Среда обитания

Хотят ли ястребы войны?

Четверо детей, выведенных из окруженного дома, и трое погибших женщин, как итог конфликта вокруг комиссии по адаптации

Силовики сообщают о предотвращении целой серии террористических акций, которые  могли готовить убитые в заблокированном доме в поселке Альбурикент, члены НВФ. Всего по данным Национального антитеррористического комитета было убито 6 человек, включая женщин. А еще одна женщина, как утверждается, совершила самоподрыв.

Одна из убитых – сестра правозащитницы Гульнары Рустамовой, которая пока отказывается от комментариев прессе. Еще в доме находилось четверо детей разного возраста, которые по данным правозащитников, стали свидетелями уже второй спецоперации….

КТО и дети

От частного дома в пригороде Махачкалы по ул. Дачной, д.43. остались одни тлеющие развалины. Еще вчера тут шли бои. В ночь с 26 на 27 июля по данному адресу был объявлен режим контр-террористической операции. К месту была подогнана бронетехника, к месту прибыли подразделения СОБР и ОМОН МВД, а также спецподразделение  Управления ФСБ России по РД. Были эвакуированы жильцы целого квартала.

В НАКе отмечают, что была получена информация о том, что в доме могут скрываться активные участники подполья и их возможные пособники. По словам представителя информационного центра НАК, режим КТО был введен в 0.30. «На предложение о сдаче, бандиты ответили на это интенсивным обстрелом сотрудников правоохранительных органов».

По словам представителя ведомства, удалось установить, что в доме помимо боевиков находятся женщины и дети: «С учётом этого  было принято решение о склонении бандитов к   переговорам для того, чтобы избежать напрасных жертв. В результате в 7.15 утра  удалось вывести из дома двух девочек трех и одиннадцати лет, а позже еще двух детей».

Комментируя ситуацию, возможного сохранения жизни находившимся в доме женщинам, представитель НАК пояснил, что «принимались меры и к выводу из домовладения женщин – бывших жен нейтрализованных ранее участников НВФ -­ Загры Кадимагомедовой, в прошлом задерживавшейся в ходе КТО в поселке Дагестанские Огни, и судимой за  ­незаконный оборот оружия Динары Будаевой».

Силовики утверждают, что переговоры велись в течение всей ночи, но, несмотря на то, что к ним были привлечены родственники указанных женщин, последние отказались выйти из дома.

Одна из женщин находившаяся в доме Юсупова Саидат под предлогом готовности сдаться, попыталась приблизиться к сотрудникам правоохранительных органов,  при этом произошел самоподрыв СВУ, закрепленного на ее теле, в результате чего она получила ранения, не совместимые с жизнью, отмечают в ведомстве.

«После вывода детей бандиты возобновили интенсивный обстрел сотрудников сил правопорядка», – пояснили в НАК. Там же пояснили, что личности мужчин устанавливаются.

В дагестанском МВД уточнили, что Саидат Юсупова, мать четверых детей, уже не в первый раз укрывала в своем домовладении членов НВФ.

 Хотят ли ястребы войны?
 
По ту сторону баррикад

Все это время за происходившим наблюдала и пыталась вмешаться в ситуацию представитель ДРОО «Правозащита» Гульнара Рустамова, которая по телефону вела переговоры с людьми в заблокированном доме.

Женщина ушла только после того, как стало известно, что все находящиеся в доме люди, в том числе ее сестра Динара Бутдаева, убиты. Гульнара Рустамова пока отказывается от комментариев, ссылаясь на траур.

Правозащитница Фатима Тарасова, которая работает с Рустамовой в одной организации, рассказала о том, что дети, находившиеся в заблокированном доме, уже не в первый раз сталкиваются с подобной ситуацией.

Она напомнила о том, что 18 апреля 2012  Саидат Юсупова, рассказала о том, что  её дом окружили и собираются проводить спецоперацию.

«На тот момент самой Саидат дома не было. Несколько минут спустя она мне снова позвонила и сообщила, что из дома вывели её детей и двух квартиранток.  Внутри в доме оставались ещё двое – муж и жена, совсем недавно снявшие у Юсуповой комнату. В итоге в доме провели спецоперацию, было два трупа. Дом был разрушен», – напомнила Фатима Тарасова.

По ее словам, тогда сына Юсуповой, которому на тот момент было не более 14-ти лет, избили силовики. Как отмечает правозащитница, дети сейчас находятся у родственников «понятно, в каком состоянии».

Правозащитница настаивает на том, что люди из заблокированного силовиками дома не держали детей в качестве заложников. «Они просто боялись оставлять свою мать. Насколько я знаю, когда дали разрешение на выход, мальчик не хотел выходить, без матери, опасаясь за нее, – рассказала Тарасова, – А был ли, это самоподрыв, будет видно по телу, которое обещали выдать родственникам для захоронения».

А были ли переговоры?

Невольно при написании текста вспоминается другая спецоперация, которую СМИ окрестили «успешной» благодаря минимальным жертвам. В этом году 18 мая в Махачкале силовики блокировали дом по улице Юбилейная, где по информации правоохранительных органов подозреваемый в организации теракта 3 мая Махмуд Мансур.

Также в доме находились Абдурахман Магомедов и три женщины с детьми. В переговорах о судьбе находящихся в доме приняли участие правозащитники, а также представители комиссии по адаптации боевиков к мирной жизни, которые всю ночь вели переговоры с людьми из заблокированного дома.

Именно благодаря  совместным усилиям членов комиссии и представителей ПЦ «Мемориал» детям и женщинам, а также еще одному мужчине удалось остаться в живых и покинуть здание.

Как заявляли тогда правозащитники, все заблокированные изъявляли желание выйти, но «им не разрешают выйти, даже женщинам с грудными детьми, обещая открыть огонь на поражение, если кто-либо приблизится к двери», «на звонки правозащитников, в частности руководителя комитета “Гражданское содействие” Светланы  Ганнушкиной, руководители спецоперации либо не отвечают, либо грубят и бросают трубку».

В итоге в ходе  в ходе боестолкновения 19 мая Махмуд Мансур был убит.

На этот раз о том, что проводится спецоперация, не был ни кто извещен. Не известно были ли звонки правозащитникам, но члены комиссии по адаптации боевиков заявляют о том, что узнали о спецоперации, только когда были озвучены ее итоги.

Руководитель отдела дагестанской комиссии по адаптации бывших боевиков Шамиль Мутаев, уверил, что если бы они были в курсе всего, то обязательно бы подключились к переговорному процессу «но нас ни кто не известил».

Конечно, можно долго утрировать тему, конфликта между комиссией по адаптации боевиков к мирной жизни и правоохранительными органами, из-за которого уже несколько месяцев не проводятся заседания комиссии…. Но все-таки итоги данной спецоперации стали еще одним показательным примером того, что происходит, когда силовики не хотят идти на контакт с общественностью для переговоров с людьми, находящимися по ту сторону баррикад.

Отсюда вопрос, а были ли, вообще, переговоры?

Автор: Виктория Юсупова, Кавказская политика

Комментарии 3