Среда обитания

Родные Ислама Тачиева, убитого силовиками в Ингушетии, пытаются добиться правды

В ее голосе не чувствуется беспощадной жажды мести, либо отрешенности от всего и вся. В словах заложен смысл. Справедливый, последовательный, логичный. Наверно, именно этим измеряется сила человека – в его способности принимать удар судьбы и не впасть в отчаяние. Стойкость – не что иное, как проявление достоинства. Обычного человеческого достоинства, которое в иной раз дороже всего…

- Я хочу просто реабилитировать своего брата, – призналась в конце нашего разговора Альбина, сестра убитого силовиками 28 июля в ингушской станице Орджоникидзевская 20-летнего студента Российского Университета имени Плеханова Ислама Тачиева. – В первую очередь ради своего младшего брата. Он у меня тоже студент. Совершенно случайно его не оказалось рядом с Исламом – он просто пошел в другую сторону. Как ему теперь дальше жить с клеймом «брат боевика»? Никакой карьеры, ничего его уже не ждет…

- Альбина, как все произошло?

- 27 числа Ислам приехал на родину после отдыха в Турции, где он провел десять дней. На следующий день, отпустив уразу (пост), он вышел вместе с соседским парнем – Хаяури Магомедом, который также является студентов московского ВУЗа и прилетел из Москвы за день до произошедшего. Вместе с ними был другой их знакомый – Касамаури Артур. Он чуть старше – 86 года рождения.

Вместе они пошли в сторону мечети, мимо университета – это недалеко, буквально в двух кварталах от нас. Чтобы срезать путь, они зашли во двор. Буквально через пару минут, по словам свидетелей, во двор, снося ворота, залетела машина. Никаких разговоров, ничего – они выбили ворота и просто напросто непрерывной автоматной очередью расстреляли мальчиков. Затем еще и в упор добили контрольными выстрелами.
- Много ли свидетелей произошедшего?

- Нет. Непосредственный свидетель только один. Однако, незадолго до этого мальчиков встретил наш сосед. Они постояли немного, поговорили и разошлись. Именно после этого ребята зашли во двор университета и практически в тот же момент сосед услышал выстрелы. Очевидцы говорят, что они только зашли во двор и сели на лавочку. Двое из них даже не успели отреагировать и встать. Лишь Ислам приподнялся, но их тут же расстреляли.

- Как проявили себя в этой истории правоохранительные органы?

- На место происшествия вызвали людей из Следственного комитета. Насколько я знаю, они сперва надели на мальчиков военную форму, положили рядом оружие – это все видел сторож. После того, как они узнали, кто эти ребята и то, что это студенты, они форму сняли. Изначально правоохранители хотели сказать, что убитые откуда-то с гор спустились.

Тела мальчиков не отдавали и не показывали нам в течение суток. Держали в морге города Назрань, ничего не говорили. Через сутки, ночью, где-то часов в 10-11 нам выдали тела, но только после того, как мы подписали бумаги и расписку о том, что мы никуда жаловаться не будем и претензий ни к кому не имеем.


- Вы не замечали у брата никаких радикальных взглядов, либо того, что могло бы хоть как-то поставить его под тень сомнения?


- В том то и дело, что нет! Вот если бы хоть что-то! Дело в том, что ребята, с которыми он вышел, не были ему близкими друзьями, просто хорошие знакомые. Он ни к чему не был причастен, хорошо учился. У него были совершенно другие интересы. Мы ведь сами, по сути, москвичи. Мама все больше бывает здесь, в республике, а мы время от времени приезжаем.

- У вас есть версии того, за что расстреляли ни в чем неповинных ребят? Быть может у тех, кто это сделал, была неверная наводка, либо же все произошло по ошибке?

- Мне кажется, что все произошло по ошибке. Может быть, они ожидали кого-то другого, я не знаю. Они никого не разбирали, с ходу начали стрелять. Они даже не знали, в кого стреляли. О том, что ребята были простыми студентами, они узнали только потом.

- Известны ли имена тех, кто это сделал?

- Нет. Но знаете, единственное, что нам известно, там была «Лада Приора» с номерами 15 региона.


- Она не имела отношения к силовым структурам?
- Не знаю. Просто эта машина была с теми, кто ворвался на территорию университета на «Урале».

- Правоохранители республики предпринимают какие-то шаги к расследованию произошедшего?
- Вы знаете, они возбудили дело.

- В отношении кого?

- В отношении убитых мальчиков, которые якобы отстреливались. Хотя ходят слухи, что приезжал Глава республики Юнус-Бек Евкуров, просил прощения, что вот мол, все произошло по ошибке. Это все по официальной версии региональных властей. Также в РОВД моей маме намекнули – мы знаем, что все произошло по ошибке и т.д. Видимо они просто хотят, чтобы мы закрыли свой рот и все само улеглось. Но официальных заявлений о том, что мальчики не были виноваты, никто не делает.
- Может быть, имеет смысл в таком случае обратиться в правозащитные организации?!
- Все это время мы занимались похоронами, поэтому не имели на это возможности. Но вот сегодня мы поехали в «Мемориал», «МАШР».

- Вы не опасаетесь за жизнь младшего брата?

- Я боюсь за своего брата. Я боюсь, но в любом случае если не сейчас, то потом люди должны узнать всю правду. Что мой брат был ни в чем не виноват.
- Альбина, каким он был? Каким ты запомнишь своего брата?- Ислам… – в телефонной трубке повисла тишина. – Он был хороший брат, хороший сын, друг. Я не знаю даже что еще сказать. В Плехановской академии в знак скорби собираются провести День памяти Ислама. Многие знали его, причем отзывались с самой лучшей стороны. Он был очень красивым, очень хорошим…
P.S:

В МВД России по Республике Ингушетия ситуацию с убийством трех молодых парней комментировать отказались, сославшись на тайну следствия. Сколько таких же историй остались под грифом «no comment» и сколько их еще будет?!

Автор: Мансур Вега

Комментарии 0