Их нравы

По ком звонит колокол?

15 декабря 2011г. ОМОН наводит порядок на площади у Киевского вокзала в Москве. фото из блога: drugoi.livejournal.com

О бытовых конфликтах с национальным оттенком, о попытках локальной фильтрации населения со стороны властей и о последующем комплексе «ущемленности».

Вроде были у нас и Кондопога, и Манежка и Ставрополь с Зеленокумском. Была еще добрая куча других городов России-матушки, и были межнациональные конфликты, возникшие на бытовой почве. Верещали новостные выпуски наших телеканалов, выливались за края интернет просторов информационные «молнии», и вроде ничем новым нас уже удивить было невозможно. Ан нет, удивили!

Так уж вышло, что отныне наши доблестные блюстители порядка решили не подавлять межнациональные демарши и разгребать их завалы, а просто напросто подавить очаг их возгорания. Вернее приструнить одну из сторон национального конфликта, проведя в ее рядах тотальную зачистку. Нападение (иначе и не скажешь) на студентов Государственной классической академии имени Маймонида и показательное задержание бизнесмена Адама Тарамова тому подтверждение.

Нет, конечно же, не хочется связывать два этих дела в одно единое слово «заговор», я просто хочу констатировать, что политика фильтрации так называемых «нежелательных элементов», появилась аккурат с появлением во главе МВД России Владимира Колокольцева. Быть может это просто совпадение, я не знаю. Быть может и нет вовсе никакой национальной установки. Но согласитесь, совпадение это выглядит довольно любопытным.

Причем вся эта ситуация смотрится еще более забавно, если вы уже смотрели короткометражный фильм Егора Кончаловского под названием «Москвичи». Для тех же, кто фильм не видел, кратко обрисую сюжет картины.

В лавку к чернокожему флористу Франклину, который является коренным москвичом, заявляются двое других коренных москвичей — один кавказец Юсуп, с отличным русским языком и брутальным золотым револьвером, второй Отец Иоанн, доктор богословия, а также глава Курьяновской ОПГ.

Первый приходит за лилиями для своей Изабеллы, а второй за ромашками для мамы. Прямо напротив прилавка между ними разгорается скандал, в ходе которого звучит любопытный диалог:

— Это наш город, — вполне логично заявляет одетый в черный костюм Отец Иоанн, которого, кстати, играет Иван Охлобыстин.

— Но вы не справились, — отвечает Юсуп, намекая на то, что власть то из рук охлобыстинской мафии уже уплыла.

— Но никогда не поздно все исправить… — С улыбкой отвечает Отец Иоанн, даже не подозревая о том, какую пророческую фразу он говорит.

Та зачистка, которая сейчас проводится в Москве, по сложившемуся впечатлению является результатом этого самого желания «все исправить». Навести в городе порядок, утвердить авторитет власти и самое главное показать «кто ту гость, а кто хозяин».

В случае с «плохишем» Адамом Тарамовым, такая позиция вполне оправдана, пускай и с некоторыми оговорками. Все-таки согласно расхожему мнению, миллионы честным путем не зарабатываются. Да и пистолеты Glock и SIG-Zauer со спиленными номерами какие-нибудь директора туристических фильм и детских садов не носят. Хотя даже в таком случае можно было бы задаться вопросом, а чеченским ли бизнесменом полон криминальный мир столицы? И почему показательная процессия была совершена именно над Тарамовым?

Но если в случае с Плохишем все еще можно подвести под какое-то логическое уголовное толкование, то вот карательная операция в общежитии академии имени Маймонида вызывает множество возмущенных вопросов. Чего добивались омоновцы? Если запугать студентов, то вряд ли у них это получилось. Чеченский мужчина устроен так, что чем больше ты воздействуешь на него с позиции силы, тем сильнее раззадориваешь. Возможно, именно в этом и кроется основная цель силовиков — спровоцировать горячих парней, вызвать у них желание мести, расплаты. Хотя…

Я не хочу вдаваться сейчас в расследование и декларирование фактов. Хочу просто подчеркнуть, что какими бы чуждыми друг для друга ни были ситуации с арестом Тарамова и штурмом общежития, эти два события являются звеньями одной цепи.

МВД взялось за наведение порядка в столице. Инициатива похвальная, но не разумная. Вернее неразумно ее исполнение. Когда пчел из насиженного улья пытаются выкурить дилетанты, все оборачивается боком для самих пасечников.

И мы сейчас совершенно не затрагиваем судебную систему, которая на пару с ОМОНом активно задействована в решении «кавказского вопроса». Политика двойных стандартов получила у нас вполне реальное применение. И первым результатом этой политики является то, что скептически настроенная по отношению к правоохранителям молодежь, начинает все больше культивировать в себе комплекс расовой ущемленности, которым в былые годы страдала добрая часть населения США.

Причем там это зашло так далеко, что любой афроамериканец мог убить пару человек, пытаться уйти от преследования полиции и не получить ни минуты тюремного срока, заявив о преследовании по расовым мотивам. Так было в случае с некогда известный футболистом О. Дж. Симпсоном в 1994 году.

Но если в случае с американским правосудием этот «комплекс ущемленности» дает результат, пускай и довольно абсурдный, то у нас дело обстоит с точностью да наоборот.

Однако не стоит все грести под одну гребенку. Нынче появляется новая тенденция, согласно которой даже если задержан человек, переехавший пару пешеходов — «это все, потому что он чеченец». Посажен за разбойное нападение на детский садик — «он кавказец, а нас любят». Любое серьезное и вполне заслуженное наказание, которого удостаивается выходец с Кавказа, выставляется как ущемление его гражданских прав на почве расовой и национальной нетерпимости. Хотя, казалось бы, что может быть яснее, заслужил — неси ответственность. Не подумайте, я не говорю о том, что Кавказ сегодня наигрывает свою угнетенную карту. Впрочем, если есть повод, почему бы это и не делать. Ведь стоит учитывать, что эта позиция является ответной мерой на беззаконие со стороны властей.

Одних сажают, под давлением мизерной части населения страны, других оправдывают, под предлогом самообороны. Одних такое положение вещей все больше отдаляет от реальности, а других развязывает и наделяет чувством безнаказанности. Прецеденты недозволенности одним (дело Мирзаева) и распущенности других уже появляются.

К последнему в частности относится случай вооруженного нападения на 30-летнего Абдулу Дангаева, которое произошло 1 июня в Москве возле подъезда жилого дома на Симоновском валу. Мужчина в тяжелом состоянии был доставлен в Склиф, а стрелявшие скрылись, будучи полностью уверенными в своей безнаказанности. И не удивлюсь, если все так и будет. Ведь индульгенция прописана только для одних, а колокол (пламенный салют министру внутренних дел) так и продолжает звенеть для других…

Пока только в Москве. Что ждет другие города страны — неизвестно. Посмотрим, по ком еще звонит колокол?

Автор: Мансур Вега

Комментарии 0