События

Максим Шевченко: «Теракт в Казани - это криминал или спецслужбы»

Известный журналист и телеведущий Максим Шевченко в беседе с KazanWeekрассказал о своих версиях теракта в Казани, в результате которого былубит Валиулла Якупов и ранен муфтий Татарстана Илдус Файзов.

- Кто, по-вашему, стоит за этими преступлениями?

- Я допускаю версию, что в Казани могла действовать радикальная группа, хотя я ничего не слышал о подобных преступных сообществах на территории Татарстана. Вопли о ваххабитах меня не убеждают. Я не верю, что любой человек, который критикует муфтия - террорист. Я знаю, в Татарстане долгие годы шел конфликт между разными группировками духовных администраторов. Муфтии зачастую - это не духовные авторитеты, а исламские администраторы.

- Каковы, на ваш взгляд, мотивы этих преступлений?

- Мне много приходилось читать о проблемах с хаджем, вернее деньгами, которые выделялись на организацию хаджа в Татарстане. Это тоже может быть одним из мотивов. Итак, у нас два мотива. Первый - это действия никому неизвестных радикалов, не замеченных ФСБ и НАКом (Национальный антитеррористический комитет - Прим. авт.), а главное - не замеченных самой татарской исламской средой. Я знаю разных мусульман Татарстана: тех, кто поддерживает Духовное управление, и тех, которые выступают против Духовного управления. При этом я не знаю ни одного человека, склоняющегося к террористическим или радикальным действиям. Также есть версия какого-то кавказского следа, якобы Доку Умаров послал своих убийц. Я не исключаю такой возможности.

- Для чего он мог послать убийц? Чтобы дестабилизировать ситуацию в мусульманских регионах Поволжья?

- Дестабилизация в Татарстане - это очень важная задача для Доку Умарова. Хотя она ему не по зубам. Мне кажется, такую задачу могут ставить перед собой очень серьезные силы, для которых Доку Умаров или подобные ему - это всего лишь инструменты, оружие. Также делать Умарова крайним я бы тоже не стал. Я уже говорил, что рассматриваю этот теракт в одном ряду с терактами в Дамаске и Бургасе.

- Интересная параллель

В Дамаске, как вы знаете, было покушение на военное руководство Сирии, а в Бургасе неожиданно неизвестно кто взорвал автобус с мирными и никому не делавшими вреда израильскими туристами. Характерно, что израильтяне сразу стали показывать пальцем на Иран. Хезболла уже прокомментировала с хохотом эти обвинения, сказав, что с туристами не воюет. И в Дамаске то же самое. Я не верю ни в каких салафитов, которые могли бы уничтожить силовое руководство Сирии. Я считаю, что это действия спецслужб. Вполне допускаю, что Татарстан – это третья точка в этом зловещем замысле разжигания конфликта в исламском мире, Татарстан – часть России, но при этом он вполне благополучен.

- Какова технология разжигания этого конфликта?

- Технология такая: возникают некие локальные конфликтные ситуации, которые, как правило, связаны с деньгами и административными проблемами. В частности, власть в России упорно и тупо поддерживает определенных людей, делает их муфтиями-администраторами, потом называет их духовными лидерами и говорит, что им надо подчиняться. Их слово является главным. Что, конечно, абсурд, поскольку, как мы знаем, духовный лидер – это очень сложное понятие. Чтобы стать духовным лидером, нужно иметь учеников, написать ряды книг или по крайней мере иметь духовный авторитет, а не просто стать начальником, причем поставленным сверху. Так или иначе, есть какой-то конфликт, обычный для любого человеческого сообщества, где сразу несколько человек хотят быть начальниками: кто-то хочет контролировать деньги на хадж, кто-то не хочет, кому-то нравится, что говорят, кому-то нет. Дело при этом до убийства не доходит. Убийство, теракт – это акты политической дестабилизации – перевода обычного бюрократического конфликта в ситуацию политического противостояния с последующими репрессиями и созданием партизанских диверсионных отрядов, а также идеологического дискурса, оправдывающего как террор, так и антитеррор. Не важно, исламское это пространство или сугубо национальное. У меня вопрос: кому нужна дестабилизация Татарстана?

- Кому?

Конечно, внешним силам. Соответственно, речь идет о дестабилизации России. Я предлагаю всем экспертам исследовать связь между тремя взрывами, посмотреть, кто и что заявлял в связи с этими терактами, кто какие поспешные заявления делал. Те, кто предположил, что за взрывами в Бургасе стоит Иран, поторопились. Сразу выдали желаемое за действительное. Я понимаю, что хочется втянуть в войну Иран, у которого хорошие отношения с Россией. Неслучайно ведь иранские консульства есть только в двух городах России – Казани и Астрахани. Представляем себе, что в Татарстане под предлогом борьбы с салафизмом начинаются репрессии против исламской молодежи. В ходе этих репрессий люди, которые никакого отношения не имели ни к ваххабизму, ни к салафизму, естественно попадают в ситуацию войны, под контроль тех, кто уже имеет опыт в формировании жесткого идеологического дискурса. Возникает ситуация устойчивого конфликта. Салафиты, как мы знаем, враги шиитов, то есть враги Ирана. Таким образом, те, кто стоит за терактом в Татарстане, это мое предположение, могли просто преследовать задачу активизации репрессий против мусульманской молодежи. Это первый шаг.

- Какой второй шаг?

