Политика

Сирийский синдром России

Москва продолжает защищать режим Асада, хотя понимает, что он обречен

Бои в Дамаске не были неожиданностью. По данным из Иракской исламской партии, на проходившей в конце июня - начале июля на территории Турции закрытой встрече представителей Сирийской свободной армии (ССА) с сотрудниками спецслужб ряда арабских и западных стран обсуждались детали логистической поддержки операции сирийской вооруженной оппозиции в столице Дамаске. При поддержке монархий Персидского залива и ряда других арабских государств оппозиционерам удалось сорвать план сирийских властей по возврату контроля над важнейшими городами.

Вооруженное восстание распространилось на районы Халеба, Латакии, Сувейды, других городов. По различным данным, около 50% территории Сирии находится под контролем повстанцев. На так называемой освобожденной территории уже появляются органы местной власти, выполняющие указания зарубежного руководства.

Бои, которые несколько дней проходили в Дамаске, не ставили своей целью захват столицы. На это не приходилось рассчитывать, так как оппозиция не имеет в настоящее время для этого необходимых сил и средств. Скорее всего, это была своего рода крупномасштабная диверсия, направленная в первую очередь на решение политических вопросов.

Наступление на Дамаск должно было продемонстрировать возросшую военную силу оппозиции и по возможности ослабить международную поддержку власти, в первую очередь со стороны России, Китая и Ирана. В полной мере это не удалось. Тем не менее, в Москве понимают, что все это предвещает бесславный конец сирийского диктатора, но, как сказал министр иностранных дел Сергей Лавров, "подпихивать его не будут".

Наряду с политическими диверсия оппозиции в Дамаске преследовала и чисто военные цели.

Отметим некоторые.

Во-первых, хотя о предполагаемом наступлении на сирийскую столицу было известно, по крайней мере, за две недели, тем не менее, оно оказалось для правительственных войск достаточно неожиданным. В первую очередь потому, что никто не предполагал способности повстанцев перебросить несколько тысяч бойцов в центральные районы города. Растерянность командования правительственных войск была совершенно очевидной, и только переброска подразделений с израильской границы помогла хоть как-то восстановить контроль над правительственными кварталами.

Во-вторых, повстанцы продемонстрировали возросшую координацию своих отрядов и достаточно высокий уровень штабной подготовки. Ничего этого раньше не наблюдалось. Очевидно, что сказывается переход на их сторону подготовленных офицеров правительственной армии, соответственно, правительственные войска испытывают в них недостаток. Можно, конечно, посмеиваться над большим количеством генералов в не такой уж большой сирийской армии, тем не менее, их уход к повстанцам сказывается самым непосредственным образом на ее боеспособности.

В-третьих. Нет никакой уверенности, что повстанцы полностью покинули столицу, хотя значительная часть их отрядов из нее выведена. Но как ушли, так могут и снова появиться. И уже ясно, что помешать им власть не в состоянии.

В-четвертых. Сирийская армия показала низкую боеготовность, скованность в своих действиях. Ввод бронетанковых подразделений себя не оправдал. Они понесли большие потери, войска не обучены воевать в городских
условиях, и спасло ситуацию в значительной степени господство правительственных частей в воздухе, в первую очередь вертолетов. Это ситуация временная. Покровители из арабских стран позаботятся о том, чтобы вооружить оппозиционеров соответствующим оружием.

В-пятых. Дезертирство из сирийской армии приняло такие масштабы, что режим был вынужден объявить мобилизацию резервистов. При этом около 10 тысяч военных, в том числе офицеров среднего и высшего звена,
дислоцированных в пригородах Дамаска, находятся сегодня под следствием, домашним арестом и контролем военной контрразведки. Большинство из них готовы встать на сторону оппозиции с оружием в руках. Зачистки пригородов и районов Дамаска (Барзе, Кафр-Сусе, Рукн ад-Дин) накануне диверсии не дали никаких результатов. По очень простой причине: подавляющее большинство жителей провинции Дамаск поддерживают вооруженную сирийскую оппозицию, снабжая ее продовольствием, горючим, укрывая в своих жилищах. Многие молодые жители этих районов вступили в отряды оппозиции и с оружием в руках сражаются против режима.

