Политика

ЭТО БОРЬБА ЗА СВОБОДУ!

В навязанной России постыдной дискуссии о количестве мечетей, о толпах мусульман, ютящихся под дождем на улице в дни своих праздников, о баранах, которых режут якобы на улицах городов, речь идет не о мусульманах, а о конституционных, республиканских и гражданских основаниях общества.

Либеральные прозападные русофобские СМИ сообщают нам, что у каких-то абстрактных обывателей есть страх перед мусульманами?
Отвечу, что у приличных людей, патриотов России причина страха должна быть связана не с верующими, которые находятся в нашей стране в столь унизительном положении, что у них как минимум на несколько сотен тысяч или даже миллионов мусульман в Москве всего четыре мечети.

Бояться нужно тех, кто разжигает эту кампанию. Те, кто эту истерию транслирует в СМИ, в блоги, в информационное пространство, те, кто орет на всех углах о толпах мусульман, которые все заполонили – это и есть настоящие враги России, враги ее конституционного пространства, враги ее республиканских принципов, враги ее гражданского общества, враги ее многонационального народа.

Поэтому для меня все эта кампания показатель не того, что есть проблемы с мусульманами, а того, что есть проблемы с исламофобией, причем исламофобией, поддерживающейся спайкой либеральных журналистов и откровенных неонацистов-скинхедов.
Они, как ни странно, говорят практически на одном языке, говорят об одних и тех же проблемах, транслируют одну и ту же озабоченность, одно и то же видение картины. Из чего я делаю вывод, что и те и другие, и либеральное крыло и неонацистское крыло, в едином фронте хотят разрушить демократические основы нашего общества.

Я вообще не вижу проблем никаких с мусульманами. Я вижу проблему в том унижении, которому подвергаются эти люди в нашей стране.
У нас часто говорят, что в Швейцарии запретили минареты. В Швейцарии, к сведению, на несколько сотен тысяч живущих там мусульман (порядка 300 тыс.) 645 мечетей. В Москве на два миллиона мусульман и людей исламского происхождения – 4 мечети.
В Швейцарии нельзя строить минареты, а мечети можно. Я тоже против строительства минаретов, которые нарушают традиционный облик швейцарских, австрийских или немецких городов, где этих минаретов никогда не было.

Но строить мечети никто не может запретить, а у нас запрещают. Представьте, что евреям запретили строить синагоги, допустим. Какой бы поднялся вой, под какие санкции попала бы Россия. Даже если бы эта дискуссия хотя бы была развернута в СМИ.
И это не культурологическая дискуссия. Это дискуссия, например, о безобразной деятельности городских властей.

Аксиоматично, что люди имеют право продавать, тем более по праздникам, плоды своего труда. Я не вижу принципиального отличия в продаже баранов от продажи, допустим, пива или чипсов во время футбольных матчей. Но во время футбольных матчей это все организуется, а во время Курбана пускается на самотек. Это все вопрос устройства городского хозяйства.

Если люди хотят возле мечети принести в жертву барана, ритуально забить животное, нужно просто выделить заранее место, согласовать это место с муфтиятом, поставить туда охрану, милицию, установить ограждения, так как шариат запрещает приносить в жертву баранов на виду у тех, кого это шокирует.

И в этом месте приносить желающим жертву, если таковы традиции праздника.
Жертвоприношение – это обычная вещь, она обычна в религиозных традициях, и здесь нет никакого эксклюзива или чего-то чрезвычайного. Наши проблемы – от плохой, безобразной организации.
В исламских странах нет никаких проблем с Курбаном. В Дамаске, в Каире, в восточном Иерусалиме, где живут мусульмане, в Аммане, в Стамбуле нет проблем. А вот если в Стамбуле начать резать барана публично, то человека арестуют и заставят выплатить довольно большой штраф.

Именно поэтому мне представляется, что это не культурологический вопрос, и не вопрос культурного конфликта. Это вопрос, показывающий, в каком убогом состоянии у нас находится социальная система, в том числе организация городской жизни. При том, что это еще и вопрос коррупции.