Ваххабизация этой молодежи – это второй шаг. Попадание этой молодежи под контроль структур типа умаровских – это третий шаг. Серьезное распространение антииранских настроений в этой среде – это четвертый шаг. На фоне сирийской войны, где шиитско-суннитское противостояние очевидно, мне кажется, этот сценарий вполне правдоподобный. Тогда появляется еще один очаг напряженности вокруг Ирана, который является очередной мишенью в большой политической игре. Создать не просто очаг напряженности, а конфликт. Причем развязать этот конфликт внутри исламского пространства, одновременно дестабилизировав Россию и самый важный на данный момент ее регион, который является лидером по военно-промышленному комплексу. Мне кажется, что именно такая задача стоит за этим терактом.

- Есть одна небольшая неувязка. Многие эксперты говорят, что теракт был совершен очень профессионально. Это якобы говорит о том, что работал кто-то, кто очень хорошо знает Казань, то есть кто-то из местных.

- Это как раз связующее звено, о котором я говорил. Профессионализм вчерашнего теракта в Казани настолько очевиден, что я исключаю возможность действия маргинальной террористической группы. Я уверен, что таким профессионализмом обладают только спецслужбы или криминальное сообщество. По крайней мере мой опыт говорит об этом. Среди радикальных террористов могут быть бывшие сотрудники спецслужб или армейских подразделений. Мы знали такие примеры. Но в целом синхронизация, организованность и сложность исполнения этого диверсионного акта говорят, что за ним стояли и те, кто хорошо знал Казань, и те, кто способен навести на цель киллеров, и те, кто осуществил сам теракт. Поэтому я считаю, что или криминал, или спецслужбы.

Есть такой термин «куклы». Это те, кто занимается подготовительной работой, после чего их отправляют на убой. Они могли быть представителями радикальной ваххабистской группировки, совершенно не понимающими, что и зачем делают. Таких «кукол», как правило, убивают, а после списывают на них все произошедшее.

- Что же произошло в татарстанском муфтияте?

- Вокруг татарстанского муфтията крутились огромные деньги. Скандалы были многочисленные. Я читал информацию о них, изучал процессы. Совершенно точно, что в Духовном управлении мусульман работают не ангелы в белых одеждах.

- Как вы думаете, после вчерашних событий стоит ожидать очередных смещений в силовых структурах Татарстана?

- Я не считаю, что руководство силовых структур виновато в произошедшем. Знаете, преступник ведь не ставит в известность полицию или ФСБ перед тем, как совершить тот же теракт.

Все зависит от того, кто стоит за этим терактом. Если за вчерашними событиями стоит радикальная группировка, то тогда в оперативной службе ФСБ России допустили серьезный просчет. Мне непонятно, как в такой среде у оперативников не может быть контроля. Они же по всей стране составляют бесконечные ваххабитские списки, в которые попадают сотни людей. Этим людям портят жизнь, ломают карьеру, запрещают учиться, прессуют их семьи. Чего-то из этого списка я не припомню людей, которые совершали теракты. А вот помимо этого списка какие-то теракты совершаются. То есть прессуются те, кто находится под подозрением в ваххабизме. А теракты совершают другие, находящиеся за пределами этих списков. Такая оперативная работа ни России, ни российскому народу нафиг не нужна. Вместо того, чтобы заниматься реальным криминалом, реальными убийцами и бандитами, некоторые силовые структуры в регионах создают видимые дела, получают за их раскрытие звездочки и погоны.

- Приведите пример таких дел

- Я не забуду набережночелнинское дело Ишмуратова, Гумерова и Шайхутдинова, которых обвинили во взрыве газовой трубы в жилом доме в двухстах метрах от здания ФСБ. Я подробно это дело знаю, потому что они в Москве жили, когда их оправдал первый суд присяжных. Странные террористы: живут в Москве, не скрываются, встречаются с журналистами и участвуют в пресс-конференциях и "круглых столах". Потом из Татарстана приехал ОМОН. С громкой помпой в присутствии журналистов их задержал. Второй суд присяжных, в составе которого были родственники сотрудников милиции, дал им жуткие сталинские сроки – около 12-15 лет. Такими делами силовики отчитываются. Фанис Шайхутдинов вообще не имел никакого отношения к произошедшему. Парни – бывшие узники Гуантанамо - собирали одежду для заключенных татарстанских зон. Их предупреждали: «Не делайте этого». Они не послушались. Потом произошел взрыв, задержание и сроки. Вот такими делами отчитываются органы.

- Вы были знакомы с Валиуллой Якуповым?

- Я знал его лично.

- Что вы ждете от Татарстана сейчас?

- Я надеюсь, что Татарстан и татарстанское руководство продолжит курс Минтимера Шаймиева, который в труднейшие годы сумел провести многонациональный народ через соблазны национальных или же религиозных конфликтов. Сегодня десятки, а может быть, сотни молодых мусульман Татарстана, взгляды которых отличаются от того, какими их хотят видеть муфтий и силовые структуры, объявлены врагами России. Это всячески способствует тому, чтобы Татарстан был превращен в некое подобие Кабардино-Балкарии, где силовики вместе с Духовным управлением в начале 2000-х своими руками создали террористическое подполье. Ищущие мусульмане, которые были категорически против террора, стали террористами. В итоге республика была поставлена на грань катастрофы. Я уверен, что Рустам Минниханов проявит мудрость, наследуемую от первого президента республики, и не будет впадать в крайности.

Автор: Алексей Сорокин

Комментарии 0