Добавим к этому возрастающую экономическую и финансовую дестабилизацию. Как сообщает агентство Reuters со ссылкой на представителя Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR) Мелиссу Флеминг, сирийские банки испытывают острую нехватку наличности. В середине июня Reuters со ссылкой на неназванных сирийских банкиров сообщило, что Россия начала печатать новые банкноты для Сирии, которая
не может справиться с дефицитом бюджета. По данным информагентства, выпуском сирийских фунтов занимался Гознак, хотя официального подтверждения этой информации пока нет.

Деньги, как известно, - кровь войны. Если у Асада нет золотого запаса, то хлопцы разбегутся. Очевидно также, что Иран не готов и не может и дальше в необходимых объемах, а они все время возрастают, финансировать сирийский режим. У Тегерана тоже проблемы с финансами из-за санкций. По иранским данным, в текущем году экспорт нефти составит половину объемов прошлого года. А это означает потерю как минимум 50 млрд. долларов.

Руководство Иранской национальной нефтяной компании на днях заявило, что примерно 80% мощностей нефтедобычи ныне не используется. Одновременно растут цены на базовые продукты питания. За последние месяцы они
выросли на 70%..

Не случайно 11 июля иранское правительство официально объявило, что запрещает сообщать какую-либо информацию о негативных последствиях санкций, в первую очередь о повышении цен, на что базар ответил их новым подъемом. Так что Асаду не приходится надеяться, в смысле денег, на последнего союзника.

Что же заставляет Россию так упорно придерживаться нынешней внешнеполитической линии в отношении Сирии? Отметим для начала причины субъективные, даже психологические.

Путин категорически неприемлет поддаваться какому-либо давлению. И чем больше Запад давит на Москву, тем сильнее Кремль цепляется за обанкротившуюся политику.

Во-вторых. Благодаря официальной пропаганде случай с Каддафи в России был воспринят крайне негативно, в том смысле, что сдали своего. Хотя таким ливийский диктатор для Москвы никогда не был, но ради раздувания антиамериканской истерии московская пропаганда сделала его таковым. Теперь российская внешняя политика стала заложницей ею самой же выдуманного мифа. Так что приходится дипломатически поддерживать Асада, хотя радости от этого Кремлю никакой.

В-третьих, традиционная советская, а потом и российская политика состояла в том, чтобы поддерживать у вроде бы дружественных режимов уверенность, что Москва их не бросит. И те стояли до конца, при этом в последнюю минуту Кремль и пальцем не пошевелил, чтобы прийти им на помощь. Дело ограничивалось пропагандистскими жестами вроде разворота самолета с Черномырдиным после начала бомбардировок Белграда.

Москва исподтишка давала понять Саддаму Хусейну, чтобы он держался, а потом просто умыла руки. Точно так же поступили с Милошевичем. В Москве были уверены, что Запад увязнет в партизанской войне в Сербии, и никак не ожидали, что все ограничится бомбардировками с воздуха. В конце концов, друга Слобо сдали, как до этого Хусейна. И с Асадом повторится то же самое. Дайте только время.

Четвертая причина кроется в отношениях с Ираном. Аятоллы возмущены тем, что в условиях возможной военной операции против Ирана Россия отказалась поставлять последнему комплексы С-300. В ближайшее время
Международный третейский суд Женевы приступит к рассмотрению иска к России, поданного Исламской Республикой в апреле 2011 года за отказ исполнять контракт на поставку зенитных установок. Сумма иска составляет почти четыре миллиарда долларов, около трети общего объема военного экспорта России. При этом шансы Ирана на победу в женевском суде весьма высоки. Отказаться от дипломатической поддержки Сирии - значит еще, больше ужесточить позицию Ирана. Проигрыш в женевском суде крайне негативно отразится на экспорте российского оружия, а это уже ударит по карману правящей чекистско-военной хунты, что Путин допустить не может. Вот и приходится заниматься безнадежным делом в Совете Безопасности ООН.

Пока же готовится информационная отмазка. Свергнут режим Асада, значит, так решил народ Сирии, и Москва заявит, что уважает его решение. Ничего другого ей не остается..

Автор: Юрий Райхель

Комментарии 2