Общество

Ният (намерение). О его правильном и превратном понимании

Мы часто слышим от знакомых мусульман: «Главное — нийат (намерение)». Это высказывание почерпнуто из сунны Пророка (с) и само по себе верно. Другое дело, что в жизни люди часто настолько искажают его смысл, что умудряются списать на нийат любую свою небрежность в соблюдении исламских норм.

Нет халяльного кафе поблизости — главное нийат! Начинается все также с совершенно правомерного исламского принципа: дарура — вынужденная необходимость. Некоторые гости из стран Ближнего Востока рассуждают примерно так: мы же в неисламской Москве, посему давайте отведаем говяжий стейк в ближайшем «Стейк-хаузе». Нет, рыбные блюда не годятся, это для худеющих анорексичных блондинок — настоящий восточный мужчина ни дня не может помыслить без мяса, как та самая рыба не способна жить без воды. А на дороге набившие оскомину московские пробки. А выползти из своего большого уютного BMW и проехать пару станций на метро нет никаких моральных сил — на улице слякоть и противная соль, разъедающая дорогую кожу, из коей сшиты брендовые ботинки. А это уже, извините, исраф, сиречь трата денег попусту. А всякий мусульманин знает, что исраф — харам. И метро — вообще невыносимо опасная вещь.

Словом, поездка в халяльное кафе исключается. Говядина из «Стейк-хауза» — однозначно. Не свинина же. Это не главное, что мясо не халяльное. Главное — нийат питаться дозволенным мясом в случае, если из Первопрестольной вдруг исчезнут пробки, слякоть в зимнее время, скинхеды, футбольные фанаты, бабушки на лавочке, рассматривающие женщину в хиджабе в бинокль, бациллы и бомжи в метро, а также полиция, периодически проверяющая регистрацию и гражданство у этого господина с кристально чистыми намерениями.

Аналогичная история — с намазом и хиджабом. Ну негде в университете и в офисе совершать намаз. Там перманентно фыркающая бабка на вахте, камеры видеонаблюдения на рабочем месте, злобный шеф, ежедневно читающий антиисламские шедевры в Интернете, коллеги не поймут, на лестнице всюду пепел и густой дым от курева, из кафе раздаются вопли «Блестящих» и «Хрустящих», за соседним столом замечена поедающая ветчину сотрудница, которая однозначно коснулась грязной рукой дверной ручки, а потом помыла тарелку в офисном туалете... Словом, везде грязь, харам и слежка. Совершать омовение и намаз в этих условиях невозможно, а восполнять этот недостаток после окончания рабочего дня нет ни физических, ни душевных сил, да и смысла тоже нет — время-то уже истекло! Потому, иншаАллах, по нийату зачтется. Есть же нийат — начать читать намаз. На пенсии — так уж точно. Если спина и ноги сильно болеть не будут.

Да, действительно, жизнь мусульманина в неисламской стране, как правило, сопряжена со многими трудностями. Не всегда окружающие, а во многих странах и правящие круги, относятся к Исламу с симпатией (так, в ряде государств Европы официально запрещено носить хиджаб в школах и вузах). Не всегда поблизости есть место для намаза, часто возникают проблемы с халяльным питанием, работодатели категорически запрещают ношение хиджаба, а деньги необходимы просто для элементарного выживания. Все это так. Это — правда. Но это лишь часть правды.

Другая часть правды заключается в том, что если человек действительно движим искренним намерением (нийатом!) жить, повинуясь Аллаху, а не глупым правилам зачастую враждебного общества, Всевышний Аллах обязательно дарует ему возможность соблюдать Его законы. Отрицать этот важный нюанс — значит, сомневаться во всевластии Творца. «Ля хауля ва ля куввата илля биЛлях» — «Нет силы и мощи, кроме как у Аллаха».

В Священном Коране говорится: «Тому, кто боится Аллаха, Он дает выход [из положения], обеспечивает пропитанием, откуда тот и не ждет. Для того, кто уповает на Аллаха, достаточно Его [как покровителя]» (К, 65:2—3). По воле Аллаха все может измениться. Из ниоткуда» возникнет предложение устроиться на другую работу, внезапно поблизости найдется место для совершения намаза, или изменится график и появится время для посещения мечети. Ни одна проблема для Аллаха не является нерешаемой, и, тем самым, для искренне верующего в Аллаха человека ни одна стена не является непрошибаемой. К примеру, мусульмане Туниса до недавнего времени были крайне стеснены в том, чтобы соблюдать даже элементарные предписания Ислама, такие как ношение хиджаба или совершение пятничной молитвы. Однако в 2011 году их положение кардинальным образом улучшилось.

Роль нийата, намерения, осознанной воли к изменению собственной жизни во всех подобных ситуациях — первоочередная. Всевышний Аллах говорит в Коране: «Воистину, Аллах не меняет положения людей, пока они сами не изменят свои помыслы» (К, 13:11). Это означает — люди должны обрести стойкое намерение встать на путь всестороннего претворения в жизнь законов Ислама.

Важно, что это намерение должно быть искренним, потому что в случаях, описанных в начале статьи (достаточно типичных, прошу заметить!), ни о каком чистосердечном нийате речи нет. Это просто потакание примитивным позывам собственного нафса, сдобренное изрядной долей лени и слабости имана. Такой человек придумывает для себя многочисленные отговорки, порой жонглируя исламскими терминами безо всякого внимания к их подлинному значению. По сути, его истинное намерение — «прихалялить» собственные не дозволенные Исламом действия.

