Общество

Как Р. Силантьев отрешает русских мусульман от русской нации

Роман Силантьев: «среди так называемых русских мусульман по-настоящему русских меньше половины: в основном это люди с украинскими и южнороссийскими фамилиями».

Наступил новый год, и снова «главный исламовед» РФ Роман свет Анатольевич Силантьев разразился рядом статей и интервью касательно истинных причин принятия Ислама российскими народами, традиционно считающимися неисламскими – прежде всего русскими. Причина, по его словам, все та же, что и всегда: либо брак (женщины), либо тяга к экстремизму (мужчины). К месту пришелся и загадочный человек с украинской фамилией Раздобудько, якобы имевший отношение к теракту в Домодедово, в котором, как известно, погибло и пятеро мусульман. Можно, конечно, учесть официальную информацию спецслужб, согласно которой Алексей (?) Раздобудько пропал без вести в октябре 2010 года, сразу после того, как заявил о разрыве с экстремистским подпольем (!). то есть, возможно, погиб от рук тех же террористов. Но не суть.

Особое внимание привлекло то, что теперь на заезженной пластинке Р.Силантьева появилась новая дорожка – именно та, что вынесена в эпиграф. Про «украинский след в Национальной Организации Русских Мусульман» мы слышали и раньше, правда, в пример приводились только два человека – исключенный более 5 лет назад из НОРМ Тарас Черниенко (коренной петербуржец) и первый председатель НОРМ Абу Талиб Степченко, коренной сибиряк.

Теперь же появился и новый довод к «нерусскости» русских мусульман – оказывается, большинство из нас, кроме украинских, имеют еще и южнорусские фамилии! Как говорится, «казачьему роду нэма переводу».

А ведь такая постановка вопроса из уст официального представителя Всемирного Русского Народного Собора, безусловно имеющего прямое отношение к Московской Патриархии, представляется более чем странной. Ведь если украинцы и казаки для РПЦ МП не являются русскими, то почему бы православным украинцам не обратиться к начальству Силантьева и не поинтересоваться у него следующим: на каком основании МП РПЦ не признает автокефалию УПЦ и всеми силами препятствует созданию в Украине Единой Украинской Поместной Церкви?

Также имеет смысл поинтересоваться уже православным россиянам - если украинцев в РПЦ МП не считают русскими, значит ли это, что Патриарх Кирилл избран незаконно, т.к. избран он был преимущественно украинскими и иными зарубежными голосами?

Кроме того, если русскими не являются люди не только с украинскими, но и с южнороссийскими фамилиями, не значит ли это, что православные кубанцы, донцы и терцы должны создать Казачью Православную Церковь, а не быть прихожанами Русской, официальные лица которой их "настоящими русскими" не считают?

По нашему мнению, сие есть классическая политика двойных стандартов: полтора миллиона «этнических мусульман», перешедших в православие – это гордость православной церкви, а русские мусульмане с «неарийскими» фамилиями должны считаться позором русского мусульманского сообщества.

Не меньшее недоумение вызывает и мнение о численности новообратившихся мусульман. Какой же итог распространения Ислама среди русских за последние 20 лет, если принять за веру статистику Р.Силантьева? Новообратившихся, утверждает он, 6000 (шесть тысяч) человек, из них 70% женщины-жены этнических мусульман, то есть 4200. Оставшиеся 1800 – сплошь «сотни экстремистов» и «люди с украинскими и южнороссийскими фамилиями», или и те и другие вместе.

С «хохло-казаками» мы разобрались выше, а кто же эти несметные батальоны экстремистов? Роман Анатольевич в своих выступлениях с удовольствием перечисляет:

- Александр «Саид Бурятский» Тихомиров (в реальности – бурят, но мама у него – вот незадача-то! – русская; надеемся, что не с южнорусской фамилией);
- Павел Косолапов (нападавший одновременно на Назрань и на Беслан, пускавший под откос оба «Невских экспресса» и т.д.). Эдакий неуловимый мститель, на которого можно смело списывать все теракты.
- Егор Рябинин, имевший неосторожность публично негативно высказаться об убитом священнике Д.Сысоеве.
- Гейдар Джахидович Джемаль. Да-да, это не опечатка – у него мама русская!
- бывший муфтий Северной Осетии Али Евтеев (этот, наверное, за то, что сознательно ушел от «лесных братьев» на мирные рельсы сам и увел за собой сотни осетинских мусульман).
Вроде все. Можно вспомнить еще воронежца Евстратова, исповедовавшего шиизм, но подвизавшегося на ниве поэзии сайта «Кавказ-Центр», но это пример уже устарел – Евстратов принял православие и как пример уже не годится.

Откуда же взялись сотни русских мусульман - террористов? Видимо, оттуда же, откуда и шесть тысяч новообративщихся.

