Их нравы

Губернатор Краснодарского края решил выдавливать кавказцев казачьими дружинами

Казачьи дружины в Краснодарском крае будут бороться с массовым переселением в регион жителей республик Северного Кавказа. Об этом на коллегии ГУ МВД края заявил губернатор Кубани Александр Ткачев. Полный текст его выступления приводит издание “ЮГА.ру”.

Ткачев подчеркнул, что в соседнем Ставропольском крае русские чувствуют себя некомфортно из-за массовой миграции жителей соседних республик. “И сегодня я думал и размышлял, что мы еще успеем: между Кавказом и Кубанью есть фильтр – Ставрополье. Но теперь я вижу, что его нет. Следующие – мы с вами”, – поделился с правоохранителями глава региона.

Губернатор привел в пример историю Югославии, где албанцы в Косово из этнического меньшинства стали большинством (при этом Ткачев перепутал сербов с хорватами – прим.ред.). В связи с этим он подчеркнул необходимость сохранения существующих пропорций между кавказскими народами и славянами.

Казачьи дружины под управлением сотрудников полиции выйдут на патрулирование в Краснодарском крае с 1 сентября. Их численность составит тысячу человек, работа которых будет оплачиваться из краевого бюджета. Всего годовые ассигнования предусмотрены в 650 миллионов рублей при зарплате казачьего дружинника в 20-25 тысяч рублей.

Глава региона пояснил, что полицейские ограничены в своих действиях нормами гражданского общества, но вместе с казаками будут чувствовать себя увереннее. “То, что нельзя вам – казаку можно. В определенной степени, на бытовом уровне, на подсознательном, на понятийном”, – сказал Ткачев.

“Таким образом, я уверен, у нас нет другого пути – мы будем выдавливать, наводить порядок, спрашивать документы, заниматься миграционной политикой”, – подчеркнул губернатор, добавив, что все действия должны оставаться в рамках закона.

Инициативу о совместном патрулировании полиции и казаков положительно оценил замглавы МВД РФ Сергей Герасимов. Он не исключил, что кубанская практика будет впоследствии распространена на другие регионы, сообщает ГУ МВД по Краснодарскому краю.

В управлении рассказали, что отобранные в казачью дружину пройдут курс обучения в полиции объемом в 74 часа. Участники патрулей будут одеты в казачью форму, но без холодного оружия.

Решение о создании профессиональных казачьих дружин было принято краевым парламентом в июле 2012 года. Дружинники будут иметь право требовать прекращения правонарушений и предъявления документов, доставлять нарушителей в полицию, а также проверять зрелищные и увеселительные заведения.

Кубанское казачье войско является некоммерческой организацией. Ее члены принимают на себя обязательство по несению госслужбы, могут на законных основаниях иметь чины, удостоверения и носить погоны. В МВД отметили, что возможность создания официальных казачьих дружин предусмотрена федеральным законом “О государственной службе российского казачества”, принятым в 2005 году.
Губернатор Ткачев о том, от чего спасут Кубань казачьи дружины:

Мы сознательно пошли на этот проект, эксперимент. Впервые в России будут созданы казачьи дружины – 1 тысяча казаков будут помогать наводить общественный порядок на территории нашего края.
Знаете, это не прихоть, или просто нам так захотелось, или мы в угоду модным течениям. Нет и еще раз нет.

Вы видите, что на протяжении последних 10-20 лет мы сознательно поддерживаем казачество, это наша культура, традиции, песни. По большому счету, ведь еще и сто лет не прошло, как на кубанской земле жили казаки. А ведь казаки – это народ, как русские, татары, мордвины и т.д. Это народ, входящий в Российскую Империю. Потом он лишился этого статуса, никто и не претендует на возвращение, но тем не менее…  Это была своя ментальность, культура, обычаи.

Эта земля, по большому счету, не принадлежала Российской Империи, она принадлежала кавказским народностям, черкесам. Потом попала под влияние Турции, и  Екатерина II вынуждена была идти на компромисс с запорожскими казаками – достаточно независимыми, вольными людьми, хлебопашцами, свободными, крепкими, державными.

Это наши предки, в наших жилах течет их кровь. Именно от них пошло “За царя, за веру, за Отечество”. Они и пахали земли, и работали, не щадя себя, на свою семью, у них были наделы. В то же время, когда звучал горн, когда нужно было, они вставали в ряды, на коня и уходили в походы далеко за пределами края.
Поэтому эта земля – славный кусок земли юга Российской Империи – стала частью нашей великой страны. Если Петр I освоил европейские просторы, то Екатерина именно через казаков – Юг России. А это земля, зерно, хлеб, благополучие для родной страны.

Прошло всего 100 лет – ничтожно мало. И этот народ имеет право на существование, на то, чтобы жить на этой земле и, самое главное, защищать ее. Потому что если мы с вами не будем постоянно об этом говорить, писать, рассказывать, значит, мы просто растеряем нашу самобытность. Мы перестанем быть общностью, перестанем быть регионом, который самостоятельно следит за порядком,  ценит свои традиции, отвечает за свои поступки, у которого высокий уровень патриотизма. Это принципиально важно.

Я скажу следующее наблюдение. Есть Ставропольский край – наши соседи, наши братья, и мы видим, насколько там потеряно чувство общности, солидарности и в т.ч. культурное наследие.

