Среда обитания

Игра низших сил. Почему разрушаются государства?

Пытаясь объяснить себе успехи и поражения обществ, мы можем ссылаться на природу и географию («юг», «север», «доступ к морю») или говорить о безличных силах («невидимая рука», «классы», «культура», «экология»). Можно построить разговор так, что каждое из объяснений будет убедительным: они живут в бедности, потому что у них нет ни полезных ископаемых, ни выхода к морю. Или: культура их такова, что они обречены бессильно наблюдать за тем, как их обманывают их собственные правители.

Но можно строить разговор и по-другому: делая ударение на человеческом действии, на осознанных решениях, результатом которых является бессилие общества. Одну из попыток вести разговор именно так предприняли экономисты Дарон Асемоглу и Джеймс Робинсон, в популярной форме изложившие свои научные работы последних лет (узнать об их новой книге можно здесь: whynationsfail.com).

Крушения государств, говорят авторы, могут представлять собой не мгновенные взрывы, а тихое разложение и дезинтеграцию. Механизмом разложения служат экстрактивные институты — такие правила игры, которые позволяют правящей группе извлекать максимум прибыли, не давая всем остальным вмешиваться в увлекательную дележку пирога.

«Институты, которые создают такие условия, — не чья-то ошибка, а вполне осознанный проект, — пишут Асемоглу и Робинсон. — Они служат интересам элиты, которая, торгуя ценными ресурсами, используя принудительный труд или защищая монополии, получает гигантский выигрыш за счет общества. Политические институты в таких странах также вполне осознанно подогнаны под цели удержания экономических преимуществ привилегированной группы».

У этого положения множество следствий. Например, обесценение талантов граждан или, если угодно, человеческого капитала, которому посвящена работа Владимира Мау (мы начали ее публикацию в этом номере). Еще одно следствие такое: у государства, где действуют экстрактивные правила игры, нет проблемы нехватки знаний для написания программы повышения благосостояния граждан. Наоборот, у правителя такой страны уже есть все нужные ему знания и программа у него тоже есть.

Это положение справедливо и в нашем российском случае. Ведь институты, которые в России действуют (а не существуют только на бумаге), — это институты экстрактивные, направленные на извлечение максимума доходов для элиты. А значит, реализуется вовсе не «стратегия-2020». Эта программа находится там же, где решения совета по правам человека, например, и другие советы уважаемых людей. Советовать «наверх» в такой ситуации бессмысленно. Лучше — «вниз» или никуда.

В действительности реализуется программа, которая вполне осознанно создает неравные условия игры. Это ее главная задача, остальное — следствия. Еще раз: это не какая-то высшая сила, например «культура» или «история», заставляет всех играть на кривом поле. Это вполне «низшая» сила: конкретные люди делают все своими руками. А значит, и переделать тоже могут люди.

Автор: Максим Трудолюбов, «Ведомости»

Комментарии 1