Общество

«Московские следователи очень топорно работают в Казани»

Политолог, глава Всемирного форума татарской молодежи Руслан Айсин рассказал KazanWeek о проблеме ваххабизма в Татарстане и о своей версии покушения на муфтия Илдуса Файзова.

- Есть две крайние точки зрения на ситуацию в Татарстане. Первое мнение – в республике нет ваххабитов. Второе мнение – здесь очень развито ваххабитское подполье. Какова картина на самом деле?

- Ваххабизм, он же салафизм, в Татарстане, безусловно, есть. Но я не думаю, что это течение сильно. У салафитов нет такого сильного лобби во власти, как на Кавказе. У них нет материально-технической базы для ведения подпольной вооруженной борьбы, как на том же Кавказе. У них нет возможности вести такую борьбу. Но есть идеология салафизма – кто-то в Татарстане ей следует.

- Главная версия – на Файзова покушались ваххабиты. Они же убили Якупова…

Якупов и Файзов не были одиозными с точки зрения салафитов людьми, чтобы их убивать. Я смотрю на Кавказ.  Там зачастую происходят разборки между муфтиями по финансовым вопросам. А потом все списывают на вооруженное подполье. Официальная версия убийства Якупова и покушения на Файзова выглядит странно, потому что в Татарстане нет сил, способных такое произвести.

- Почему нет?

- В Татарстане много религиозных течений. Есть представители запрещенной «Хизб-Ут-Тахрир», есть  салафиты , есть последователи Гюлена и Саида Нурси. Я прекрасно знаю всех и могу сказать, что они находят общий язык. Между ними нет такого противостояния, как на Кавказе.  Во-первых, менталитет у татар другой. Татары  не кавказцы. Это очевидный тезис, который многие сейчас пытаются опровергнуть, заявляя, что в Татарстане исполняется кавказский сценарий.

- Но проблема салафизма есть или нет?

- Проблема есть. Но она не носит масштабного характера, как ее представляют.  Кроме того, извечный грибоедовский вопрос: «А судьи кто?». Кто определяет ваххабитов? В Татарстане всех несогласных с политикой Духовного управления мусульман называют ваххабитами. Согласитесь,  странный критерий.

- Какую же политику проводил ДУМ в последние годы?

- До 2011 года прежний муфтий Гусман Исхаков был ориентирован на Саудовскую Аравию. В Татарстане чувствовалось влияние других арабских эмиссаров из Катара и Кувейта. При этом Исхаков умел находить общий язык со всеми группами мусульман. Единственные, кого он не принимал,  шииты. По моей информации, это было требование Саудовской Аравии: если в Татарстане появится хоть одна шиитская мечеть, то все финансовые потоки перекроются.
Исхаков пытался соблюдать баланс интересов разных групп. При этом он был лояльным к властям, но это ему не помогло. После знаменитых Нурлатских событий в декабре 2010 года муфтия убрали.   Хотя он стал для властей козлом отпущения.

- После Исхакова пришел Файзов…

- Да. Никому не известный человек.  Ему нужно было очень быстро заработать себе авторитет. Потому он начал вести антиваххабитскую линию с расчетом на поддержку власти. По моим ощущениям, Файзов должен был сыграть роль ледокола.

- В каком смысле? 

- Он ломает сложившуюся при Исхакове систему, а потом его убирают.  Но Файзов увлекся. Он рассорился со всеми в Духовном управлении мусульман. Потом разжег конфликт с имамом мечети Кул Шариф Рамилем Юнусовым. Затем стал жаловаться  полпреду Путина Михаилу Бабичу на ситуацию в Татарстане. Говорил, что региональные власти его не поддерживают. Естественно, его поведение вызывало сильное раздражение в аппарате президента Татарстана. Я не исключаю, что он, почувствовав это, решил переиграть ситуацию. Пойти, так сказать,  ва-банк.

- После покушения на муфтия развернулась информационная война против Рамиля Юнусова. Какую роль он играет во всем этом?

- Юнусов вызывал раздражение Файзова. Он  был популярнее муфтия и пользовался авторитетом. Это была чистая зависть. Рамиль Юнусов – такой известный,  образованный, яркий и харизматичный. У него заграничное образование. Несколько лет он учился в Саудовской Аравии. Симпатизировал ваххабитским взглядам. Но это вполне естественно для человека, который жил в Аравии.  Тем не менее  Юнусов никогда откровенно не пропагандировал такие взгляды. Если посмотреть его вагазы (проповеди. – Прим.авт.), то они очень толерантные и гуманистические.

- Его называют проводником влияния саудитов и ваххабитов

- Я не думаю, что он был проводником влияния саудитов. Ему это было просто не надо. У Юнусова  была другая поддержка.

- Чья?

- Ильсура Метшина прежде всего. Юнусов - духовник мэра Казани. Кроме того,  у него хорошие отношения с крупными бизнесменами. По моей информации, в начале 2011 года ему предлагали стать муфтием вместо Исхакова. Но он отказался, понимая, что его используют, а потом уберут.

- Как можно объяснить его исчезновение из Казани накануне Рамадана? Он действительно поехал учиться английскому языку  в Лондон?

- После теракта в Казани Юнусов стал значиться в списках правоохранителей как лидер вооруженного подполья. Плюс его уволили из Казанского Кремля. Он и все его люди лишились  места в Кул Шариф. Возможно, все это стало мотивом для экстренного отъезда за границу. В Татарстане и в России его ничего не держит. В то же время, если бы он был реальным подозреваемым, его бы просто не выпустили. Может быть, он вернется, когда все затихнет.

- Когда все затихнет?

- Никто не знает. В Татарстане высадился межведомственный десант следователей из Москвы. Они сейчас будут гнуть свою линию - отрабатывать ваххабитскую версию.   Татарстанским властям нагнетать сейчас истерию в республике невыгодно. Москва очень топорно работает по этому расследованию. Для них все ваххабиты. Это легко увидеть хотя бы по количеству задержанных. ФСБ дали им списки мусульман, придерживающихся так называемых нетрадиционных течений Ислама. Следователи работают по этому списку – задерживают всех.

Автор: Ян Гордеев

Комментарии 2