Политика

Есть такие планы - превратить Дагестан в горячую зону

Такая борьба с терроризмом делает его непобедимым?

Есть такие планы - превратить Дагестан в курортную зону. Места, конечно, здесь прекрасные, воздух восхитительный, вода изумительная. Одно плохо – информационное поле. «Предотвращен крупный теракт», «уничтожены два боевика», - новости как военные сводки. Идея бороться с терроризмом «курортным путем», конечно, не без изюминки. Поскольку безработица и нижайший уровень жизни нагревают ситуацию до критической. Но почему-то не верится, что из лесных братьев могут получиться официанты или метрдотели. И думается, к дагестанской зоне отдыха надо идти обычным путем – сначала очеловечить регион. И привнести в него – Закон.

За первые шесть месяцев текущего года в Дагестане был установлен рекорд: совершено около 7,5 тысяч преступлений. Все предыдущие цифры (немаленькие, кстати) были решительно превзойдены. Например, если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года, то преступность в республике увеличилась на 8%!

Руководитель Следственного комитета по Дагестану Алексей Саврулин, комментируя этот рекорд, «утешил» что он – не последний, и «тенденция к росту преступности, по всей видимости, будет продолжаться».

Если вы думаете, что на эту страшную цифру повлияли преступления террористической направленности (все-таки перманентная гражданская война идет в республике который год), то вынужден разочаровать. Рекордно – на 125,8% – увеличились коррупционные преступления.

Правда, и пресловутые «преступления террористической направленности» тоже увеличиваются.

Если борьба приносит прибыль, то она увлекает

Специалисты Следственного комитета отмечают, что члены НВФ стали более профессиональными: «Действия членов бандформирований организованы на достаточно высоком профессиональном уровне. Боевиками тщательно изучается тактика действий правоохранительных органов. На основе этого ими разрабатываются многоходовые пути и варианты развития событий, включая планирование засад-ловушек, в которые сотрудники правоохранительных органов нередко заманиваются при преследовании боевиков после первого этапа спланированного преступниками скоротечного боестолкновения».

А что можно сказать о профессионализме правоохранителей? На одном из заседаний МВД глава республики Дагестан Магомедсалам Магомедов спросил силовиков – а почему не справляетесь? Ему трудно было понять, почему 20 тысяч правоохранителей не могут справиться с 300 боевиками, бегающим по лесам.

Тут еще надо добавить, что к дагестанским силовикам прибавили около двух тысяч военных из Чечни. И все равно – не получается. Что же не так? Почему почти каждый день из республики, куда власти хотят привлечь туристов, идут горячие новости? Может быть потому, что рост профессионализма, который отмечается у боевиков, у силовиков наоборот падает? Или «бизнес-составляющая» борьбы с терроризмом не позволяет рубить сук, на котором сидишь?

Не знаю, как с профессионализмом, но то, что силовики в борьбе с терроризмом стали охотнее выходить за рамки закона – очевидно. Вот, например, недавняя «ликвидация предполагаемых членов НВФ» (операцию именно так и назвали в МВД) в Ленинкенте. Силовики заявили, что пытались остановить машину, но из нее начали стрелять, и именно «ответным огнем» были убиты все, находящиеся в авто.

Очевидцы же утверждают, что никто из машины не стрелял. И что их просто расстреляли силовики. Это не ответный огонь, а скорее безответственный.

Подобных спецопераций в Дагестане – две-три на неделе.

То есть уничтожают без суда и следствия. Даже «предполагаемых»…

А потом стандартное: «при попытке остановить автомобиль оказал вооруженное сопротивление», «ответным огнем убит», «предполагаемый боевик»…

Чуть позже – награды за отличную работу по защите общественного порядка. Невольно возникает вопрос – а кто тут боевик? Человек в лесу или в кабинете?

В такой борьбе духом не окрепнуть…

Есть еще одна беда в Дагестане – похищения людей. Это одна из самых страшных черт, приписываемых правозащитниками силовикам.

Если в прошлом году на территории республики было похищено 29 человек, то уже в середине этого года эта цифра достигла сорока шести. По словам сотрудника правозащитного центра «Мемориал» Елены Денисенко, многих похищенных потом находят в изоляторах временного содержания, РОВД. Обычно им вменяется обвинение в участии в незаконном вооруженном формировании, хранение оружия и т.п. Чаще всего таких «задержанных» отпускают. Но в статистике, в разделе «профилактике экстремизма», процент прибавляется.

Но после таких спецопераций остаются не только разрушенные дома и трупы. Но и разрушенное доверие народа к государству.

Зачем для улучшения своей статистики, разрушать государство? Бандитизм никогда не сможет очистить регион от терроризма или преступности.

Поэтому и люди стали думать, что битва силовиков и лесных, это просто конкурентная борьба…

Автор: Закир Магомедов

Комментарии 2