Политика

Фантазии Дугина: «США поддерживают проблему России на Северном Кавказе»

Эксклюзивное интервью Vesti.Az с доктором политических наук, профессором, лидером Международного евразийского движения, политологом Александром Дугиным.

- Как Вы считаете, кому был выгоден недавний теракт в московском аэропорту «Домодедово»?


- К сожалению, следует признать, что сейчас в России идет война с нарастающим сепаратистским и радикально исламистским движением на Северном Кавказе. Теракт в «Домодедово» – это один из элементов войны, которую ведет Россия. Эта война отличается еще тем, что у нас нет позитивного сценария, мы просто подавляем боевые точки, всплески сепаратизма. Но мы совершенно не задумываемся о причинах этой войны, о ее социальных корнях, не анализируем истоков этой борьбы, откуда берутся боевики.

Здесь, конечно, есть несколько моментов насчет того, кто они - эти наши враги на Северном Кавказе, почему вообще там сейчас так происходит. Конечно, здесь присутствует внешний фактор. Американцы традиционно через свои сети поддерживают радикальный ислам, особенно в тех случаях, когда он наносит ущерб их конкурентам или противникам. Россия сейчас не является противником США, она их конкурент. Поэтому и существует финансово-структурная поддержка США боевикам Северного Кавказа.

Есть и этнический фактор, и историческая память, например, недовольство русскими. Эти настроения могут находиться как в дремлющем состоянии, так и пробуждаться. Сейчас они пробуждаются, и здесь тоже заметен внешний фактор.

И, наконец, самое печальное. В последние годы власти России взяли неправильный курс, всячески замалчивая то, что происходит на Северном Кавказе. Мы не предлагаем ни интеграции Северного Кавказа в российское общество, ни устранения причин социального недовольства. Коррупция на Северном Кавказе уже достигла фантастических размахов, выделяемые федеральным бюджетом средства распределяются по кавказским элитам, не создаются новые рабочие места. А подрастающая молодежь оказывается вне социальной сферы, у них есть только один путь бороться за справедливость в своем регионе – на основе ваххабизма. То есть, мы своими руками формируем дополнительный контингент наших врагов – смертников-террористов.

- Вы являетесь одним из самых ярых сторонников Владимира Путина. Но Вам не кажется, что большая доли ответственности за происходящее сегодня на Северном Кавказе лежит и на Путине? Ведь в 1999 году, когда Путин был назначен премьер-министром, говорили лишь о чеченском терроризме. А сегодня терроризм уже расплылся по всему Северному Кавказу. То есть, 10 лет президентства Путина не только не сняли террористическую угрозу, но даже наоборот, многократно ее увеличили.

- Да, Вы правы: я являюсь ярым сторонником Владимира Путина. Но я все больше и больше начинаю осознавать, что тот кредит доверия, который был ему оказан всем народом, оказался несколько преждевременным. Я думаю, что следует различать раннего Путина, и позднего Путина. Когда Путин пришел к власти в стране, он реально спас страну, вытащив ее из падения в пропасть. Тогда решение чеченского конфликта было принципиально важно, так как страна могла развалиться.

На мой взгляд, ранний Путин действовал как герой, он ответил на все вызовы, на которые предыдущая власть ответить не могла. Путину удалось справиться с терроризмом, предотвратил распад страны, обуздал олигархию. Все, что сделал Путин во время своего первого президентского срока, до сих пор дает свои положительные результаты. Поэтому, у Путина еще есть определенная поддержка населения, в том числе, с моей стороны.

Но потом Путин перестал проводить свой курс. Начался специфический застой. Нескольких олигархов убрали, а других оставили, в Чечне терроризм искоренили, а на Северном Кавказе ситуацию пустили на самотек. То есть, к Путину претензии предъявляются не потому, что он что-то сделал, а потому, что не довел до конца начатое. Такое ощущение, что он просто отстранился от политической деятельности на каком-то этапе. Тут же появилась новая волна коррупции, на свет повылезали политтехнологи, которые стали превращать любые политические события в балаган. В конечном итоге сегодня Россия входит в кризис, и путинский курс оказался полностью свернутым.

Я считаю, что с Путиным что-то произошло. В прошлом люди в таких случаях говорили: нашего царя подменили. Бывают такие ощущения, что Путина действительно подменили, он поставил после себя Медведева, который совершает неадекватные поступки. Отсюда и центробежные силы, которые к тому же подпитываются Западом.

Утихомирив Чечню, Путин по сути дела нажал на тормоза. А террористы не могут не чувствовать этого. Сейчас в стране происходят неполадки, связанные с высшей политической властью, Россия оказалась перед лицом очень серьезного кризиса.

- У меня складывается впечатление, что в последние годы Северный Кавказ превратился для российских властей в эдакую палочку-выручалочку. Все теракты и проблемы сразу же списываются на Кавказ. Вам не кажется, что это делается специально для того, чтобы повысить градус ксенофобии в российском обществе, отвлечь его от насущных проблем и направить недовольство людей на выходцев с Кавказа?

- Я не думаю, что кто-то стал бы заигрывать такими вещами. Кавказ – это действительно серьезная проблема, которая была традиционной в русской истории. Кавказ перестал быть проблемой лишь в определенный отрезок времени, в условиях жесткой государственности. Но стоило лишь чуть-чуть ослабить гайки, как Кавказ вновь стал проблемным. Стоит чуть замешкаться, как сначала отделится Северный Кавказ, потом Поволжье. Это будет неминуемо, если власть не будет сильной.

Я думаю, что на самом деле здесь вопрос в том, что у власти хватает чувства самосохранения, чтобы не нагнетать искусственно межэтнические отношения, так как за этим неминуем развал страны.

Власть помогает деструктивным явлениям на Северном Кавказе своим бездействием, она устранилась от решения реальных проблем. Тем самым власть создала возможности для эскалации межэтнического конфликта. Но я абсолютно уверен, что нет никакого специального провоцирования напряженности.

- Как вы относитесь к призывам русских националистов обнести Северный Кавказ высокой стеной от остальной России, выгнать всех кавказцев из российских городов?

- В первую очередь хочу подчеркнуть, что русский национализм сейчас направлен не столько против кавказцев, сколько против невнятной политики властей.

Что же касается таких призывов, то считаю их явной провокацией. Эти призывы исходят от националистических группировок, спонсируемых спецслужбами Запада. Если человек выступает от имени русских, от имени России, и призывает при этом отделить Северный Кавказ, то какой же это националист или патриот? Если Россия не будет контролировать Северный Кавказ, то Северный Кавказ будет контролировать Россию.

Да, призывы отделить Кавказ от России раздаются, такая тенденция имеет место быть, но я считаю эту тенденцию самоубийственной.

Автор: Бахрам Батыев

Комментарии 4