Политика

Смерть всемогущего

Главная тайна - успел ли Омар Сулейман передать свое знание или отлаженный механизм египетской разведки придется настраивать заново

Полтора года назад этого человека боялись в Египте больше, чем самого Хосни Мубарака. Несколько месяцев назад он пытался вернуться в большую политику и баллотироваться на пост президента Египта. Его неожиданная смерть в Соединенных Штатах только подчеркнула, что режим Мубарака стал египетской историей, прошлым, которое никогда не вернется. Мало кто в Египте ожидал, что тяжело больной Мубарак переживет своего верного сподвижника, никогда не жаловавшегося на здоровье. Но Мубарак доживает свои дни в тюрьме, а Омар Сулейман унес с собой в могилу все его тайны.

Если в годы правления Мубарака свергнутый площадью Тахрир президент, собственно, и был Египтом, то Сулейман был египетским режимом. Он сделал образцовую карьеру насеристского офицера - включая обучение в Военной академии имени Михаила Фрунзе - и возглавил египетскую карьеру как раз тогда, когда в ее руках оказались ключи к египетской внутренней стабильности и ближневосточному урегулированию. Именно поэтому он стал главным партнером израильтян и американцев: его агенты действовали в руководстве практически всех группировок региона, он знал все о намерениях лидеров ФАТХа или ХАМАСа, "Хизболлы" и ливанских христиан. Он мог спровоцировать их - или успокоить, заставить проводить переговоры и отказаться от сотрудничества с Израилем. Конечно, в этой дьявольской игре он конкурировал с сирийцами, иранцами, саудитами - но все же вплоть до крушения режима Египет оставался главным игроком на ближневосточной шахматной доске. Примерно то же происходило и в самой стране: противники режима ненавидели и боялись его - и в этой ненависти презрение идеологических противников смешивалось со страхом тайных агентов, которыми были буквально переполнены все ведущие организации разрешенной и легальной оппозиции. Собственно, новая египетская политическая элита и состоит по большей части из таких агентов - потому что Сулейман хладнокровно избавлялся от не желавших сотрудничать с ним. Это была изощренная селекция - и никто не поручится, что в архивах египетской разведки не хранятся материалы, изобличающие нового президента страны и его соратников. Именно эти материалы и дают возможность египетской армии твердо держать в руках рычаги управления страной - до нового бунта, в огне которого погибнут и архивы, и те, кого они изобличают.

Единственное, с кем генералу Сулейману приходилось считаться - так это с генералами. Он был фактически вторым человеком в стране, пока первым считался Мубарак. Но переход власти к коллективному военному руководству лишил его шансов на политическое выживание. Своей верной службой режиму этот глава самого мрачного учреждения страны только мешал генералам закамуфлировать привычный танк, выдав его за современную гражданскую машину. К реальной власти его больше уже не подпускали, но и отказываться от услуг не спешили. Ведь он не просто много знал - он знал практически всё. И его.

Автор: Виталий Портников

Комментарии 6