И эти земли очень легко завуалируют другие народы. Прежде всего, кавказских национальностей. По причине того, что они – близко, они интегрируются в Ставрополье. И сегодня мы видим, что количество переселенцев (это и бизнес, и экономика, и родственные связи) переходит в качество.  И, по большому счету, уже русская часть населения там чувствует себя некомфортно.

Некогда народ, который, собственно, создал, завоевал этот благодатный хлебосольный регион со своими традициями (в т.ч. и казачьими), год за годом сдает позиции.
И сегодня я думал и размышлял, что мы еще успеем: между Кавказом и Кубанью есть фильтр – Ставрополье. Но теперь я вижу, что его нет. Следующие – мы  с вами. А кто будет отвечать, когда здесь прольется первая кровь? Когда начнутся межнациональные конфликты? А рано или поздно это будет. Я говорю – количество переходит в качество.

Мы видим это по Югославии – албанцы, хорваты… Сначала хорватов было 80%, албанцев – 20%. Потом стало все наоборот, буквально через 50 лет. Они стали рушить храмы, стала доминировать своя культура, религия, начались конфликты, выдавливание, кровь, война малая, война большая. И все – нет страны, нет народа, тысячи беженцев  по всему миру и т.д.

Я не хочу драматизировать и надеюсь, что так не будет. Но мы должны сегодня (а может, уже и вчера) по-новому отстаивать свою независимость, свои устои и традиции. И соотношение кавказских народов, которые сложилось здесь  традиционно (это армяне, адыги, дагестанцы), в пропорциях по отношению к русскому народу, славянскому народу.

Это всех устраивает, в т.ч. числе и национальные общины. Они понимают прекрасно, что интегрированы в российскую культуру, им комфортно, многие занимаются тут бизнесом, имеют свои доходы. Они понимают, что миграция с других территорий, засилье и увеличение численности населении той или иной нации помешает им же. Они также этого боятся. Те люди, которые исконно живут здесь 100, 200, 50 лет.

И я ничего такого крамольного не говорю. Я отстаиваю интересы как русского народа – большинства, 80% Кубани, так и многонациональных народов (Кавказа и не только Кавказа), которые проживают на территории нашего края.

Этот баланс сложился годами, десятилетиями, столетиями, и мы должны его ценить. Если он будет иметь перекос – рано или поздно или казаки, или любые другие народы начнут заявлять о себе, начнут громко говорить, что-то делать – значит, может случиться конфликт.

Возможности и права у полицейских и всей правоохранительной системы края и страны достаточно высокие, мы прекрасно понимаем. Но существуют и ограничения – тем более, мы видим, в последнее время, в последние годы в условиях демократии, повышенного отношение к правам человека, гражданского общества. То, что вчера прощалось милиционеру, сегодня полицейскому не прощается. И административная машина работает в т.ч. и против вас.

Во многом это делается  ради “красного словца”, ради угоды моде, но это, безусловно, разрушает определенные принципы.

Я не совсем согласен с такой постановкой. Если мы разрушим авторитет милиции и ее сущность, если мы будем унижать рядового милиционера, сержанта или генерала (где зазря, а где и по делу), то потом все мы – простые граждане, большинство – будем страдать. А кто нас будет защищать, кто пойдет за нами, кто вступится за нас? Это тоже реалии сегодняшнего дня.
Поэтому когда казаки будут стоять вместе с вами на защите нашего Отечества, правопорядка – это серьезный щит. С народом воевать никто не хочет. Мы когда приезжаем в кавказские республики или Европу, мы всегда пытаемся подстраиваться под их жизненные принципы и устои: громко не говорим на своем языке, не делаем каких-то неадекватных действий, чтобы быть незаметным.

Это нормальное цивилизованное поведение человека. Но мы видим, как наши гости ведут себя совершенно по-другому – особенно, на побережье. Могут включить национальную музыку и ехать по набережной, где ездить нельзя, обращать на себя внимание. Вести себя нагло, цинично.
Мы прекрасно понимаем: с народом воевать бесполезно, этого все бояться. Поэтому когда казачество будет рядом с представителем правопорядка, с полицией, то и вы будут чувствовать себя увереннее.
То, что нельзя вам – казаку можно. В определенной степени, на бытовом уровне, на на подсознательном, на понятийном.

Таким образом, я уверен, у нас нет другого пути – мы будем выдавливать, наводить порядок, спрашивать документы, заниматься миграционной политикой (откуда прибыл, зачем и т.д.). Чтобы те, кто пытается  просто “на дурака” сюда приехать, застолбить, заниматься провокациями или неправомерным бизнесом, понимали, что на Кубань лучше не ехать.

Здесь кубанцы, здесь у них свои законы, здесь они достаточно жесткие ребята. Есть полиция работающая, есть казачество, лучше я поеду в другое место. Так и надо действовать: жестко, решительно, основываясь на законах края и РФ. Но системно и последовательно, по всей поляне, во всех городах нашего края. Особенно, конечно, касается побережья, там, где мы особо видим этот перекос, мы видим этим тенденции, и с каждым годом количество растет.
Поэтому сознательно: тысяча казаков, 650 млн. рублей в течение года. Зарплата около 20-25 тысяч.

Не отталкиваете их от себя,  а вовлекайте в свою “веру”. Они – и ваша защита. Мы таким образом увеличим количество людей, которые должны контролировать наш край.

Комментарии 3