Среда обитания

Старый приём. Теперь в Татарстане

Полтора года назад нами была опубликована статья «От Татарстана до Дагестана 10 лет». В ней мы рассуждали о ваххабитской истерии, которая захлестнула татарские СМИ в лице государственных исламских «экспертов». Сегодня, после известных событий (покушение на жизнь муфтия Татарстана Илдуса Файзова и убийство заммуфтия Валиуллы Якупова), сравнивать Татарстан с Дагестаном стало модно, а тезисы прошлогодней статьи стали особенно актуальными.

 

«Экстремизм» в Татарстане

 

По воле Аллаха у людей пробуждается тяга к последней религии Всевышнего, которая пришла ко всем в этом мире до Судного дня. И, естественно, в первую очередь это касается тех, чьи предки исповедовали ислам. Вслед за кавказской молодёжью ислам как образ жизни стал завоёвывать молодёжь татарскую. Однако власти (Татарстана и те, что повыше), выстраивая своё отношение к этому явлению, не хотят извлекать никаких уроков из сценариев последних десятилетий, развернувшихся на Кавказе, в частности Дагестане. Видимо, им мало одной Комиссии по адаптации боевиков в Дагестане, и они не успокоятся, пока такие комиссии (кстати говоря, бесполезные) не появятся во всех уголках России. Суть проблемы, собственно, в следующем.

Когда человек осознанно приходит к исламу, он подстраивает под него всю свою целенаправленную деятельность. Мусульманин имеет чёткое мировоззрение и подчиняет ему свои действия. Аллах говорит в Коране: «Клянусь временем, поистине, каждый человек в убытке, кроме тех, которые уверовали, совершали праведные деяния, заповедали друг другу истину и заповедали друг другу терпение» (сура «Время», вся). Таким образом, эти четыре установки: убеждения, дела, призыв и терпение – являются обязательными для каждого мусульманина атрибутами. Неважно, с Кавказа он, с Татарстана или Приморья. Исламскую активность нельзя запретить – нельзя запретить человеку то, что он обязан делать. Политика сдерживания в данном случае абсолютно неэффективна и вредна для всех: и для общества, и для тех, кого в Татарстане называют салафитами.

Исламофобы, которых сегодня натравили на татарских мусульман (самых обычных мусульман), не имея понятия о вопросах, в которых они слывут экспертами, пугая население «злыми салафитами», сами являются экстремистами, создающими в обществе «ваххабитскую истерию». Просмотрев ряд статей, которыми сегодня полны татарские СМИ, и видеопередач, доступных любому желающему в Интернете, я поразился фанатизму и некомпетентности журналистов-антиваххабитов и неграмотных хазратов. Сомневаюсь, что имам Абу Ханифа посчитал бы мусульманами этих «традиционных ханафитов», радеющих за «чистый татарский ханафизм». Они предлагают выгонять мусульман из мечетей за внешний вид, выступают против хиджаба, «который никогда не носили татары» (термин даже такой ввели – «хиджабизация»), приписывают террористические акты партии «Хизбу-т-тахрир», которую относят к салафитам, а источником их активности называют Багаудина Кебедова. Развивается целая теория «татаро-башкирского ислама» с центром паломничества в городе Болгар. Нерьяных сторонников борьбы с ними из числа работников муфтията и добросовестных имамов мечетей, имеющих популярность среди прихожан, смещают с должностей. Так, к примеру, пост председателя Духовного управления мусульман Татарстана покинул Гусман Исхаков. 

Эти меры, по мнению некоторых хазратов и исламофобов, помогут противостоять расширению площади джихада на Северном Кавказе в сторону Поволжья. Однако, как показывает опыт Кавказа, подобные настроения приведут только к тому, что исламская активность, которая никогда не подстроится под то, что называется «традиционным татарским ханафизмом», перейдёт в подпольную форму. Результатов долго ждать не придётся.

 

Новый виток

 

Описанные процессы планомерно шли в Татарстане на протяжении нескольких последних лет. Похоже, государство видит серьёзную угрозу в лице поднимающегося ислама. Если раньше в этом контексте всерьёз можно было говорить только о Кавказе, то теперь это касается всех регионов страны.

В Татарстане ислам как социальное явление в силу местного менталитета вживался в общество плавно и равномерно. Однако эта тенденция кому-то явно пришлась не по душе. Видимо, прежние методы, которые по большому счёту состояли в придании исламской активности негативной окраски в виде общественной угрозы, не привели к результату. И был разыгран более стремительный сценарий.

Ни у кого из независимых экспертов не возникает сомнения: произошедшие события – провокация с целью репрессий в отношении активного исламского сообщества. В официальных сводках говорится о десятке задержанных. В сети же реальные люди распространяют реальную информацию о том, что число задержанных исчисляется сотнями. По Казани и другим городам проходят массовые облавы, обыски и задержания социально активных мусульман.

История ислама сталкивается с этим приёмом уже 14 веков. И каждый раз Всевышний Аллах оборачивал козни врагов в обратную сторону. Так будет и сейчас. ИншааЛлах.

Автор: Абдулмумин Гаджиев, "Исламская цивилизация"

Комментарии 5