Среда обитания

Силовики и террористы так увлечены друг другом, что народ не замечают

Почти полтора года назад (26 февраля 2011 года) жилище Абдуллаевых было разрушено в ходе спецоперации. Силовики штурмовали соседний дом. Но, по традиции, «задели» и многие близлежащие здания. «Почему государство, так жестоко поступившее с жителями Кизилюрта? Уничтожив наше жильё и имущество, оно упрямо не признаёт себя виновным и восстанавливает наши дома только отписками?» - возмущается Магомед Абдуллаев.
 

Твой дом горит? А ты не бойся, мы тебя защищаем…

Магомед, рассказал, что люди в масках кинули что-то в дом его соседей. «Нам объяснили, что это дымовая шашка. Но дом начал гореть. Разве от шашки возгорание происходит? Но самое интересное, что в доме никого не было! Соседи в гости ушли», -  возмущается он.

 

Магомед Абдуллаев с сыном у пострадавшего дома

Огонь перекинулся на крышу дома Магомеда. Всей семьей пламя  еле отогнали в сторону. Силовики,  поднаторевшие в борьбе с терроризмом, к огню были совершенно равнодушны.

«Огонь разгорался, дул сильный ветер, и огонь распространился на все 4 дома, расположенные рядом. Нам не давали вызвать пожарных, хотя пожарная часть находится от нас в 200 метрах», – рассказывает Абдуллаев.

А когда  пожарные приехали сами, то им просто не дали тушить дома. Наверно потому, что в борьбе с терроризмом пожары хорошая  подмога?

Погорельцев особенно возмутило  то, что им ничего не дали вытащить из дома. «У меня во дворе стояли две машины – ни одну не дали забрать! Всё время держали под прицелом  и угрожали!», – заявляет Магомед.

К соседям силовики отнеслись как к соучастникам.

Спецоперация, которая сгорела

После полуночи силовики начали отгонять зевак со словами – «будет взрыв».   После взрыва было сообщено, убит сосед Магомеда Руслан Атаев. По словам его родителей, парня застрелили ДО спецоперации.

Ответ ФСБ на запрос МЧС

 

 А МВД по Дагестану отрапортовало, что в ходе спецоперации уничтожен активный член незаконных вооруженных формирований, который на предложение сдаться  начал отстреливаться.

Местные газеты, со ссылкой на Национальный антитеррористический комитет, сообщили о проведенной спецоперации

 

 «Никаких выстрелов не было! Все выстрелы были из автоматов. Руслан был застрелен из пистолета, тело отдали родителям сразу, чтобы они похоронили», – утверждает Магомед.

Отметим, согласно законам РФ тела членов НВФ родственникам не выдаются.

А потом и вовсе оказалось, что никакой спецоперации не было, и ФСБ стала отрицать сам факт спецоперации… Наверное, именно поэтому, по мнению власти, и пожаров не было. И по отважной статистике дом Магомеда стоит целый и невредимый.
Но возникает  вопрос – если не было спецоперации, то когда был  убит Руслан Атаев?  Сгорел на пожаре?

Народ всегда мешает борьбе с терроризмом?

«У людей пострадали дома, многим негде было жить. В течение нескольких дней после случившегося к нам никто не приходил. Никакой помощи, ни одной копейки мы не получали», – отмечает Магомед.  Пострадавшие в «несуществующей» спецоперации стали собирать документы для отправки в МЧС (чтобы компенсации получить).

Прошел месяц, второй, но в МЧС ничего не предпринимали, а потом заявили, что у МЧС нет оснований для выдачи компенсаций. Только спустя год  Магомеду удалось попасть на прием к главе МЧС по Дагестану. Тот отправил комиссию в Кизилюрт. Специалисты  все осмотрели, приняли свидетельские показания и объяснительные. Но и это не помогло.

МЧС должно получить справку специальную о факте спецоперации.

А в дагестанском управлении ФСБ заявили, что спецоперации никакой не было. А потому компенсации никому не положены…

Не найдя справедливости в Дагестане, Магомед стал писать заявления в разные федеральные инстанции. Но постоянно приходят стандартные ответы. Если их посмотреть, то можно отметить, что все они одинаковые по содержанию, как будто отвечает один человек. Никто  ничего  не проверяет, обстоятельства самого дела никому не интересны.

«Неоднократно писал в администрацию президента РФ, обращался в Общественную Палату, в генеральную прокуратуру. Куда только не писал! Уже не знаю, куда и к кому обращаться?» – разводит руками Магомед.

Он надеется, что хотя бы Европейский суд по правам человека вникнет в его ситуацию.

Автор: Закир Магомедов, "Слово без границ"

Комментарии 5