку, мы имеем то, что имели раньше. Мы контролировали Южную Осетию до войны, контролируем ее и сейчас. Наши солдаты стояли там до, стоят и сейчас.

Никаких территориальных приобретений у нас нет. И чем отличается непризнанная никем республика Южная Осетия от суверенного государства Южная Осетия, признанного нами самими и еще каким-то островом в Тихом Океане я не понимаю.

Выходит как в анекдоте, «кажется мы задаром дерьма наелись»

Приращение Южной Осетии

В отличие от нас Южная Осетия, безусловно, получила территориальные приобретения. До войны на ее территории были грузинские анклавы, села с грузинским населением. Это было неудобно, в селах стояли грузинские полицейские, время от времени они с осетинскими ополченцами устраивали перестрелки.

Села стояли вдоль хорошей асфальтированной трассы. Но осетинское население по ней не могло ездить ему приходилось пользоваться проселками которые называли «объездной зарской дорогой».

Как только российская армия разбила грузинскую, осетинское ополчение сожгло эти села и грузинское население бежало в Грузию, (что-то вроде 22 тысяч человек). Осетинам стало удобнее, теперь они ездят не по проселкам, а по хорошей дороге.

Я по ней тоже много раз ездил после войны и всякий раз думал, как удобно, не то что раньше… А потом вспоминал,  что ради этого 22 тысячи лишились крова, … но удобно… и стыдно.

Странное чувство, вроде как сидишь в метро, а рядом стоит старуха или беременная. В метро хоть встать можно, а в Осетии что? Ездить по старинке по проселкам?

Государственный подкорм

До войны непризнанная Южная Осетия была на российском коште, что мы им дадим, на то они и живут. Так было не всегда. При Ельцине и Шеварнадзе южные осетины сами себя содержали за счет контрабанды, занимались ей все от мала до велика.

Потом им Саакшвили перекрыл кислород и Путин стал их подкармливать. О контрабандных временах в Южной Осетии вспоминали: «конечно, тогда было беднее, но то были честно заработанные деньги».

Пока Южная Осетия была самопровозглашенной, подкармливать ее было не накладно. Народу то там оставалось всего ничего. Но когда она стала суверенной и признанной, тут уж другое дело, российская помощь туда потекла полноводной рекой.

Через год после войны литр солярки стоил там 10 рублей, хотя в Северной Осетии, откуда солярку везли, литр стоил 20.

Вроде фактически ничего не изменилось, разница лишь в мидовских бумажках – до войны писали, что признаем территориальную целостность Грузии, а после, что признаем право осетинского народа сделавшего выбор в вопросе самоопределения. А по деньгам разница о-го-го.

До войны Россию в Южной Осетии не просто любили, наше правительство там воспринимали как дети справедливого отца. Между собой можно и поругаться и подраться, но если далеко зайдет, папа рассудит.

После войны появилась в Южной Осетии оппозиция. Она и раньше там была, но новая с каким-то антироссийским привкусом. Вроде бы мы войну для них выиграли, а они… Неблагодарные!

С другой стороны, они правы, до войны мы в их детские игры особо и не вмешивались, а после решили, что вправе командовать, кто у них будет капитаном.

Настоящие герои войны

Мы, конечно, их спасли – без нас грузины бы с ними быстро разделались. Но все же осетины хорошие вояки, даже отличные. Когда грузины подошли к Цхинвали, начальство осетинское, как водится, разбежалось.

Драться осталось сотни полторы ополченцев. Но эти полторы сотни продержались больше двух суток до подхода русских, продержались против профессиональной армии. Это круто. Те, кто понимает, каково ходить с устаревшим гранатометом на модернизированные танки, вполне оценят. Молодцы!
Настоящих героев этой войны было двое. Первый Анатолий Баранкевич, который не бежал со всем начальством из Цхинвали в Джаву, а остался организовывать защиту города.

А когда организовывать уже было нечего, взял оружие, какое было, и пошел навстречу грузинам. Умирать. Не умер. После войны он по-пацански предъявил сбежавшему в тыл начальству и был объявлен вором и гадом.

Вторым был Сулим Ямадаев со своим чеченским батальоном «Восток». Я лично присутствовал при бое, когда грузины дали отлуп сначала российским мотострелкам, потом псковским десантникам. И тогда своих бойцов повел в бой Ямадаев. Он тоже шел умирать.

Выложил «макаров», сказал, что именной, и не видать грузинам такого трофея, взял автомат и пошел. Первым. На пулеметы. Под обстрел тяжелой артиллерии. Он тоже тогда не умер. Его тоже после войны объявили гадом и убили, но это совсем другая история.

Наверное, если героя после войны не объявили гадом, он и не может считаться настоящим героем.

Жесткие оценки

Я видел эту войну близко, очень близко. У меня осталось ощущение, что Баранкевич с осетинскими ополченцами и Ямадаев с чеченскими спецназовцами все дело и сделали. Кроме них там еще было много кого. Но у меня осталось от остальных впечатление просто какой-то массовки. Наверное, это субъективное впечатление, но у меня другого нет.
Осетины очень быстро забыли как все было на самом деле. После войны я написал книгу про все-все, и про трусость и про храбрость. Когда книга вышла, одна дама из пресс-службы правительства Южной Осетии написала восторженную рецензию.

Год спустя я встретился с ней, и она сказала, что я оболгал осетин, что если бы я сумел ПРАВИЛЬНО увидеть ситуацию, я бы написал совсем иначе. Они уже не хотели помнить, как их лидеры драпали.

Я видел много войн, это была самая лучшая и самая честная.  На ней, конечно, были зверства, на ней пытали пленных, намеренно убивали мирное население, мародерствовали.

У меня сохранилось видео, где пленного грузинского ефрейтора забивают ногами, кто бьет не видно, но голос вполне узнаваем, это голос тогдашнего главы Южной Осетии.

Войны без зверств вообще не бывает. Но из всех войн, какие я видел, на этой зверств было меньше всего и на ней было больше всего военного благородства. Это была почти джентельменская война. Наверное, грузины и осетины, которые там были, с этим не согласятся, но мне есть с чем сравнивать.

Грузины имея армию реформированную на западный манер и израильских советников проиграли.

Русские выиграли со старой неповоротливой армией, у которой сломалась 50% бронетехники, прежде чем подошли к границе… Артиллерия постоянно накрывала своих… Связи не было… Координировали  действия по мобильникам в грузинском роуминге…

Командиры колон не могли ориентироваться на местности… Командующий раскатывал по Южной Осетии без прикрытия с воздуха и разведывательного дозора до тех пор пока тупо не нарвался на грузин и не словил лично пулю…

И, тем не менее, победили. Однако сделали выводы, дальше так жить нельзя. И тоже стали реформировать армию на западный манер, как грузины. Бригады вместо дивизий, оптимизация управления войсками, тыл на аутсорсинг, даже какие-то израильские советники по безопасности начали появляться в России.

Наверное, следующую войну мы проиграем как грузины.

Автор: Орхан Джемаль

Комментарии 14