Общество

Бесправие. Похищения мусульман набирают обороты

Практика внесудебных похищений людей начала все больше проникать в российские города. При полном молчании СМИ, государства и правозащитников в российских городах продолжают пропадать мусульмане. Пропадают, в первую очередь, кавказцы – ингуши и дагестанцы. Масштабы этого чудовищного явления просто поражают. Для родственников пропавших – все это, как кошмарный сон. Что же за чудовище пожирает наших сыновей?

Эпидемия похищений

Информацию о пропавших не найти на страницах официальных изданий. Ее приходится, буквально, по крупицам собирать по блогам, оппозиционным сайтам. Вычитывать между строк в редких интервью правозащитников. Вот, к примеру, отрывок из интервью дагестанской правозащитницы Гульнары Рустамовой газете «Черновик»: «Буквально сегодня к нам в организацию поступило заявление от матери одного из похищенных в Москве, жителя Каспийска Мамаева Мирзы…И это уже ДЕСЯТЫЙ (!) дагестанец, похищенный за последние два месяца только в г. Москве».

Не пробегайте глазами этот отрывок. Перечитайте его еще раз. Правозащитница дает свидетельство того, что только в Москве за последние два месяца пропал уже ДЕСЯТЫЙ дагестанский мусульманин! И это уже не говоря о тех верующих, кто пропадает на самом Кавказе.

Что касается пропадающих в Москве ингушей, то ситуация с ними намного хуже. два года назад по всем СМИ прошла сенсационная информация о том, что пропавшего на тот момент ингуша Магомеда Хамхоева пытали в подмосоквной подпольной тюрьме в Серебряном Бору. Эта информация стала доступна общественности только потому, что Магомеду удалось бежать из своего плена.

Как писали в СМИ, в наручниках и раздетый он бежал несколько километров. Увидев патрульную машину, он рассказал все, что с ним произошло. По словам Хамхоева, он содержался в одном из особняков в Серебряном Бору почти трое суток. Все это время его избивали и угрожали убийством. В доме был труп человека. Как сообщил потерпевший, среди захвативших его людей есть сотрудники спецслужб.

Что касается ребят, пропавших в российских городах только осенью, то по оппозиционным кавказским сайтам ходит их список:

Мирза Мамаев (похищен 22 октября в Москве);
Гамзат Залов (похищен 22 октября в Москве);
Зелимхан Чибиев (исчез в ночь с 24 на 25 сентября в Москве);
Магомед Исрапилов (исчез в ночь с 24 на 25 сентября в Москве);
Джамал Магомедов (исчез в ночь с 24 на 25 сентября в Москве);
Акил Абдуллаев (исчез в ночь с 24 на 25 сентября в Москве);
Довар Асадов (исчез в ночь с 24 на 25 сентября в Москве);
Торшхоев Ибрахим (исчез 18 октября в Москве);
Умар Дзауров (исчез 27 октября из спецприемника для административно арестованных лиц при УВД по г. Ростов-на-Дону);
Хизир Даурбеков (исчез 27 октября после задержания сотрудниками правоохранительных органов по пути из Ингушетии в Москву на границе Воронежской области)

Один из случаев с пропавшим ингушом Алиханом Орцхановым является довольно показательным. Как сообщили СМИ, исчезнувший в Москве Орцханов вдруг «нашелся» в следственном изоляторе «Лефортово». Напомним, что Орцханов приехал в Москву для трудоустройства в начале октября сего года. 13 октября он устроился охранником на работу в строительную компанию. О его исчезновении стало известно 1 ноября, когда он ушел на обед и пропал. Его мобильный телефон был выключен.

Его брат Бекхан Орцханов, приехавший в Москву на поиски исчезнувшего, безрезультатно обращался в милицию, в больницы и морги. По официальным сводкам задержаний и происшествий Алихан Орцханов не проходил. Вечером 8 ноября на мобильный телефон Бекхана позвонил человек, представившийся следователем ФСБ, и сказал: «Ваш брат просил позвонить Вам и сообщить, что он находится здесь, то есть в следственном изоляторе "Лефортово».

9 ноября Бекхан встречался со следователем. Тот сообщил, что Алихан Орцханов проходит в качестве подозреваемого по уголовному делу, возбуждённому по ст. 208 ч. 2 (участие в незаконном вооруженном формировании) и ст. 222 ч. 3 (незаконный оборот оружия, совершенный организованной группой) Уголовного Кодекса РФ, и что в течение месяца ему предъявят обвинение в совершении преступлений на территории Ингушетии и Северной Осетии.

По словам следователя, Алихан был задержан 3 ноября. На вопрос, где в таком случае он находился два предыдущих дня, сотрудник ФСБ заявил, что это ему неизвестно. По словам следователя, задержанному был предоставлен адвокат и вскоре после задержания Алихан Орцханов начал давать признательные показания. Отвечая на вопрос Бекхана, почему родным не сообщили о задержании Алихана раньше, сотрудник ФСБ сослался на "интересы следствия".

Где презумпция невиновности?