К примеру, в Нижнем Новгороде, когда мусульмане из сел съезжаются в городские мечети и хотят возле них зарезать барана, муфтий мечети запрещает им это делать. Обращается к милиции, более того, они даже нанимают милиционеров, чтобы те не пускали к мечети этих сельских жителей, которые не знают, как себя вести в городе. Но потом выясняется, что милиционерам дали больше денег и поэтому они все-таки пускают желающих к мечети. То есть это проблема коммуникации, а не культурного конфликта, о котором нам хором пытаются сообщить неонацисты и либеральные журналисты.

Кстати, в том же Нижнем Новгороде, по свидетельству очевидцев, местные тележурналисты платили деньги за то, чтобы баранов резали для них там, где им удобнее снимать, так сказать «под картинку». Не уверен, что и в других местах не было подобных провокаций. И главное, что этих мерзавцев ведь никто не накажет!

Теперь о письме общественных деятелей, выступающих против публичных жертвоприношений во время Курбан-Байрама. Мне кажется, что эти деятели просто лицемеры. С их точки зрения (представителей космополитической либеральной культуры) религиозные традиции, религиозные обычаи это вообще что-то дикое.

С их точки зрения дико, когда православные женщины в храме носят платки. С их точки зрения дико, когда мусульмане совершают на Курбан приношение. С их точки зрения дико, когда евреи на Меа-Шарим в Иерусалиме живут так, как они живут, в почти средневековой аскетике.

В то же время современный мир любит смаковать по телевидению в прямом эфире кадры убийства людей.
Вспомним, как во время иракской войны Америка и весь мир приникали к телевизору, чтобы посмотреть, как ракеты бьют в дома, в которых находились люди. Речь шла не о баранах, речь шла о десятках солдат и мирных жителей, которые разрывались на части этими суперсовременными орудиями убийства. Что-то тогда я не слышал больших протестов и воплей, что это бесчеловечно и что это нельзя показывать. И это показывали, между прочим, даже в выпусках новостей, когда это смотрели дети.
И проблема не в том, что жертвоприношения мусульмане совершают не «где-то там», а по соседству. В Москве это было в Отрадном. Но те деятели культуры, которые выступили с протестами, поверьте, в Отрадном не живут. У них под окнами никого не режут, они тоже видят это на картинках и тоже лихорадочно показывают это друг другу в интернете.

И не важно, как это воспринимают абстрактные москвичи. Мусульмане это тоже москвичи. В Москве проживает москвичей мусульманского вероисповедания, как уже было сказано, почти два миллиона. И плюс еще гости.
Для нас москвичи – это абстрактный образ каких-то кристальных таких людей, абсолютно русских, абсолютно православных. Ну, те, кто сегодня вопит о том, что они, дескать, москвичи, зачастую или имеют второй паспорт в кармане или мечтают о таковом, а Россию называют «эта страна». Зато брызжут своей ядовитой слюной в интернете.

Кстати, нормальных православных, русских это не раздражает. В Татарстане или в Нижегородской области, где живут совместно татары с русскими, последние ходят к мусульманам на Курбан в гости, поздравляют друг друга, празднуют совместно, как это происходит, например, в Сирии, где мусульмане ходят к христианам, а православнее христиане ходят к мусульманам.

Моя позиция такая: у настоящих патриотов в России, у настоящих русских, у настоящих православных никаких конфликтов с мусульманами по вероисповедальным вопросам быть не может. Более того, настоящие русские люди всегда были за свободу, в том числе за свободу вероисповедания. Спросите у старообрядцев, если не верите. Почитайте Лескова с его «Очарованным странником» или «Запечатленным ангелом».

Так вот, настоящие русские люди, патриоты России хотят, чтобы татары, кавказцы, наши братья по нашей стране, наши сограждане чувствовали себя комфортно в России. Чтобы у них было столько мечетей, сколько им нужно. Чтобы они могли в соответствии с законом в нужных местах резать баранов на Курбан.

Мы будем бороться за единую, свободную, демократическую, гражданскую Россию, в которой все люди всех религий могут чувствовать себя свободно. Мы будем бороться за возникновение настоящей политической нации, основанной на принципах свободы частной собственности, свободы торговли, свободы слова и свободы религии.

И люди, которые составят эту нацию, смогут, если они платят налоги и исполняют другие гражданские обязанности, чувствовать себя в России комфортно.

А как они при этом молятся, как они при этом режут баранов или целуют баранов это уже их личное дело, пусть они за это сами отвечают Господу Богу.

Автор: Максим Шевченко

Комментарии 0