У человека, являющегося рабом своего нафса, парализована воля, в том числе — воля к искреннему поклонению Аллаху. А это — важнейшая составляющая нийата. Искренность нийата мусульманина измеряется его готовностью посвятить все свои дела и помыслы исключительно Аллаху: «Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, спросили о том, кто следует путем Аллаха: сражающийся [ради того, чтобы другие говорили о его] храбрости, сражающийся [под воздействием] ярости или сражающийся напоказ? Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: “На пути Аллаха [находится] сражающийся ради того, чтобы превыше всего было слово Аллаха”» (Бухари, Муслим).

Это та точка, где соприкасается философия Ислама и конкретные нормы исламского права (фикха). В исламском праве все действия подразделяются на две разновидности — ‘ибадат (поклонение) и му‘амалат (взаимодействие в социуме).

‘Ибадат включает в себя такие основополагающие предписания, как, к примеру, совершение намаза и соблюдение поста. Оба этих действия недействительны (батил) без соответствующего намерения, недаром, согласно всем учебникам по фикху, намаз начинается с нийата, а не с произнесения формулы: «Аллаху Акбар» (такбират ал-ихрам).

Важной составляющей намерения является искренность (ихлас). В хадисе сказано: «Поистине, дела [оцениваются] только по намерениям и, поистине, каждому человеку [достанется] только то, что он намеревался [обрести]. Так, совершивший переселение к Аллаху и посланнику Его переселится к Аллаху и посланнику Его, а переселявшийся ради чего-нибудь мирского или ради женщины, на которой он хотел жениться, переселится [лишь] к тому, к чему он переселялся» (Аль-Бухари, Муслим).

Если нийат молящегося не искренен, то есть он совершает намаз не ради приближения к Аллаху и исполнения Его предписания, а ради показухи, его молитва не имеет никакой ценности и значимости с точки зрения Ислама. К сожалению, во все времена в исламской умме было немало лицемеров, которые приходили в мечети и с нарочитым благоговением совершали красивые суджуды (земные поклоны) — все ради обретения авторитета в среде рядовых мусульман или ради поднятия политического рейтинга. Такой «намаз» в лучшем случае является оздоровительной гимнастикой и не может быть принят Всевышним Аллахом.

Намерение также является необходимой составляющей поста (саум). Без соответствующего нийата, то есть без сознательной готовности совершать пост, потому что Всевышний Аллах сделал его обязательным в месяц Рамадан, в отказе от еды и питья нет никакого смысла. Скажем, если некто постится просто потому что «все ведь постятся», или поскольку «есть такая полезная для здоровья традиция у нашего народа», или потому что «старшие так сказали», или из страха перед общественным порицанием, или же из желания похудеть либо «очистить организм от шлака», — такой пост не является постом в подлинном смысле слова. В ряде описанных случаев даже можно сказать, что такой человек де-факто поклоняется не Аллаху, но обществу и обычаям предков.

С правовой точки зрения нийат играет в соблюдении поста исключительно важную роль. Вплоть до того, что, согласно некоторым исламским мазхабам, само мысленное намерение прервать пост до наступления времени вечерней молитвы (магриб) равносильно его прерыванию в действительности, даже если человек не совершал ничего запрещенного в дневное время Рамадана: не пил, не ел, не вступал в интимную близость с женой. Пост в этот день считается нарушенным. И если у человека для этого не было серьезной причины (такой как резкое ухудшение здоровья и так далее), на него накладывается обязанность выплаты компенсации (каффара).

С другой стороны, если человек съел что-либо в дневное время Рамадана машинально, по забывчивости, — скажем, выпил воды чисто автоматически, проходя мимо кухни, и потом спохватился и понял свою ошибку, — его пост действителен, поскольку у этого человека не было осознанного намерения нарушать его.

В сфере му‘амалат нийат также важен — например, в таком деле, как развод. Если муж произнесет формулу развода шутки ради или в приступе сильного гнева (то есть в состоянии аффекта, когда человек не контролирует себя, свои слова и свои действия), тогда, согласно большинству школ, такой развод не будет иметь силы. Необходимо осознанное и трезво продуманное намерение развестись с женой, а в некоторых исламских правовых толках есть еще ряд дополнительных условий (присутствие двух справедливых свидетелей и так далее).

Нийат всегда принимается во внимание и при рассмотрении уголовных преступлений. С умышленным и непредумышленным убийством все относительно ясно — эти понятия фигурируют и в светском праве. Однако при рассмотрении дел о прелюбодеянии (зина) — которое не считается преступлением в немусульманских странах — также учитывается намерение.

Так, помимо таких понятий, как незаконные сексуальные отношения (зина) и легальный шариатский брак, есть еще термин «половая связь по ошибке». Например, мусульманин может прочитать формулу брака с женщиной, не зная, что она замужем, — ведь шариатский брак часто заключается в устной форме, и, таким образом, у этой женщины (скрывающей свое истинное семейное положение!) может и не быть документа о браке либо, тем более, обручального кольца. Разумеется, такой мужчина не подлежит шариатскому наказанию, поскольку его намерение было чистым и искренним — он хотел жениться, согласно законам Аллаха.

То же самое касается и заключения брака: важно намерение со стороны как жениха, так и невесты. Если девушку насильно выдали замуж против ее воли (что, к сожалению, является обычной практикой в некоторых регионах мусульманского мира), этот никях не может считаться действительным. Более того, некоторые правоведы в таком случае разрешают девушке уйти от такого мужа без развода — и женщинам, живущим в регионах, где распространены так называемые «похищения невест», полезно знать о наличии подобных фетв.

Все это происходит потому, что люди трактуют шариатские нормы и понятия по собственному усмотрению. Мы всегда должны помнить, что мы не можем толковать Коран и употребляемые в нем исламские термины так, как нам вздумается. Мы всегда должны опираться на наставления и пояснения самого Пророка (с) и следующих ему ученых, и для обычного мусульманина это будет самый правильный и самый лучший нийат.

Автор: Журнал "Мусульманка"

Комментарии 0