В этом кроется секрет молчания официальных СМИ и духовных лидеров мусульман в лице муфтиев по каждому случаю похищения. Те, кто похищает молодых кавказцев, смогли внушить СМИ и общественности, что «у нас люди просто так не пропадают» и «просто так не задерживаются». Якобы, за каждым похищенным есть какие-то «темные дела» или связи с боевиками…

Мы этого не можем ни отрицать, ни опровергнуть. Не станем лукавить, действительно, некоторые кавказские ребят симпатизируют боевикам. Но на каждого симпатизирующего есть Конституция и Уголовный Кодекс, согласно которым каждому гражданину России, в каком бы преступлении он ни подозревался, гарантируются от рождения определенные права и правовые принципы.

Одним из таких фундаментальных принципов является презумпция невиновности – каждый человек считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке. Но в отношении кавказских мусульман этот принцип не действует вообще. Как будто это не граждане России, а солдаты вражеской армии, которых, как на войне можно похищать, пытать и убивать без суда и следствия.

В данном случае, как отмечают эксперты, логично предположить, что спецслужбы, начали действовать в российских городах по отработанной на Северном Кавказе схеме: похищение, «работа» с похищенным в первые дни, предполагающая различные методы получения признаний, после чего тот готов к «явке с повинной», и лишь затем – оформление «официального задержания», предоставление «дежурного» адвоката, оформление признательных показаний….

Бизнес на крови

Глупо предполагать, что российских же граждан на территории России в столь массовом количестве похищает МОССАД, ЦРУ или сами боевики. Если бы это было так, что шуму было бы – не оберешься. Молчание же СМИ, правоохранительных органов, официальных политических и духовных лидеров говорит о том, что «есть о чем и о ком молчать».

Государство, безусловно, обязано вести жёсткую борьбу с террористами и незаконными вооружёнными формированиями. Однако эта борьба должна осуществляться строго в рамках закона. Казалось бы, весь опыт одиннадцати лет «контртеррористической операции» на Северном Кавказе доказывает, что похищения и незаконные задержания людей, существование секретных тюрем, пытки, насильственные "исчезновения", внесудебные казни отторгают общество от власти и лишь способствуют расширению базы поддержки террористического подполья.

Приведем лишь некоторые, ставшие известными, факты:

1) Применение пыток в отношении имама мечети Кисловодска Назби Аджиев, задержанного по подозрению в соучастии убийства заместителя муфтия Карачаево-Черкесии Исмаила Бостанова;
2) Противоправные действия сотрудников правоохранительных органов в отношении заместителя имама мечети г.Нижневартовск Вагифа Нурбаева. Напомним, что в московском аэропорту ему подкинули героин и осудили на 3,5 года;
3) Убийство доктора исламских наук Муртазали Магомедова в Дагестане;
4) Покушение на убийство путем подрыва автомобиля имама мечети селения Насыр-корт в Ингушетии Хамзата Чумакова. Имам лишился ноги.
5) Противоправные действия сотрудников правоохранительных органов в отношении управделами соборной мечети Читы Мусы Камурзоева. Ему подкинули гранату и осудили на 3 года.
6) Циничное убийство имама мечети в Новом Уренгое Исамутдина Акбарова;
7) Убийство имама мечети г. Хасавюрт в Дагестане Басира Салахгереева...

Вполне очевидно, что во властных и силовых структурах много лет действуют различные группировки, для которых борьба с терроризмом и экстремизмом превратилась в бизнес. Ежегодно из федерального бюджета выделяются миллиарды рублей для борьбы с террором. И каждый раз, когда огонь начинает угасать, происходит масштабный теракт, который вновь вызывает волну насилия и ксенофобии.

Молчание

Как мусульмане, в этой ситуации мы предъявляем справедливые требования нашим духовным и общественным лидерам – муфтиям, депутатам и политикам. Когда на ваших глазах творится такое беззаконие, почему вы молчите и попустительствуете этому? Если страх заставляет вас молчать по поводу защиты прав мусульман, так поднимите свой голос хотя бы в защиту российской Конституции!

Все эти противоправные действия в отношении граждан РФ исповедующих ислам, ведут к межнациональному и межконфессиональному напряжению, конфликтам, подрыву основ государственного строя, сепаратизму и распаду Российского государства. Если правоохранительные органы в борьбе с явными и мнимыми угрозами сами не придерживаются закона, о каком законопослушании остальной части общества можно говорить?!

Использование незаконных методов ставит под сомнение результаты "расследований" и открывает широкие возможности для фальсификаций уголовных дел. В результате, "признательные показания", полученные под незаконным давлением, в суде часто становятся единственным "доказательством" вины подсудимого.

Такая практика опасна не только тем, что осуждают невиновных людей, но и тем, что настоящие террористы остаются на свободе и продолжают совершать преступления, а заведомо ложная информация получает официальный статус. Всё это делает борьбу с терроризмом неэффективной…

Но отсутствие реакции власти на эти преступления, дружное молчание муфтиев и депутатов подводит нас к выводу о том, что в стране идет целенаправленная работа по подрыву устоев государства и развалу России. И мусульмане в этом чудовищном процессе выбраны на роль первой жертвы врагов единства нашей страны, законности, прав и свобод человека, мира и согласия между народами Росиии…

Автор: Али Хасанов

Комментарии 0