Нужно отметить, что Р.Силантьев сам честно называет источник своих статистических данных о новообратившихся мусульманах – это… данные областных/краевых/республиканских администраций! Полагаем, что эти данные немедленно станут точными, как только каждый новый мусульманин заведет себе привычку регистрировать смену вероисповедания в соответствующем госоргане.

Меж тем, исследования одной только социальной сети «Вконтакте» в конце прошлого года показали, что число пользователей с явно русскими фамилиями, смело указавшими в графе «вероисповедание» - Ислам, составило более 50 тысяч! И это только Вконтакте.

А сколько новообратившихся не имеют доступа в интернет? А сколько имеют доступ, но не зарегистрированы Вконтакте? А сколько новообративщихся пишут в этой графе – Единобожие? А сколько – пока ничего не написали?

А между делом, бьет тревогу и православная церковь: в последние рождественские праздники церкви посетило вдвое меньше прихожан, чем в 2010 году – всего-то 2,1 млн. человек!

Так что представление о новообратившихся мусульманах как о жалкой кучке угнетенных «нацменами» женщин, среди которых нет-нет, да и мелькнут экстремистские «хохло-казаки», променявшие сало на тротил, является, мягко говоря, анекдотичным. Тем не менее, смех здесь неуместен.

Да, среди новообращенных мусульман иногда встречаются лица с явными экстремистскими взглядами – но это проблема любого мусульманского сообщества любой страны, хотя относительно России можно отметить, что, по нашим наблюдениям, экстремизм таких лиц имеет ярко выраженную антирусскую направленность. Можно ли считать русским человека, который ненавидит свой народ за сам факт его существования?

Что с ними делать?

Этот вопрос в отношении новообративщихся мусульман задают не только в России, но только в нашей многострадальной стране до сих пор пытаются не искать ответ на этот вопрос, а с помощью явно некомпетентных лиц ковыряться в причинах принятия Ислама новыми и новыми поколениями, «профилактировать» эти причины (как обычно, топорно) и, после гарантированного неуспеха такой профилактики, сводить их к экстремизму (читай – к деятельности, направленной против конкретного политического режима). В связи с этим сформировалась интересная схема работы отдельных сил и чиновников с российской уммой.

Схема простая:
1. Дискредитация авторитетных исламских деятелей.
2. Недопущение их объединения и усиления деятельности.
3. Административное «выталкивание» наверх деятелей, не пользующихся авторитетом у российских мусульман (либо опорочивших себя деяниями, несовместимыми с Исламом).
4. Объявление экстремистами всех, кто не «лег» под лиц из пункта 3.

Схема довольно не новая, параллельно отрабатываемая на совсем другом «объекте» - т.н. «правом движении» (замените в схеме «мусульман» на «правых» - получите современную историю т.н. «правого движения» в РФ). Результат тот же: как вместо одной большой, но вменяемой организации, выражающей интересы миллионов людей, общество имеет хаотичную массу ультра-правых «автономщиков», так и вместо одного большого муфтията получили десятки, мало понимающих, что делать с аморфной массой российских мусульман, и к ним вдогонку – еще малую толику учрежденных «сверху».

В этом и состоят причины радикализации части молодых мусульман – в ситуации, когда мусульманин поставлен перед необходимостью определяться, мусульманин ли он только потому, что «нацмен» (по логике Силантьева и Ко), и обязан ли он стать «нацменом», приняв Ислам, и не попадет ли он автоматически в «список экстремистов», заявив о своем принятии Ислама – это, кстати, весьма актуально в провинции, - и не убьют ли его среди бела дня за пятикратный намаз, - может ли в такой ситуации, длящейся вот уже 20 лет, речь идти о какой-либо просветительской деятельности среди мусульман?

Вот так мы, новообратившиеся, и живем: принимать Ислам – экстремизм, изучать его – экстремизм, не изучать, а читать нелепые брошюрки и смотреть видеозаписи разных неучей от религии – тоже экстремизм.

Но никакая «статистика по экстремистам», даже приводимая виднейшими «исламоведами», и никакие меры, направленные на раздробление, оглупление и «нацменизацию» русских мусульман не смогут предотвратить принятие Ислама неисламскими народами России – и в первую очередь титульным русским народом.

Бесполезно выяснять, почему мы, русские, принимаем Ислам – сколько «неофитов», столько и причин. И профилактировать их бессмысленно, ибо истинная причина - одна, и она известна даже «исламоведам» – Слово Аллаха дойдет до каждого дома, до всех людей. Но одних Оно возвысит, а других – унизит. Что и видят те, у кого есть глаза.


Автор: Василий Деревянкин (Абдаллах ар-Рустуви), председатель местной религиозной организации «Прямой путь»

Комментарии 1