Общество

Коррупцию не трогать,бедных добивать

Борьба с коррупцией не получилась. Теперь будем бороться с бедностью

Президент России Владимир Путин на вчерашнем заседании Госсовета признал, что в нашей стране 18 миллионов человек живут за чертой бедности – это 13% населения РФ. Чтобы одолеть нищету и повысить производительность труда, Владимир Владимирович предложил перейти к, так называемому, «эффективному контракту» - привязать размер оклада работника к результатам его деятельности. А также пообещал модернизировать производство и решить жилищную проблему. WordYou.Ru опросил политологов, экономистов и журналистов - считают ли эти они меры реализуемыми, а главное – эффективными?

Акрам Муртазаев, писатель, лауреат премии «Золотое перо России».

- То, что Путин «признал» 18 миллионов, живущих за чертой бедности, уже делает его выдающимся политиком современности. Поскольку никто не знает, кто и как провел эту черту, и сколько за ней живет народа. Было бы вообще фантастикой, если бы Владимир Владимирович признал, что наш уровень жизни это для Европы уровень смерти.

Вообще, идея вытаскивать утопающих их собственными руками достаточно свежа. Но если более реально говорить об «эффективном контракте», то я бы напомнил, что по количеству чиновников РФ давно обогнала СССР, а по производительности труда – никак не догонит. Если в Советском союзе на одно рубящего было трое кряхтящих, то в демократической России усердно кряхтящих (за большие оклады, кстати) стало уже семь.

Мне бы хотелось, чтобы Путин признал и тот факт того, что в стране нет конкуренции. Ни в политике. Ни в экономике. А в такой ситуации черта бедности скоро совпадет с московской кольцевой дорогой.

И вот что странно – полезных ископаемых у нас немыслимое количество, народ талантлив, руководители – мудрые. А живем так, как будто все это – неправда.

Но, я думаю, есть шанс, что Путину все же удастся поднять с колен не только Россию, но и россиян. Сумел же он построить коммунизм в одном отдельно взятом кооперативе «Озеро», значит, сможет сделать это и в стране.

Борис Макаренко, председатель правления Центра политических технологий, преподаватель кафедры сравнительной политологии МГИМО:

- Меры, предложенные Путиным вербально абсолютно логичные, удивительно только, что перечень этих мер оказался таким коротким. Если помните, в предвыборных статьях говорилось о 25 миллионах высококвалифицированных технологичных рабочих мест. Сейчас эта цифра не была повторена…

Нельзя забывать, что у нас архаичный Трудовой кодекс, соответствующий реалиям первой половины 20 века. Его надо менять, о чем говорят специалисты. У нас большое количество бедных среди пенсионеров, но поднимать пенсии уже невозможно, потому что бремя социального налога и так давит бизнес. Значит, придется или повышать пенсионный возраст, или поднимать зарплату работающим. Но как? И как поднять производительность труда в 1,5 раза, о чем также говорил президент? И как государство намерено развивать малый бизнес, о чем тоже говорится постоянно? Путин уже 12 лет на вершинах власти, а с малым бизнесом дела обстоят все хуже.

Конечно, понятно, что нельзя объять необъятное, но беда в том, что на словах у нас все верно, а с реализацией – большие проблемы.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук:

- Это пока никакие не меры, а лишь разговоры, которых в стране у нас итак слишком много.  Будет шевелиться президент при выполнении этих слов или нет – неизвестно. Если вы помните, Путин давал много обещаний, которые в результате выполнены так и не были.

А что касается борьбы с нищетой, то есть сокращения количества людей с доходами ниже прожиточного минимума,  для этого не нужно придумывать всякие условные непонятные вещи вроде «эффективного контракта», поскольку на большинстве производств зарплата связана не с результатами труда, а с бюджетом, и некоторые результаты труда нельзя измерить.

Поэтому необходимо просто гарантировать людям прожиточный минимум, так же как его гарантировали пенсионерам, после долгих мытарств.
Если ввести то, что предлагает Путин, все равно у нас будет оставаться множество «бедных» – те же  студенты, неработающие матери, социальные и незащищенные люди, не получающие пенсию.

При этом давайте не будем забывать, что у нас сильно занижен прожиточный минимум, он сопоставим с тем, что получали немецкие военнопленные в советских лагерях в сентябре 41-го года. То есть, наша власть относится к народу еще хуже, чем когда-то относились к немецким военнопленным.

Прожиточный минимум должен быть реальным – для пенсионеров включать стоимость лекарств, безусловно, реальную стоимость жилищно-коммунальных услуг, а не заниженную и т.д.

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений, кандидат политических наук, социолог:

- Президент предлагает решать проблему социального масштаба с помощью каких-то мер микроменеджмента. Строго говоря, он предлагает наименее выгодные для рабочих варианты, потому, что все меры, связанные с переводом на индивидуальные контракты, на привязку зарплаты к производительности, –  ведут к снижению жизненного уровня.

На самом деле производительность труда от рабочих совершенно не зависит, она зависит исключительно от технологий и от менеджмента. И масштабы выработки тоже в большей степени зависят от организации труда. Весь смысл этих мер состоит в том, чтобы переложить ошибки менеджмента на рабочих. Поэтому их принимают в масштабах отдельных корпораций и к государству это не имеет никакого отношений .

А бедность – это социальная проблема, связанная с основными приоритетами экономической политики, со структурой экономики, даже со структурой общества. Если пустить средства на крупные инвестиционные программы, если госсредства тратить не на закупку вооружений за границей, которые в нашей стране не производится, а скажем на строительство дорог, модернизацию инфраструктуры и так далее, тогда проблему бедности не нужно будет решать. Потому что бедности не будет. А наше правительство хочет все улучшить радикальным образом, оставив все, как есть. А в итоге удивляются, что прошло уже столько лет, потрачено столько титанических экономических усилий, а ничего не изменилось.

В России большое количество бедных среди пенсионеров, но поднимать пенсии уже невозможно

 

Сергей Митрохин, председатель партии «Яблоко»:

- Предложение очень экзотическое и свидетельствует о том, что Путин не знает природу бедности в стране. А она заключается в том, что огромное количество прибавочного продукта присваивается паразитической элитой, которую он возглавляет.

Элите разрешено резко занижать цену труда, а разрешено как? Через трудовой кодекс, который фактически запрещает забастовки, запрещает деятельность реально независимых профсоюзов, то есть фактически запрещает трудящимся бороться за свои права, за повышение своей зарплаты.

Плюс прожиточный минимум в нашей стране, который рассчитан на набор таких продуктов, которые соответствует пайку немецкого военнопленного 1941 года. Но при этом минимальная оплата труда еще меньше этого прожиточного минимума. Государство официально разрешает платить людям такую зарплату, на которой человек не может прожить.

Вот причина бедности в нашей стране. Если вы примите нормальные законы, которые обяжут работодателя устанавливать человеческую плату, то таким вот образом вы решите проблему бедности. А что касается соответствия результата труда оплате, так это должен решать рынок, но рынок – регулируемый, на котором работодателю запрещено грабить наемного работника.

Автор: Юлия Ахмедова, Екатерина Трифонова, "Слово без границ"

Комментарии 0